В. СОКИРКО. 26 апреля 2007 г. - антивоенный пикет

26 апреля 2007 г. - антивоенный пикет глазами к Пушкину и к прохожим и ушами к правозащитному митингу

До сих пор непонятно, почему наши коллеги из "Движения по правам человека" избрали для митинга место и время нашего четвергового пикета, уверив префектуру, что мы возражать не будем. Мы и вправду не возражали, раз делаем с ними общее дело и объединением способны лишь увеличить свои усилия. Однако никакой договоренности об объединении тем (митинга и пикета) не последовало, что частенько случается в беззастенчивой среде даже хороших политиков. Так что же состоится:на деле? Традиционный и всем понятный антивоенный пикет или более актуальный митинг по поводу разгона "несогласных"? А тут еще трезвонит Префектура, настаивая на письменном отказе от проведения антивоенного пикета - "ради порядка". Проблему решает наша Лена: она едет с требуемым отказом в Префектуру, а на пикете 19 апреля извещает, что через неделю взамен пикета будет расширенный митинг. Никто и не возражает, кроме меня , потому что мне жаль заведенного порядка и я молча решаю про себя, что буду стараться присутствовать здесь именно пикетчиком против войны и насилий в Чечне и России. Только мне не надо за это никого агитировать, пусть нас будет мало, но каждый выберет свое сам.

Неожиданно умер Ельцин. Путин среду объявил днем траура, потому четверговый митинг правозащитников невольно приобрел еще и мемориальный характер, в еще большем противоречии с нашей главной темой. Мы могли о Ельцине только молчать , ибо забыть ему и простить расстрел Белого дома, две чеченские войны и назначение наследником Путина невозможно.

И вот вечер четверга. Традиционная линия нашего пикета у начала Новопушкинского сквера уже занята милицией,огорожена их железными загородками. Сквер вокруг фонтана полностью очищен от отдыхающих уже за час до начала митинга Но и приходящих из метро на митинг в сквер милиция не пускает, ссылаясь, что "время еще не пришло". Люди выстраиваются в стихийную плотную очередь у кабин металлоискателей Наконец,приходит какой-то шустрый в штатском командует: "Пускай!" Люди начинают двигаться через кабину по одному, поднимая руки вверх, разворачиваясь в разные стороны, вылавливая свои вещи… Так продолжается чуть ли не полчаса, пока организаторы митинга решают, что прошедших кабину уже больше, чем стоящих перед ней, и что надо начинать, пока совсем не иссякло разрешенное митинговое время.

Мне согласно своему плану, за изгородь ходить было не надо. Я уже стоял на своем привычном месте с прохожими перед изгородью и даже не один. В конце концов со мной осталась даже Лена, пояснив кому-то из подружек: "Здесь интереснее!" Действительно, наше место у ментовской изгороди вместе с прохожими , с видом на статую Пушкина через Тверскую и спиной к митингу, с которого динамики внятно лили голоса выступающих "несогласных", было вполне комфортно и разговорно. Спасибо Лене.

Как всегда на митингах в начале меня занимали встречи с давними знакомыми, но потом - грустные размышления о том как легко нас разгородить от прохожих загородками и как покорно мы выстраиваемся в очереди перед ментовскими металлоискателями, даже не задумываясь над вопросом "Зачем эта несвобода?"

Совершенно очевидно, что все эти изгороди, кабины и шмоны -совершенно незаконны, вредны и нарушают права и интересы множества людей с одной только целью: затруднить проведение нежелательных для властей митингов и демонстраций. Ни одного случая, когда металлоискатели помогли обезвредить террориста, пробирающегося на митинг - не было, а ведь сколько сил и времени, нашего и милицейского, зря потрачено на их установку и "наше пропусканиение". Но вот не хватает у нас всех ума и решительности взамен вместо стояния в этих очередях потребовать от милиции убрать загородки и кабины именно сейчас, именно для нас и навсегда. Да-да, вот стоять перед кабинами и требовать их устранения и стоять все время, пока их уберут… А уберут обязательно и в следующий раз не поставят… Вот от такой действенной гражданской акции за восстановление "своей свободы прохода по улицам" толку было бы много больше, чем от всех речей с трибун внутри ментовских загонов..

