Основные предложения В.В.Сокирко по устроению мира в Чечне: Чечня, прости нас!

Чечня, прости нас! Пп. 6 – 8 (2000 –2001 гг.)

- Письмо соучастникам преступной войны с Чечней перед судом совести
-Л.Н.Толстой, кавказская война глазами русских и чеченцев
-Обвинение российских СМИ в клевете на ваххабитов- чеченцев и в потворству государственному терроризму.

П.6.Письмо соучастникам: о чем нельзя забывать, пока идет очередная война с чеченцами (27.02 2000г)

Письмо подписано –«российский гражданин и, значит, соучастник преступлений власти против человечности»). Последовательно опровергнуты расхожие обвинения чеченцев, а также мои собственные аргументы в признание своей, российской вины и перспективы их исправления. К этому документу прибавлено критическое обсуждение предвыборной программы Путина. Обсуждается перспектива международного суда над руководителями России и их соучастниками за геноцид и иные преступления

Даже по официальным сводкам за последние полгода в ходе проведения так называемой “антитеррористической операции” в Чечне погибли тысячи российских военнослужащих и чеченских ополченцев, убиты и изувечены десятки тысяч, лишены жилья и имущества сотни тысяч мирных жителей, полностью разрушены Грозный и множество иных поселений, большая часть населения Чечни загнана в фильтрационные концлагеря и прифронтовые зоны. Опасаясь за разум управителей ядерной мощью России, мир сдержан и лишь ставит вопрос о происходящем в Чечне, как о гуманитарной катастрофе и геноциде, намекая на сходство с преступлениями сербского и иракского режимов, но мы-то, российские граждане, должны говорить себе правду: с лета 1999 года открыто творятся неисчислимые преступления, по которым нет срока давности, и кто, кроме нас, за них ответит?

Ответ нынешней власти и поддержавшего ее большинства: “Виновны чеченцы и за свою вину они должны заплатить сполна”.

Конечно, никто не верит риторике властей про борьбу с одними террористами, про заботу о детях и освобождение чеченского народа. Эти слова принимают лишь как необходимый для внешнего употребления информационный фон, но про себя выставляют такие пункты обвинений:

- чеченцы избрали президентом сепаратиста Дудаева, а потом Масхадова и подняли вооруженный мятеж за отделение от России, т.е. за ее унижение и развал,

- они обижали и нарушали права русских людей в Чечне, а потом занялись захватом и выкупом заложников, т.е. работорговлей, а также другими преступления- ми на территории России,

- они поддержали боевика Басаева, который в годы первой чеченской войны захватил заложников в русской больнице и принудил этим власти России пойти на унижение, на переговоры и перемирие с бандитами и сепаратистами,

- они допустили вторжение отрядов Басаева и Хаттаба на территорию Дагестана, т.е. совершили прямую агрессию против России,

- наконец, чеченские террористы перешли от угроз к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске, т.е. к прямой войне с жителями России ,

- наверное, не все чеченцы прямо виновны в этих преступлениях, но раз они не выдают преступников, значит, покрывают и поддерживают их, потому виновны в соучастии и по законам военного времени должны нести на себе все тяготы и жертвы в результате подавления их мятежа и преступности. Гибель российских солдат и даже их совращение в мародерство –тоже на совести чеченцев.

. Что могут возразить на это чеченцы?

- Каждый народ имеет право на самоопределение и тем более на выживание на своей земле, но именно это право самого крупного народа Северного Кавказа постоянно нарушалось Россией. Чеченцев убивали и изгоняли со своей земли многократно: при царизме, при сталинизме и сейчас. Каждый народ имеет право защищать свою жизнь, землю и свободу всеми способами, включая оружие,

Хотя чеченцы никогда не давали добровольного согласия на вхождение в Россию, до недавнего времени они и не ставили вопроса о полном отделении от нее, требуя лишь равенства в переговорах и международных гарантий. Президент Дудаев вполне мог бы заключить договор с Россией на условиях Татарстана, президенты Ельцин и Масхадов заключили договор о вечном отказе от применении силы во взаимоотношениях России и Чечни в пользу международных правил и об отложении решения вопроса о статусе Чечни на 5-летний срок. Этот договор был цинично нарушен российской стороной, как только ей это стало выгодно. Если Ельцин заведомо виновен в клятвопреступлении, то Масхадова никак нельзя обвинять в вооруженном мятеже, раз по признанию российской стороны статус Чечни признан неопределенным и подлежащим международному регулированию.

