В. Василевская. О самоопределении наций link type="text/css" rel="stylesheet" media="all" href="../modules/m.css" />

В. Василевская

О самоопределении наций

Есть противники чеченской войны, "зачисток" и массовых расправ над мирным населением, которые, однако, не признают идеи чеченской независимости, не признают по соображениям принципиальным, исходя из своего понимания прав человека и своего видения ситуации в мире. Поэтому они против референдума, провозглашенного в резолюции правозащитного съезда по Чечне одним из шагов по разрешению чеченского конфликта. На практике это, как мне кажется, сильно ослабляет действенность их антивоенной позиции.

Вот, например, что говорил известный правозащитник Борис Альтшулер на своем выступлении в Нижнем Новгороде 23 мая 2001 г.: «Исполнительный директор Фонда Сахарова Юрий Вадимович Самодуров, говоря о трагедии Чечни, сделал упор на возможность её самоопределения, ссылаясь при этом на слова "Республика имеет право выхода из Союза" из написанного Сахаровым в 1989 году проекта "Конституции Союза советских республик Европы и Азии". Юрий Самодуров добавил, что в резолюции по Чечне недавнего (январь 2001г.) Чрезвычайного правозащитного Съезда есть абзац, в котором говорится о необходимости проведения референдума по будущему статусу Чеченской Республики. Сообщаю, что я являюсь тем самым делегатом Чрезвычайного Съезда правозащитников, который на пленарном заседании Съезда поставил на голосование вопрос об исключении указанного абзаца из резолюции Съезда по Чечне, при том, что все другие части этой резолюции - о терроре федеральных сил в отношении мирного населения и т.п. я всей душой поддерживаю... Моя поправка не прошла, но с удовольствием информирую, что женщины из Союза Комитетов солдатских матерей России потом меня за эту инициативу очень благодарили. Тут моя позиция также совпадает с позицией Сергея Адамовича Ковалёва, который в своей юбилейной речи на собрании, посвященном его 70-летию весной 2000 года, высказался более чем определенно: "...Я уверен, что "право народов на самоопределение" - изобретение дьявола..." ("Новое время", март 2000 г.). Так что, видите, здесь есть разные мнения».

Такая позиция представляется мне несостоятельной и я попытаюсь ее оспорить, разобрав некоторые аргументы, которыми ее подкрепляют, начиная с общих возражений против "принципа самоопределения" и кончая конкретным случаем Чечни.

Противники права на самоопределение рассуждают примерно так:

"Право наций на самоопределение" противоречит правам человека как индивидуальной личности, которые для правозащитников всегда должны быть на первом плане. Оно не должно быть каким-то абсолютом, священной коровой, которой приносятся в жертву человеческие судьбы"

И далее:

"Национальное государство - устарелый идеал, который исчерпал себя уже в 19 веке. Эпоха построения национальных государств закончилась. Сейчас на повестке дня - ограничение национального суверенитетаидет построение наднациональнымих и надгосударственнымих институтамиов, образец которых - Европейский Союз. Нации сейчас должны объединяться, а не разъединяться!"

К этому еще добавляется часто:

"Государств и так слишком много. И зачем вообще народу свое государство? Достаточно национально-культурной автономии."

Принципиальные аргументы против самоопределения наций, как правило, показывают полное непонимание, что такое принцип самоопределения народов и для чего он нужен.

Аргументация против "принципа самоопределения" ведется так, как будто нации, их стремление к независимости и притязания на национальные территории были изобретены зловредными идеологами, выдумавшими "право на самоопределение". Если бы нам пришлось заново создавать мир, мы бы пожалуй создали его совсем иначе! Рассуждения при этом ведутся так, как если бы мы заново творили мир и при этом прикидывали бы - как лучше? СоздаватьСотворять ли нации? Лучше, пожалуй, не надо, пусть все будут просто люди, без национальных различий. Если нации уже есть, нужны ли для них отдельные территории? Не стоит, пусть будет просто национальное равноправие. Ах, они хотят сохранить культурное своеобразие? Ну, сделаем для них национально-культурную автономию, пусть себе там собираются в клубах и попляшут там разные национальные танцы, попоют что-нибудь на своей тарабарщине.