В тот вечер мы с Леной не вошли в ментовскую загородку, с личным плакатом держали перед прохожими свой традиционный антивоенный пикет вопреки "полузапрету" Префектуры и потому чувствовали себя немного более свободными, чем коллеги по несогласию за загородкой. Но больше вспоминалась та смесь радости и стыда , которую я испытал две недели назад на марше несогласных на Бульварном кольце. В начале мы свободно шли по почти пустынному и почти "своему" городу, скандируя: "Россия- без Путина" и "Долой власть чекистов!", а когда нам стали преграждать путь редкие шеренги омоновцев по приказу штатских чекистов, то вместо законного требования освободить нам дорогу, мы без всякого протеста стали "обходить омоновцев", перепрыгивать бульварные заборы, петлять в переулках, т.е. вели себя как испуганные нашкодившие дети… И от этого горького и совсем недавнего воспоминания так пронзительно стало ясно, как нам еще долго надо учиться отстаивать свои права даже в самом простом, учиться свободе хотя бы в ходьбе.

В какой-то момент мне даже захотелось пойти на митинг и, попросив слова, предложить всем "несогласным" пройти от Пушкина по Бульварному кольцу еще раз, но достойно - требуя не трогать плакаты и не мешать проходу - хотя бы только этого…. Но я тут же осек себя , ибо не мне, старому, такое предлагать… Нет, к такому "гражданскому повиновению" люди созревают сами. Мне же дай Бог силы их поддержать в нужную минуту…

Но вот и наступило время пикета.

Мое внимание мое привлекли обычные прохожие, заинтересовавшиеся содержанием моего старого плаката: -"Отстоим независимость Чечни, свободную российскую Федерацию и пусть сдохнут все имперские мечты", с которым я стою каждый четверг … Привлеченные динамиками митинга, они, видимо, в этих тезисах увидели краткое содержание общего "толковища" и сразу не согласились с ним. В спор с нами сразу бросился более пожилой: "Что вы тут про Чечню? Наш главный вопрос о России. Весь мир устроен так: кто сильнее, тот и е… других. Кто сильнее всех, тот е… всех - он употребил известное матерное слово в унизительном смысле "пользует", "насилует"..- "Вы были в Америке? А я был, насмотрелся. Они там всех е... И правильно делают. И России так надо всех е.."… - Хотя Лена показывала что мат ее не трогает и лучше мне не спорить, я все не смог удержаться от возражения творцу столь ярко нарисованной фашистской концепции: "Ваши предложения об отношениях России с другими странами понятны. Ну а вы сами в отношении с другими людьми того же придерживаетесь? Что? Надо быть сильнее всех и всех "насиловать"? Ответа я не получил и скоро он ушел, надеюсь в смущении, ибо ответить "Да" никто не сможет, даже последняя нелюдь. Значит, надо будет ему продумать ограничения, а это уже хорошо." Примерно такое же объяснение у меня повторилось с более молодым, прохожим тоже уверенным, уже без мата, что в любой организации существует то же правило , кто сильнее, тот всех и …. "А все остальное (дружба, родство, любовь) -это не важно?"

Но тут, кажется, молодой человек уже сам стал думать о нескладухе в самом себе и потому быстро ушел к нашему общему облегчению. Осталось ощущение, что наш силовой путинизм (доморощенный фашизм) лишь временное заблуждение натуры и после своей грубо матерной формы будет преодолен возвращением русских к материнским основам.

Да, несмотря на митинг, пикет и разговор с прохожими у нас все же состоялся.

В.В.Сокирко

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.