- Никаких массовых нарушений прав русских в Чечне никогда не было. Хотя в каждом народе есть преступники, но вину их нельзя возлагать на весь народ. Когда прошлой осенью какой-то фанатик расстрелял 20 русских стариков, сами чеченцы поймали и казнили его.

Что касается кражи заложников ради получения выкупа за них, то в этих преступлениях, однозначно осуждаемых всем чеченским народом и его законными властями, виновны не только действительные чеченские преступники, сколько российские бандиты и связанные с ними коррумпированная милиция и российские спецслужбы, которые или сами участвует в работорговле, как в выгодном бизнесе, или стараются собственные преступления сваливать на всех чеченцев. Именно московские власти последовательно торпедировали усилия Масхадова справиться с преступной работорговлей, взамен совместного поиска и изоляции бандитов, предпочитая сговариваться с ними, покупая раз за разом за громадные деньги похищенных с их же помощью людей и тем самым финансово укрепляя именно бандитов, а не законные власти Ичкерии. Есть данные, что иной раз шли циничные розыгрыши: одни и те же российские офицеры по несколько раз захватывались и уводились к сговоренным бандитам в Чечню, чтобы получить и разделить в очередной раз крупный выкуп. Без воровства казенных денег тут явно не обходилось.

- Неправда, что все чеченцы поддержали диверсию Басаева в Буденновске. Известно, что начальник штаба сил чеченского сопротивления Масхадов открыто грозил тогда Басаеву судом за несанкционированный рейд. Однако сама Москва опрокинула это намерение Масхадова и его сторонников, тем, что согласилась на перемирие только в результате рейда Басаева и тем возвела его в ранг триумфа тора и национального героя, как бы показала всем чеченцам, что “с русскими только так и надо”. Рейд Басаева стал представляться не только актом мести за гибель тысяч мирных чеченских жителей, но и целесообразным политическим действием. И хотя официально Москва, так и не вычеркнула Басаева из числа уголовно преследуемых лиц, на деле она все эти годы не трогала, фактически оберегала его от ареста и наказания. В этом убеждены и сейчас многие чеченские противники Басаева, которых, однако, Москва “мочит” с особым ожесточением.

- Неправда, что все чеченцы поддержали агрессию отрядов Басаева и Хаттаба в Дагестане. Президент Масхадов выразил это негативное отношение исключением их из официального органа власти –за дискредитацию дружбы с дагестанским народом. Сил же запретить Басаева и Хаттаба у него просто не было. А главное, с точки зрения чеченцев, Басаев и Хаттаб пришли в Дагестан не для завоевания России, а для помощи ваххабитским селениям, когда их неожиданно стали “зачищать” и уничтожать российские военные. С точки зрения сторонников Масхадова Басаев и Хатаб виновны в недооценке негативного отношения к ваххабитам со стороны большинства дагестанцев и в подрыве авторитета Чечни, а не в какой-то агрессии против России

- Неправда, что чеченцы взрывали спящих мирных жителей в Москве и Волгодонске, нет доказательств справедливости этих лживых утверждений. Но даже если когда-нибудь выяснится, что к взрывам действительно причастен кто-либо из чеченцев по крови, то это может быть только провокатор, потому что большего вреда для Чечни и большей выгоды для российских властей, развязавших вторую кровопролитную бойню в Чечне, он принести не смог бы. Именно после московских взрывов вся Россия почти безоговорочно встала на сторону генералов, давно уже мечтавших о реванше и превращении Чечни в полигон для своего оружия, в «сортир для мочения»(уголовного убийства) всех чеченцев, способных к сопротивлению. И не так важно, кто по крови были те подонки, которые взорвали две сотни спящих москвичей и дали предлог для убийства десятков тысяч чеченцев, важнее кто именно воспользовался этой провокацией для своих властных целей.

- Если все чеченцы должны нести кары за своих возможных преступников, то почему тогда не должны нести такую же ответственность все россияне за преступления “своих” бандитов и преступников? В первую чеченскую войну, когда российские власти постоянно вещали о том, что полностью разрушенный Грозный подвергался лишь “точечным ударам” для уничтожения преступников, бытовал мрачный анекдот про власть, которая в целях ликвидации, например, солнцевской преступной группировки применяет точечные (а на деле –ковровые) бомбардировки по Москве. Сегодня этот анекдот уже никому не кажется смешным. И если сегодня большинство россиян считает, что все чеченцы должны своими жизнями и имуществом отвечать за действия своих преступников, то пусть они не сетуют за то, что за своих мародеров и преступников они сегодня расплачиваются сыновьями и страхами, а завтра придется платить собственной совестью и жизнями.