Но нации уже есть! Они не созданы "принципом самоопределения народов". И национальные территории и стремление к самоопределению на этих территориях не созданы честолюбивыми политиканами. Если демагоги наваривают на этом стремлении политический капитал, то это и значит, что люди хотят слышать именно то, к чему призывают эти демагоги. И раз такое явление существует, то встает вопрос: как с ним быть? По большому счету есть только два ответа на этот вопрос: запрещать или разрешать, правда, с множеством промежуточных решений, но все они располагаются между этими двумя полюсами.

"Принцип свободного самоопределения наций" - это правовая норма, не создающая национальных конфликтов, но устанавливающая ту основу, на которую должно опираться их разрешение. как раз и устанавливает ту общую основу, на которую должны опираться частные решения этих вопросов.

Дело здесь обстоит так же, как и с разводом. Зачем нужно право на развод? Разве это хорошо - разрушать семью? Нет, нехорошо. Но иИз этого однако не следует, что жену или мужа можно силой принуждать оставаться в браке, который стал для них нежелателен, а иногда просто невыносим. Они имеют право уйти из семьи и основать при желании другую. Отрицать "право свободного самоопределения" значит провозглашать "крепостное право". По существу противники самоопределения так и делают. Высказываясь против референдума о статусе Чечни, они тем самым провозглашают, что судьба Чечни должна решаться без участия ее народа.. Церковные противники разрешения на развод обосновывали свою позицию тем, что браки совершаются на небесах. Может быть, противники референдума о чеченской независимости думают, что и государства (в частности Российское) тоже строились на небесах?

"Да, но это все о правах людей. Вы совершенно напрасно переносите понятия о правах человека на народы. У народов нет никаких прав, потому что народ - не субъект права. Народов собственно говоря вообще нет. Есть отдельные люди"

. Ну, что на это возразитьшь? Люди в упор смотрят на явление, которое у них прямо перед глазами, и говорят "Не вижу". Замечу только, что такой позиции придерживаются обычно по отношению к " другим". народам. К своему тоже - когда надо отпереться от коллективно совершенных преступлений. Но когда речь заходит о "нашей Родине" (здесь она уже не именуетсяназывается "национальной территорией"), "нашей великой культуре" о "наших замечательных традициях, которые должны быть переданы следующим поколениям" о "нашей неправильно понимаемой истории" то позволительно спросить у этих людей: чья же это культура, традиции и история, если не народа?

"Народы суть существа нравственные, как и люди. Они воспитываются веками, как люди годами" - писал великий русский мыслитель Чаадаев. в первом из своих Философических писем.

Но даже если забыть, что народ (так же, как и семья) это коллективная личность и права этой коллективной личности - отнюдь не бессмыслица, "право на самоопределение" не противоречит "правам человека" а является их важной составной частью. "Человек имеет право" жить на своей Родине, среди своего народа, строя вместе с этим народом его культуру и историю.

Нам говорят, что стремление народов создавать свои государства устарело. Да оно устарело - для тех, кто их уже построил! И даже в Европе этот процесс еще далеко не завершен. Бельгия уже стала по сутиществу конфедерацией. Шотландия получила собственный парламент. Каталония расширяет свою автономию.. На Корсике существует сильное движение за независимость. Разумеется, официальные французские источники честят его деятелей бандитамиразбойниками - так же, как наши власти чеченских боевиков (точно так же гитлеровцы обзывали белорусских и польских партизан, в свое время так же время австрийцы говорили о Гарибальди и англичане - о Жанне Д"Арк). Эпоха создания новых национальных государств отнюдь не закончилась - наоборот, процесс идет все ускоряющимся темпом, набирая новую силу. А как это соотносится с объединением Европы? Да, так и соотносится. Оба процесса протекают одновременно.. И никакогочем они не противоречияат здесь нетдруг другу. Отделяющиеся части бывших крупных государств (например части бывшей Югославии) вливаются в единую надгосударственную Европу, как Ирландия (бывшая часть Соединенного КоролевстваВеликобритании) вошла в Европейский Союз. Собственно говоря, вся новая история Европы это история создания национальных государств. Без этого и объединение Европы было бы невозможно. И если, как говорит Сергей Ковалев "национальное самоопределение - это изобретение дьявола", значит, вся новая европейская цивилизация создана дьяволом.

