Тексты после октября 2006г

Тексты после октября 2006г.

Газета «Известия» (от 23.11.06) обозвала осужденного радикального журналиста провокатором, а правозащитников обвинила в его защите.

20.11.2006 г. Бутырский нарсуд г.Москвы осудил журналиста Бориса Стомахина на 5 лет лишения свободы за публикацию в интернете и своем самодельном бюллетене «Радикальная политика»«призывов к экстремизму, к религиозной ненависти» (в поддержку намерения чеченских шахидов уничтожать русских). На своей пресс-конференции некоторые политики и правозащитники квалифицировали этот приговор, как фактическую отмену конституционного права на свободу печати, привлекая внимание журналистов именно к этому моменту. Ведь их коллегу осудили на 5 лет колонии лишь за тексты с изложением своих, пусть крайних и неприятных взглядов. Им следовало бы помнить покаяние немецкого пастора, пережившего «гитлеровскую мочиловку»:«Сначала они пришли за коммунистами, но я никогда не был коммунистом, потом за евреями…за католиками ...Когда они пришли за мною, уже не было никого, кто бы смог заступиться за меня…» Но и прошлые, и нынешние предупреждения остались для наших журналистов втуне. Статья в «Известиях» об этой пресс-конференции была озаглавлена «За провокатора вступились правозащитники». Ей вслед свое мнение высказал печально известный обозреватель Максим Соколов следующим пассажем: «Можно спорить о том, гуманно ли сажать убогого на пять лет и не лучше ли лечить его в клинике неврозов, -возможно, лучше,…», сразу обнажив уровень собственной убо…, но, скажем мягче, «богооставленности».

Интересно, на сколько бы тюремных лет засудил он, например, Л.Н.Толстого, участника кавказской войны и автора таких широко известных и цитируемых не только Стомахиным строк: «Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это было непризнание этих русских собак людьми. И такое было отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ., что желание истребления их как желание истребления крыс, ядовитых пауков, было также естественно, как чувство самосохранения». А вот строки другого военного свидетеля – поручика Лермонтова: «Как хищный зверь в смиренную обитель
Врывается штыками победитель;/
Он убивает старцев и детей; невинных дев и юных матерей
Ласкает он кровавою рукою;/
но жены гор не с женскою душою:
За поцелуем вслед звучит кинжал-
отпрянул русский, захрипел и пал.
«Отмсти, товарищ!» И в одно мгновенье
Достойное за смерть убийце мщенье.
Простая сакля, веселя их взор,
- Горит - черкесской вольности костер».

А чем как не русофобией можно посчитать слова Чернышевского: «Нация рабов, сверху донизу все рабы!» Или прощальные строки того же Лермонтова: «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, покорный им народ…». А возьмите уже наше время, фильм Г.Панфилова «В кругу первом», тот в нем момент, когда дворник Спиридон молит в своем видении американского летчика, как Бога: «Если сможешь, брось на нас всех атомную бомбу, избавь разом» И это молит задушевный герой А.И.Солженицына, нашего несомненного пророка. А сколько было страшных молений о своем заблудшем народе еще в стародавние библейские времена! И что же нам делать без таких обвинительных в адрес своего народа строк? Посадить авторов? А если уже нельзя, то запретить печать и чтение? В какое же быдло мы тогда превратимся из Соколовых и Леонтьевых?. На такое даже нынешний президент, наверное, не решится…

От коллег по цеху Стомахин получил даже не сочувствие , а дополнительное и заведомо ложное обвинение в провокаторстве (ведь органы провокаторам платят, а не сажают). Так и получается, что реальное сочувствие и заступничество Стомахин может сегодня получить лишь от своих же идейных противников –отвергающих насильственные методы правозащитников, которых он много лет ругал за «трусость», получая в ответ заслуженную отповедь собственному экстремизму. Почему ?

Правозащитница Е.Санникова объяснилась просто: «Мне лично тексты Стомахина неприятны. Но когда ему дали 5 лет, я решила, что надо бороться за этого человека. Ибо со словом можно бороться только словом». Этим она лишь пересказала слова старого Вольтера: «Ненавижу Ваши взгляды, но готов умереть за Ваше право безбоязненно их высказывать», и невольно напомнила всем нам главное требование советских диссидентов о свободе распространении идей и информации, за которое она сама отдала часть жизни в советском лагере. Другая правозащитница, Е.Батенькова - один из лидеров многолетнего пикета против преступной войны в Чечне, участником которого бывал и Стомахин, рассказала об идейной борьбе с экстремизмом Стомахина, когда он на пикете против нашего согласия пытался распространить свои экстремистские, часто оскорбительные материалы, но натыкаясь на нашу критику и неприятие, он был вынужден корректировать или даже прекращать такие действия.

Мы порицали и осуждали многое в его издании, но никогда не считали необходимым применение к нему уголовных санкций, тем более, в виде лишения свободы .И надо признать, что иной раз и мы, его критики, были вынуждены признать правоту его некоторых обидных для русского национального чувства материалов. В их безоглядно смелой критичности была и немалая польза для страны в целом, для ее федерального будущего. И хотя по молодости он не мог признать себя в чем-то неправым, но критику терпел и в чем-то учитывал. Так, он перепечатал в своем бюллетене мой очень критический к его взглядам отзыв, хотя и обозвал его «Письмо жалкого труса»… Но перепечатал же, а когда мы потребовали, чтобы на нашем пикете его бюллетень больше не распространялся, он этому требованию цивилизованно подчинился. Я убежден, что только свободной критикой на пикете мы влияли на него, противостояли экстремизму общественных настроений вопреки нынешним действиям властей, провоцируюших терроризм. В трудном общении менялись не только мы, но и тон критических материалов в стомахинском бюллетене В них все больше места находила не безоглядная поддержка и восхваление «героев-террористов» Радуева, Басаева и других, а трагические истории подавления и уничтожения исконных народов Российской империи – И этим открывался гигантский, плохо известный нам пласт истории, в которой России еще предстоит долго разбираться, прежде чем из кровавой тюрьмы народов она действительно сможет прорасти в свободную Федерацию, часть свободной Европы. И вот эту гигантскую задачу очищения России от ее имперского морока начинал выполнять взрослеющий Стомахин. Ныне он засажен за детские грехи в гибельную для него тюрьму и потому конструктивная работа с его участием, наверное, будет надолго свернута. С арестом и осуждением на многолетнее заключение Б.Стомахин насильно переведен в разряд политзаключенных и мучеников экстремизма. Тем самым нынешние власти делают все возможное для его героизации и способствуют распространению экстремистских настроений в обществе, что в конечном счете ведет страну к гибели.

В.В.Сокирко 24.11.2006г.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.