Что бы я сказал в последнем слове

Говорю честно: в качестве присяжного на суде наций я бы принял сторону чеченцев, хотя являюсь жителем Москвы и потому с чеченской точки зрения да и по совести являюсь одним из пособников российских преступлений. Только если наши слова будут весомыми и власти начнут за них преследования, аналогичные карам журналистам “Свободы” или военным отказникам, можно надеяться на чистоту своей совести. Но вряд ли каждый из нас удостоится такого преследования и тем самым – личного оправдания. Так что мне видно, уготовано лишь разделить коллективную со всей Россией вину.

И потому мне нельзя быть присяжным на таком суде совести. Мое место вместе с большинством россиян –на скамье подсудимых. В своем последнем слове к полному признанию нашей вины я добавил бы следующее:

В самооправдание должен напомнить, что русским трудно. Они находятся в плену многовековых мифов и имперских традиций, жандармских и чекистских провокаций. Веками Россия складывалась в великую державу в условиях войн и враждебного окружения силовым (ханским, царским, имперским, коммунистическим) собиранием (отбиранием) земель вокруг Москвы. Сегодня мир иной, более добрый и упорядоченный. Роль голой силы уменьшилась, империи стали вымирать от внутренних противоречий и неэффективности. Кроме малых государств теперь успешно живут только федерации и даже содружества, т.е. не силовые, а добровольно соединившиеся на взаимовыгодных условиях народы и территории.

Сможет ли Россия переродиться в настоящую федерацию свободных регионов или снова соскользнет на гибельный имперский путь – это самый тревожный и главный вопрос в теме стабильного существования России. Пример выстроенных отношений с Татарстаном вселяет уверенность, что сможет. Пример многолетнего насилия над Чечней говорит, что нет, ждет нас в конце концов судьба униженной, обкусанной со всех сторон, опозоренной Сербии.

Дело не в том, чтобы отделиться от Чечни. На деле она нуждается в добровольном и взаимовыгодном союзе с Россией не меньше, чем та в ней. Без России Чечня будет только раздираемой клановыми разборками анархичной и опасной для окружающих территорией вроде нынешнего Афганистана. В союзе с Россией Чечня будет примером свободы и достоинства для всех остальных российских регионов, их лидером и фактическим гарантом свободы в Российской Федерации по примеру Баварии в Германии или Калифорнии в США. Многие в Чечне и в чеченской диаспоре об этом мечтают, с ними надо только договориться.

Да, в Чечне сейчас решается вопрос о целостности России, о судьбе Российской Федерации. Но положительно он решится только в случае реального отказа России от имперских амбиций и выстраивания взаимовыгодных партнерских отношений со своей свободолюбивой частью. И потому я никак не могу желать успеха ни российскому, ни чеченскому оружию.

Не так давно, перед кровопролитными и бессмысленными боями в Грозном наш главный “демократ” (он же главный “большевик”) А.Б.Чубайс публично “замочил” известного политика Г.А.Явлинского, назвав его “предателем России” только за призыв к властям начать действительные переговоры с чеченским президентом Масхадовым. Явлинский тогда сильно обиделся и переживал. Мне же кажется, что этим званием от Чубайса следует только гордиться. Потому что тот диктаторский, кровавый, бюрократический монстр (по выражению Герцена: “новый Чингис-хан с телефоном”), в который хотел бы превратить нашу родину Чубайс, заслуживает не предательства, а категорического недопущения, так что любые подобные оскорбления от Чубайса следует принимать, как честь похвалы от смертельного врага.

При составлении будущего мирного договора нельзя забывать урок неудачного договора с Ельциным. В наше самооправдание должен вновь напомнить российские традиции. Сколь бы ни были субъективно честными российские чиновники, подписывающие такие мирные договора, существует давний обычай Российской империи рвать их, как только к тому создаются условия. Любой такой договор всегда считался временным и вынужденным. А родовую память российской государственной традиции невозможно изменить силами самого российского государства. Гарантом соблюдения следующего договора России с Чечней должен стать клуб великих держав (например, Совет безопасности ООН), у которых только и есть реальная военная сила, чтобы принудить Россию к исполнению взятых на себя договоренностей.