"Значит вы за разбойников из ЭТА, из ИРА, за сепаратистов-террористов?"

Нет, я против них. Я как раз за то, чтобы такие вопросы решались мирно, на твердой правовой основе - в частности путем референдума.

"Но в Швейцарии мирно уживаются четыре народа и не думают о самоопределении"

. Вот и прекрасно. Но это и значит, что они свободно самоопределились как части Швейцарской Конфедерации. Наши оппоненты постоянно забывают, что "право на отделение" не означает ни желательности отделения, ни, тем более, его обязательности. А кстати, почему это в Швейцарии народыони так хорошо уживаются? Не потому ли, что онаШвейцария с самого начала создавалась как свободный союз равноправных кантонов? А квебекские французы, в свое время покоренные, всячески унижаемые и подвергавшиеся насильственной ассимиляции, обнаруживают заметное стремление отделиться, несмотря на экономические невыгоды и несмотря на то, что имеют сейчас очень солидную автономию. Насилие над собой народ не скоро забывает!

Наши оппоненты считают себя передовыми людьми. Они за объединение наций. Но какое объединение? Отрицание права на самоопределение означает, что объединение будет насильственное, имперское. А это уводит нас далеко в глубь веков к империям Ассаргадона, Александра Македонского, древнему Риму и т.п. По сравнению с этим создание национальных государств было великим шагом вперед, огромным прогрессом. Ведь государства как институт гораздо древнее наций и первоначально никак с ними были не связаны. Попытка приспособить их к национальным потребностям означала одушевление голого бездушного аппарата насилия, превращение его во что-то вроде одежды на живом теле национальной общности. Так что эти люди не зовут нас вперед ко всемирному объединению, как думают они сами, а просто пытаются отстаивать глубоко архаические институты. Запрет чеченцам отделяться не усиливает международный правовой порядок, он продлевает власть азиатской деспотии, какой до сих пор является Российское государство, над подвластными ей народами.

"А как же объединение?"

. А объединение - это следующий шаг. И оно не будет уже государством, а "новым мировым порядком". И чтобы не тянуть нас назад, оно может быть только строго добровольным и равноправным, и совершаться на основе признания примата прав человека. Попытку такого рода - правда еще очень несовершенную - мы и видим в Европейском Союзе.

"Но государств и так слишком много. Незачем строить новые"

. Нет, их слишком мало - и они слишком крупные. Маленькое государство лучше приспособлено для отдельного человека, в нем он может чувствовать себя не щепкой, не винтиком, а членом большой, но обозримой семьи, больше его возможности влиять на жизнь целого, одним словом, в маленьком государстве, вообще говоря, человек полнее самоосуществляется.

"Это в Ливии-то он полнее самоосуществляется, чем в Штатах, например?"

Ну, разумеется государственный строй и цивилизационный уровень важнее размеров. Но самое главное - минимизация насилия - достигается принципом добровольности. Так что пусть государство будет большим или маленьким, но пусть оно будет основано на добровольном союзе составляющих его членов, будь то люди, области или нации.

"Это непрактичная утопия"

. Отмена рабства тоже когда-то была непрактичной утопией. И как можно называть непрактичной идею, которая уже работает и приносит плоды на наших глазах? От отделения Норвегии от Швеции в 1905 году до отделения Словакии от Чехии в 1991.

"Народов гораздо больше, чем государств и многие из них просто не могут обрести собственное государство, да оно им и не нужно. Для сохранения этнической самобытности достаточно национально-культурной автономии"

. Но кто же, как не сам народ может судить о том, нужно ему государство или не нужно. Если оно ему не нужно, он и проголосует против независимости. Таких случаев предостаточно. В Пуэрто-Рико например трижды в нашем веке проводился референдум об отделении от США- и каждый раз большинство было против. А насчет того, что не все смогут, то в современном мире не всем, например, можно обеспечить полноценное медицинское обслуживание. Это не резон отказывать в праве на него для всех.