Уверен, такие международные гарантии пошли бы на пользу не только Чечне, но и России, если она на деле желает быть правовой Федерацией, а не тоталитарным монстром. Такие международные гарантии избавили бы ее саму от очередного сползания в чеченскую или какую иную внутреннюю войну. И нет ничего страшного, если бы такие международные гарантии настоящей автономии получили вдобавок к Чечне Татарстан и все иные российские регионы. Напротив, право и устойчивость демократической России в мире от этого только окрепли бы. Примеры таких международных гарантий уже существуют. Например, широчайшая автономия Аландских островов в Финляндии да сих пор гарантируется великими державами, что никак не унижает достоинство финского государства.

Также в самооправдание надо сказать, что не только мы, но и чеченцы, не смогли ликвидировать расцвет работорговли на своей территории. Так что новый мир в Чечне не может быть обойтись без правового договора о борьбе с этой бедой. Я согласен, что основная часть вины за этот вид бизнеса лежит на российских преступниках и коррумпированных правоохранителях. Немногие судебные процессы показывают такую схему: “славяне” выслеживают и захватывают богатых заложников, местная милиция их покрывает и переправляет в Чечню, откуда их и выкупают, причем чеченские хранители и торговцы людьми, оказываются вне досягаемости российского следствия и суда. Такого быть не должно.

Причастный к работорговле должен быть наказан, где бы он ни был, и границы Чечни не должны быть препоной для его поимки и наказания. Кроме того, следует пересмотреть уголовное законодательство за торговлю заложниками: с учетом огромной общественной опасности этого вида преступлений можно усилить наказание за него до смерти или пожизненного заключения, а с учетом чеченских обычаев можно предусмотреть и меры коллективной ответственности за участие в работорговле (например, штрафы на родственников виновного в работорговле), Следует ввести наказание за сам факт денежного выкупа заложника, как ни жестоко это для похищенного и его родственников – потому что если не рвать эту порочную торговую связь, то крали и будут красть дальше. Если же выкуп станет невозможным, то и захват заложников потеряет свой главный, коммерческий смысл.

Также в самооправдание могу сказать, что с якобы независимой Чечней последние годы было связана масса воровства казенных денег, черный транзит и контрабанда, мошенничества с фальшивыми авизо и т.п.. Я согласен, что большинство этих преступлений имели чисто российское происхождение, но ведь проходили они не без чеченского “прикрытия”.

Представляется, что в будущем, после раздела нынешней Чечни на равнинную зону чеченцев, желающих жить по ингушскому примеру и российским законам, и на территорию горной Ичкерии, которая будет считать себя во многом суверенной и независимой, Москва должна будет полностью прекратить какие бы то ни было вливания и разбазаривание российских денег. Такой принципиальный запрет отвадит от Ичкерии многочисленных казнокрадов, уже сейчас планирующих поживиться бюджетными деньгами на “ восстановление” Чечни. Что касается Чечни, то она сама себя восстановит, пусть медленно, но верно – лишь бы ей в этом не мешали.

И наконец, нужно сказать слово в оправдание нынешнего лидера России, на которого так и тянет каждого из нас возложить основную ответственность за творящееся в Чечне. Кто спорит, личная вина ВВП несомненна. В отличие от Степашина, оказавшегося неспособным проигнорировать горький опыт первой чеченской войны и по воле Ельцина вновь наступить на те же грабли, ВВП, как первый прилежный ученик оказался готовым ради власти идти буквально на все.

После всенародного успеха знаменитой уголовной фразы о готовности “мочить в сортире” ВВП стал старательно повышать этот авторитет усилением боевых действий. Именно на Чечне прежде всего он обосновывал свои надежды добиться избрания президентом страны. Социологические опросы в унисон говорят, что две трети россиян сегодня поддерживают войну России в Чечне, и потому человек, желающий сегодня стать их главою, не может быть иным. Главным заказчиком чеченской войны является сегодня не только ВВП, но и мы сами, российские избиратели, вернее, наше шовинистическое большинство, с радостью готовящееся отдать себя профессиональному “рыцарю плаща и кинжала” (так называют разведчиков) и в любой момент способного на что угодно.

Но после выборов ВВП не будет так зависеть от “ура-патриотов” и потому получит возможность действовать во имя рациональных доводов о пользе стране. И возможно, именно он, избавившись за годы войны от своих чекистских иллюзий, сможет исправить нашу общую вину перед чеченцами и россиянами.

Но и на это можно надеяться, только если сторонники федеративной России будут сегодня без устали объяснять сторонникам войны в Чечне их неправоту.

Российский гражданин и, значит, Соучастник преступлений власти против человечности В.В.Сокирко

P.S. 25.02.2000г. было опубликовано “Открытое письмо В.Путина к российским избирателям”. Что можно сказать об этой главной предвыборной программе?

Красиво написано. Интеллектуальная команда Путина не зря ест свой хлеб. Отдельные шероховатости и вызывающая подпись “я –русский человек” в качестве пряника националистам – не в счет. И обращена эта программа уже не только к электорату Жириновского (“будем мочить всех врагов в сортире”), а к здравомыслящей части общества. Можно даже поверить, что в своей основной части она со ответствует убеждениям самого Путина, бывшего помощника “либерального говоруна” Собчака. Но неизмеримо важнее, как она будет исполняться и будет ли выполняться вообще. Вот ведь и генералу Лебедю перед президентскими выборами 1996 года либералы написали тоже красивую программу, однако он отперся от нее сразу, как только стало выгодно….

Гораздо большего внимания заслуживает оценка Путиным войны в Чечне, своего единственного крупного “дела” за прошедшие полгода управления страной. Сразу отметим, что эта оценка неоднократно менялась, на что обратил внимание такой авторитетный аналитик, как Эмиль Паин в “ОГ” от 24.03.2000г.:

Происходила последовательная и незаметная смена деклараций о целях военных действий. В августе провозглашалась цель – отражение чеченской агрессии в Дагестане и, понятно, эту цель поддержало все российское общество. В октябре целью объявили создание “санитарного кордона” между Россией и Чечней по Тереку. И эту цель поддержало подавляющее большинство россиян. А в ноябре прозвучал лозунг “полное уничтожение террористов” – тут уже какая-то часть политических сил, например, “Яблоко”, начали выражать сомнение, но остальные подмены целей не заметили. И лишь 1.01.2000г. во время своего новогоднего визита в Чечню и.о. президента Путин заявил, что война в Чечне идет за целостность России, точнее, за удержание Чечни в составе России. Таким образом провозглашена та же цель, что и в первую кампанию”

Это уже не слова, а свидетельства меняющихся обещаний, доказательство того, что: “Путину верить нельзя. Его программа может не дожить и до конца выборов.”

Теперь, например, Путин оценивает войну в Чечне, во-первых, как несомненную победe, во-вторых, как победу не над сепаратистами, а над преступностью вообще, в-третьих, как универсальный метод решения всех проблем. Вот его слова:

“Много лет праздно рассуждая о борьбе с преступностью, мы лишь загоняли это зло в глубь России. Бандитизм креп, проникал в города и села, укореняясь повсюду. Дошло до того, что целая республика, субъект Федерации, была оккупирована криминальным миром и превращена в его крепость. Но стоило нам вступить в прямую схватку с бандитами, разгромить их – и сделан реальный шаг к верховенству права, к диктатуре равного для всех закона.

Теперь, где бы ни притаился террорист и преступник – в Новгороде, Санкт-Петербурге или Казани, любом российском городе – он больше не может надеяться на помощь и убежище в Чечне. По бандитскому миру нанесен страшный удар. Это первый шаг, за ним последуют другие. Но ведь этого нельзя было сделать, сидя в Москве и сочиняя очередные программы борьбы с преступностью. Надо было принять вызов на поле противника и именно там его разгромить. Думаю, я объяснил, каким именно образом можно и нужно решать другие тяжелые проблемы. Жизнь сама подсказывает: только открыто приняв вызов – можно победить”.

Не хотелось бы поминать известную аксиому, что нельзя довести до победного конца войну на собственной территории с народом, даже если пытаться его полностью выселить, как делал Сталин, или уничтожить, как делал Гитлер, - чеченцы или евреи народятся вновь. Не будем также критиковать заведомо ложные утверждения о Чечне, как базе для всего российского криминала: если российским бандитам и нужно когда-либо “залечь на дно”, то они делают это с успехом в самой России или на благословенном Западе. Но осмыслим утверждение о том, что “страшный удар” в Чечне и есть основной метод решения всех тяжелых проблем России.

Бросается в глаза родство этого метода не только c “10-тью сталинскими ударами”, но и с известным жульнически-большевистским лозунгом “ударим автопробегом по бездорожью!” из “Двенадцати стульев”.