Между национально-культурной автономией (которая изобретена собственно для национальных меньшинств, "не имеющих своей территории") и полной независимостью существует множество промежуточных ступеней, многие из которых уже опробованы в международной практике. Конфедерации, британские доминионы, самоуправляемые территории, свободно ассоциированные государства, государства-спутники (вроде Лесото), автономии самых различных степеней. Вполне возможно, что одно из этих промежуточных решений подойдет и для Чечни. Но любое такое решение должно быть проведено через референдум, иначе оно будет нелегитимно.

"Разрешение на отделение приведет к террору честолюбивых экстремистов, которые попытаются силой навязать свой проект отделения тем, кто этого не хочет, будут фальсифицировать результаты референдумов и т.п."

. Вот сейчас такой террор и свирепствует в стране басков, в Ольстере, на Корсике. Ни Испания, ни Великобритания, ни Франция не признают права на отделение. Террору экстремистов это ничуть не мешает. Скорее, наоборот. Запрет мирной агитации за отделение толкает его сторонников к террору, создает у них ложное убеждение, что если бы не этот запрет, все общество было бы за них. Здесь, как и всюду, дефицит права порождает насилие. И в Квебеке когда-то свирепствовал террор со стороны сепаратистов. Сейчас вопрос об отделении Квебека поставлен в порядок дня, сепаратисты там у власти - и никакого террора!

И у кого больше возможностей прибегать к запугиванию и фальсификациям - у сепаратистов или у центрального правительства? Ответ ясен. Вот это мы и видели в Восточном Тиморе, например, да и в Чечне тоже при выборах Ельцина на второй срок, когда Чечня

"выбрала"

Ельцина подавляющим большинством голосов! Вообще возможные фальсификации не аргумент ни против выборов, ни против референдума. Если был террор и фальсификации - значит не было референдума, вот и все.

"Раздел государства по национальному признаку порождает нескончаемые споры о территориях и практически неразрешимые вопросы насчет смешанного населения. Лучше уж пусть остается как есть"

. Вот так же и при разводе, при разделе имущества - сколько споров, какие тяжбы из-за имущества, из-за квартиры! Но предотвращать их запретом развода - это значит лечить головную боль гильотиной. В свое время коммунисты тоже пытались разом покончить со всеми раздорами из-за собственности, просто лишив всех своих подданных всякой собственности. Ну и как, лучше стало? Ведь "портит людей не собственность, а ее отсутствие". Лишать людей права на Родину из-за того, что при его осуществлении возникают споры, все равно, что лишить их права на собственность или на секс. Ведь и то, и другое - неиссякаемый источник человеческих драм. Можно и нужно стремиться разрешать эти драмы мирно, правовым путем, а не прятать голову в песок, заявляя, что "секса (или сепаратизма) у нас нет".

"Национальное государство - это государство моноэтническое. В современном открытом обществе построить такое государство невозможно, а стремление к этому реакционному идеалу приводит к кровавым войнам и этническим чисткам"

. Да, откройте глаза! Кто затевает войны и этнические чистки? Вот Чечня, вот Югославия, вот Восточный Тимор, вот Эфиопия с Эритреей, вот Китай с Тибетом и Восточным Туркестаном, вот Турция с Курдистаном, вот Шри-Ланка с тамилами. Вот - делоа прошлыеое - Рим с Карфагеном, Англия с Ирландией и Россия с Польшей. Вот товарищ Сталин с наказанными народами. Вот генерал Ермолов, покоритель Кавказа, который по словувыражению Пушкина "губил, ничтожил племена". Повсюду мы видим, как имперская власть либо захватывает новые территории, либо защищает прежние приобретения - войнами и этническими чистками. Не на алтарь права на самоопределение возлагаются кКровавые жертвыприносятся не на алтарь права на самоопределение, они а приносятся идолу "целостности государства".

"И все-таки все это возникает из-за того, что они хотели отделиться. Не отделялись бы и не было бы крови"

. А это ужемне напоминает фразу из Чапека:

Над павшим врагом

Это он началвиноват. Не вздумай он защищаться, все было бы спокойно.

На самом деле стремление отделиться часто возникает именно как реакция на превентивные действия центральной власти, считающей, что ей угрожает само существование разных наций внутри государства. Так было, например, в Югославии, когда приход сперва пришел к власти Милошевича под лозунгами сербского национализма - и это спровоцировалвызвало взрыв сепаратизма.

"Суверенитет народов должен быть ограничен международным правом и наднациональным законодательством"

Да нет у народов никакого суверенитета! Он есть у государств, и вот почему многие народы так страстно стремятся построить собственное государство. Ведь только при этом они обретают хоть какие-то права и возможность влиять на свою судьбу - и прежде всего возможность защититься от геноцида. А государственный суверенитет действительно следует ограничить международным законодательством и шаги к этому делаются (например, Гаагский трибунал), что можно только приветствовать. Только что из этого следует применительно к чеченскому конфликту? То, что к России должны быть применены международные санкции за ее действия в Чечне, а чеченскому народу дано право голоса в решении собственной судьбы.

"Самоопределение мусульманских народов усиливает исламский фундаментализм, который представляет собой угрозу современной цивилизации."

Как пример приводят обычно Палестину, Боснию, Косово. Да, исламский фундаментализм - это угроза современной цивилизации, но ничего общего с национальным самоопределением он не имеет. Исламский фундаментализм - это всемирное движение, вдохновленное утопией всемирного исламского государства, и подобное например коммунизму или нацизму, своего рода "зеленая чума". Всякую национальную самобытность он жестоко подавляет, все национальные обычаи искореняет, старается заменить местные языки арабским и т.д. Палестинцы, например, давно бы договорились с Израилем, если бы ими не овладела эта утопия всемирного, или хотя бы панарабского государства с центром в Йерусалиме. Если бы они хотели иметь национальное государство, они бы его уже получили, по принципу "мир в обмен на территорию". Пример Боснии и Косово (а также Афганистана) показывает, что исламский фундаментализм приходит туда, где подавляется силой право на самоопределение исламских народов. В поисках помощи эти народы обращаются к "братьям по вере" и получают фанатичных боевиков , деньги и оружие. Но Босния и Косово фактически получили независимость, Исламский фундаментализм им больше не нужен. И где сейчас эти боевики? В Чечне, конечно. И если Чечня не договорится мирно с Россией о независимости, или хотя бы о широкой автономии, там действительно могут воцариться люди Бен Ладена - и это будет огромная угроза для чеченской нации (но все же, может быть, лучше полного истребления, которым грозит им Россия). Так что угроза исламского фундаментализма исходит не от "права на самоопределение", а от его подавления силой оружия.

"Самоопределение отсталых народов консервирует дикие архаические обычаи, мешающие им усвоить современные цивилизованные нормы"

. Напротив. Уже отмечалось наблюдателями, что чеченское общество архаизируется под влиянием войны, да и какое восприятие цивилизованных норм совместимо с тем беспределом, какой там творится. Всеобщее одичание - вот естественный его итог.

"Но, самоопределившись, малые нации начинают притеснять свои меньшинства, вытеснять их из страны"

. А вот для этого должны быть действующие нормы международного права и надгосударственная юстиция, наблюдающая за их выполнением. Если право на отделение когда-нибудь получит международное признание (на что я надеюсь), то следует обусловить признание такого нового государства принятыми на себя обязательствами соблюдать нормы международного права и, в частности, в отношении меньшинств. Но те же требования следует предъявить и государствам, уже существующим.

Правозащитники, возражающие против референдума о статусе Чечни и в то же время протестующие против насилий, которые там творятся рРоссийской армией, не отвечают на самый простой и естественный вопрос - как они думают сохранить Чечню в составе России, не прибегая к насилию? Если они против референдума, это значит - они думают, что референдум будет за независимость (иначе к чему и возражать?). Но в таком случае российская власть там остается против воли народа. Это собственно говоря, уже насилие. Но, мало того, насилие приходитсянужно применять там ежедневно - просто для того, чтобы российская администрация (или ручная чеченская) могли выполнять свои повседневные действия. Оправдывая жуткий беспредел, царящий в Чечне, многие говорят: "иИначе нам там не удержаться". Что ответят им на это наши оппоненты? Мой ответ ясен: Если мы держимся там только насилием, мы должны оттуда уйти.

"Да, некоторое насилие необходимо, но не в таких масштабах, не с такой неразборчивостью"

. А масштабы частично зависят от силы сопротивления. Если весь народ против оккупантовних (а это так и есть), то надо весь его и истреблять. А как еще?

"Ну, надо навести там порядок и обходиться с населением справедливо (исключая, конечно отпетых боевиков) и тогда они с нами примирятся"

. Я - за! Но результатов ожидаю других. После всего, что сделала с чеченцами Россия и в особенности после двух последних войн "отделение стало для Чечни вопросом национального выживания". Можно желать только одного - чтобы борьба за него велась мирными средствами. А для этого лучший путь - признание их права хотя бы вести переговоры на эту тему. И в таком случае развод может быть сравнительно мягким и постепенным. Если даже вы теоретически против права на отделение, вы должны признать его в данном случае. В свое время царская власть, не отменяя крепостного права, все же взяла под опеку имение Салтычихи. Ни у кого нет права господствовать над другими, но если б даже оно у нас и было, - мы его утратили.

"Но что вы все о правах чеченцев? Мы, русские, должны в первую очередь подумать об интересах России. Сохранение целостности России, предотвращение ее распада - приоритет из приоритетов"

. Нет, приоритет - это права человека, как записано в нашей Конституции, в числе которых должно быть и право на национальное самоопределение. И о какой целостности может идти речь в государстве, созданном завоеваниями? Какая такая органическая связь есть между калмыками и якутами, бурятами и лезгинами? Связь только одна. До всех них дотянулась Россия и покорила их под свою державную руку. Кавказ это не Россия и никогда ей не был. Это колония России.

"Да, но где же тогда собственно Россия? Как отделить? И не останемся ли мы тогда с одной Московской областью?"

. Способ есть - и его как раз предлагал Сахаров еще для СССР в своем проекте конституции. Признайте право территорий на отделение. Те, кто останутся и есть Россия. И связь эта будет органической, потому что добровольной. И не беспокойтесь, территория России заметно не уменьшится. Останутся почти все. Это наши номенклатурные начальники думали, что нельзя допустить свободный выезд за границу, потому что "тогда все сбегут". Как известно получилось иначе и так и должно было быть. Судя по себе, они совершенно не понимали всей глубины чувств, привязывающих людейчасти одного народа к Родине и друг к другу.

Важнейший из интересов России - это перестать быть империей, и стать национальным государством русского народа (причем, разумеется, должны уважаться права меньшинств).

"Это утопия, это чепуха, так не бывает и так не может быть"

. Ну что ж продолжайте так думать, продолжайте сажать людей в тюрьму "за сепаратизм", превентивно избивать целые народы (чтобы не вздумали отделяться), как делал товарищ Сталин, продолжайте насильственную и полунасильственную русификацию - а кончится через много лет, через море крови все-таки тем же самым "утопическим" предложением Сахарова. Те, кто захотят быть с нами, останутся, те, кто захотят отделиться - отделяться. И тогда мы, перестав тратить силы на господство над другими, может быть, обратим их наконец на нужды собственного развития.

"Но распад ядерной державы чреват катастрофами!"

. Потому и чреват, что мы не хотим его допустить. Когда мы на один короткий миг захотели - в 1991 г. - распад обошелся без катастроф. "Цивилизованный развод" по беловежски - вот что я считаю правильным выходом из национального кризиса.

"А вот на что вы ссылаетесь! Нам до сих пор больно от этого развода. Миллионы русских людей были кинуты на чужбине, Прежняя дружба народов заменилась ненавистью. И это вы ставите нам образцом!"

Миллионы русских людей где жили, там и живут - в Ашхабаде, Риге, Киеве. А если раньше это была их Родина, а теперь стала чужбина, то это значит, что не было Родины у туркмен, латышей и украинцев. На своей собственной территории они были в положении меньшинства, причем бесправного.

"Зато теперь ее нет у русских, и в чем же выигрыш просто поменять их местами?"

. Нет, у русских, даже если они живут за границей, есть этническая Родина - Россия - неостывающий очаг национальной культуры, источник моральной, правовой, , информационной, языковой поддержки (только бы не такой, как в Чечне, где их бомбили даже в православной церкви, в которой они пытались укрыться). В самом крайнем случае им есть куда бежать. О разнице положения меньшинства за пределами Родины и меньшинства совсем без Родины лучше всего могут рассказать евреи, которые стали чувствовать себя совсем иначе после создания Израиля, хотя бы они там и не жили. Что касается дружбы народов - окститесь! Вот уж чего не было. А больно нам от поутери прежнего господства. Ничего не поделаешь! С чужого коня среди грязи долой! Или лучше бесконечные войны по чеченскому образцу с Украиной, с Азербайджаном и так далее? Но до сих пор Беловежское соглашение - лучшее, что сделал Ельцин в течение своего президентства - осуждается почти единогласно. Имперская психология и больше ничего. Больно терять империю - верно! Но это значит, что не следовало ее создавать.

"Но если мы уйдем из Чечни, а потом, может быть, вообще с Кавказа, то Россия ослабеет. Придут враги и нас завоюют"

. Даже при беглом взгляде очевидно, что именно попытки силой удержать непокорные народы ослабляют Россию. Тратятся огромные деньги, падает международный престиж, создается постоянная конфликтная зона и, значит, усиливается соблазн для желающих запустить в нее коготь. Так и в Афганистане советское вторжение подготовило почву для талибов. Растет риск разползания конфликта на другие территории. Армия деморализуется и превращается в шайку мародеров и насильников, а такая армия неспособна нас защитить от настоящего врага. Да, счастье наше, что эти орды врагов, готовые каждую минуту на нас напасть, существуют только в воспаленном воображении наших патриотов. А иначе взятие Грозного обернулось бы для нас полномасштабной большой войной за выживание России. Так было во время Второй Мировой Войны. И что тогда нас спасло? Не территориальные захваты и кровопускания непокорных, предпринятые как раз накануне вторжения. Они-то как раз страшно нас ослабили, подарили Гитлеру множество союзников (например финнов), деморализовали армию, парализовали волю к сопротивлению и у русских и стали главной причиной страшной военной катастрофы 41-го года. Спасло Россию желание народа защищать свою Родину, даже со Сталиным во главе (когда выяснилось, что немцы пришли именно как завоеватели, а вовсе не как освободители, на что многие сначала надеялись). И дальше так будет. Наша сила против любых возможных покушений на нашу независимость - в тех областях и народах России, которые хотят оставаться с Россией. Завоевания нас ослабляют, защита этих завоеваний - напрасно изматывает.

15 июля 2001 г.

В. Василевская

Вот, например, что говорил известный правозащитник Борис Альтшулер на своем выступлении в Нижнем Новгороде 23 мая 2001 г.: «Исполнительный директор Фонда Сахарова Юрий Вадимович Самодуров, говоря о трагедии Чечни, сделал упор на возможность её самоопределения, ссылаясь при этом на слова "Республика имеет право выхода из Союза" из написанного Сахаровым в 1989 году проекта "Конституции Союза советских республик Европы и Азии". Юрий Самодуров добавил, что в резолюции по Чечне недавнего (январь 2001г.) Чрезвычайного правозащитного Съезда есть абзац, в котором говорится о необходимости проведения референдума по будущему статусу Чеченской Республики. Сообщаю, что я являюсь тем самым делегатом Чрезвычайного Съезда правозащитников, который на пленарном заседании Съезда поставил на голосование вопрос об исключении указанного абзаца из резолюции Съезда по Чечне, при том, что все другие части этой резолюции - о терроре федеральных сил в отношении мирного населения и т.п. я всей душой поддерживаю... Моя поправка не прошла, но с удовольствием информирую, что женщины из Союза Комитетов солдатских матерей России потом меня за эту инициативу очень благодарили. Тут моя позиция также совпадает с позицией Сергея Адамовича Ковалёва, который в своей юбилейной речи на собрании, посвященном его 70-летию весной 2000 года, высказался более чем определенно: "...Я уверен, что "право народов на самоопределение" - изобретение дьявола..." ("Новое время", март 2000 г.). Так что, видите, здесь есть разные мнения».Итак, довод первый:

ПОСЛЕСЛОВИЕ

С момента написания этой статьи прошло почти два года. И за это время многое изменилось в мире. Взгляды мои на этот предмет по существу не переменились, но требуется по иному расставить акценты.

С другой стороны, от людей, ознакомившихся с моей статьей, я получила множество критических замечаний. Среди них было много конструктивных, интересных и заслуживающих тщательного обсуждения, для которого, к сожалению, нет места в данном сборнике. Но были также замечания, показывающие, что моя позиция просто не вполне понята. Возможно, в этом есть и моя вина. Поэтому здесь я только хочу подчеркнуть и выделить главное в своей позиции, от чего я и сейчас не отказываюсь.

Я защищаю не отделение само по себе, но ПРАВО НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ ВПЛОТЬ ДО ОТДЕЛЕНИЯ. При этом я руковожусь двумя главными идеями:

1. Минимизация насилия. История цивилизации показывает, что правовая система есть генеральный путь для ограничения насилия. При этом та же история показывает, как правовая система расширяется, охватывая области, ранее не регулируемые никаким общезначимым правом, и тем самым смягчает и цивилизует человеческие отношения в этих областях. Как на пример, можно указать на трудовое законодательство, ограничившее крайности экономической эксплуатации. Его введение сопровождалось отчаянной борьбой, причем противники такого законодательства утверждали, что эта сфера вообще не должна регулироваться никакими законами. Однако там, где нет собственно права, господствует право сильного - и общество впадает в варварство.

2. Ценность каждого этноса, как уникального культурного достояния всего человечества. Каждый, хотя бы самый маленький и невзрачный на посторонний вазгляд этнос, есть во-первых своего рода надиндивидуальная личность, а во вторых драгоценный плод культурных усилий составляющих его людей на протяжении многих поколений. Он хранит в себе не только готовые достижения, но и потенции к развитию, которые мы сейчас просто не в состоянии оценить, бессознательно пользуясь тем, что приготовлено для нас в рамках нашего собственного народа, и с тупым изумлением или с насмешкой взирая на непонятные нам особенности других народов. То, чем мы сейчас не в состоянии воспользоваться из-за нашей, прямо говоря, дикости, мы должны хотя бы сохранить! Если для сохранения этносов требуются большие средства и большие культурные усилия, эти средства должны быть потрачены и эти усилия предприняты. Право же на самоопределение (если и когда оно получит международное признание) должно послужить крайней гарантией от уничтожения этносов, причем не только физического. Должен быть предотвращен не только геноцид, но и этноцид.

Обе эти идеи становятся все более актуальными в условиях глобализации. Единство цивилизации становится политическим фактом - у человечества уже не будет многих цивилизационных вариантов развития. Всякая война грозит уничтожением человечества. Отказ от права сильного в международных отношениях, ограничение суверенитета государства в рамках действующей СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА - это уже не благие пожелания, а необходимое условие выживания человечества. С другой стороны эта единая мировая цивилизация должна быть плюралистичной - иначе она деградирует. Как биологическая популяция, чтобы выжить и развиваться, должна иметь достаточно обильный и разнообразный генетический запас, так и мировая культура должна иметь достаточно обширный набор "культурных генов" и вариантов культурной структуры. Эти варианты не нужно изобретать искусственно, да это и невозможно. Они уже даны в этносах.

При этом я не считаю создание собственного государства ни единственным, ни лучшим, ни пригодным для всякого народа и во всяких условиях средством сохранения этноса. Но международное признание ПРАВА НА ОТДЕЛЕНИЕ и создание собственного государства (разумеется обусловленное определенными рамками и требованиями) это, по моему мнению, необходимое условие конструктивного разрешения национальных конфликтов и поиска приемлемой для данного этноса внешней формы самоорганизации.

13.02.03

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.