Неужели Путин не понимает, что в результате подобных “ударов” образуются лишь мелкие (или крупные) дивиденды для организаторов ударов, море поломанных людских судеб-“щепок” и углубление ухабов вместо хороших дорог? Если он искренне не понимает, то несчастной России вновь предстоит годами терпеть на себе серии очередных чекистских преобразовательских неудач. Если же понимает, то, значит, циничен и готов добиваться политических и иных выгод буквально на костях людей, что еще страшней.

С учетом опробованного чеченского опыта нетрудно представить, как на деле будет исполняться объявленная программа президента Путина.

Есть проблема бедности российских пенсионеров? - Найдем расхитителей пенсионных денег, а потом ударим по Чечне, в которой они скрываются …

Есть иные проблемы? – Найдем иных злодеев и негодяев, и снова ударим по Чечне, в которой они скрываются…И будем бить их до тех пор, пока в России не наступит счастливая жизнь со всеми правами и свободами… Но, подобно герою Высоцкого наш народ, поверивший сказке про удачливого джинна из бутылки, получит на деле только чекиста с его кредо “кроме мордобития – никаких чудес”

И что – нам это надо?

П.7. В четвертый раз ведя позорную войну с чеченцами, Россия-Родина, от зла империи очнись(20.01.2001г.)

Приведены два отрывка из повести Л.Н.Толстого «Хаджи-Мурат» о кавказской войне глазами русских и чеченцев и «Мои предложения по выходу России из чеченского тупика» путем возврата к традиционному мирному и взаимовыгодному сожительству российского государства с чеченскими родовыми обществами, по примеру автономий или договорных отношений швейцарских кантонов с Германской империей и иными соседями.

Глазами русских:”Император Николай распорядился стеснять горцев вырубкой лесов, тревожить Чечню и сжимать ее кордонной линией… Во исполнение этого предписания тотчас же был предпринят набег на Чечню. Отряд состоял из четырех батальонов пехоты, двух сотен казаков и восьми орудий. Колонна шла дорогой. Горцы поспешно отступали, отстреливаясь от преследующих их казаков. Отряд пошел вслед за горцами, и на склоне второй балки открылся аул… Жителей никого не было. Солдатам было велено жечь хлеб, сено и самые сакли. По всему аулу стелился едкий дым, и в дыму шныряли солдаты, вытаскивая из саклей, что там находили, главное же ловили и стреляли кур, которых не могли увезти горцы... Офицеры сели подальше от дыма, позавтракали и выпили… После полудня велено было выступать…Песенники по ротам выступили вперед и раздались песни…На душе было бодро, свободно и весело…”

Глазами чеченцев: “Вернувшись в аул, Садо нашел свою саклю разрушенной, крыша была провалена, двери и столбы галерейки сожжены, а внутренность загажена. Сын же его, красивый, с блестящими глазами мальчик… был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину… Благообразная женщина… теперь в разорванной на груди рубахе…стояла над сыном, царапала в кровь лицо и не переставая выла… Дед сидел у стены разваленной сакли и, строгая палочку, тупо смотрел перед собой. Он только что вернулся со своего пчельника. Бывшие там два стожка сена были сожжены, были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные абрикосовые и вишневые деревья и, главное , сожжены все ульи с пчелами. Вой женщин слышался во всех домах и на площади, куда были привезены еще два тела. Малые дети ревели вместе с матеря ми. Ревела и голодная скотина, которой было нечего дать. Взрослые дети не играли, а испуганными глазами смотрели на старших… Фонтан был загажен, очевидно, нарочно, так что воды было нельзя брать из него. Так же была загажена и мечеть. И мулла с муталлибами очищали ее. Старики-хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала и до велика, было сильнее ненависти. Это было непризнание этих русских собак людьми. И такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения. Перед жителями стоял выбор: оставаться на месте и восстанавливать со страшными усилиями все с такими трудами заведенное и так легко и бессмысленно уничтоженное, ожидая всякую минуту повторения того же, или, противно и религиозному закону, и чувству отвращения, и презрения к русским – покориться им.

Старики помолились и решили послать к Шамилю послов, прося о помощи…”

В той долгой кавказской войне. оправившись от поражения в Крыму, русские все же смогли найти ключи к Хаджи-Муратам, пленить Шамиля, а чеченцев принудить к эмиграции в Турцию. И к переселению под их контроль на равнину. Но спустя немногие годы силами чеченских женщин горы были вновь заселены воинами, с которыми предпочитали находить общий язык последние цари и первые большевистские комиссары. Однако не переводится в России гнусный соблазн империи. На те же грабли теперь наступил Сталин.

Вторая античеченская война в 1944 г.(депортация) была самой коварной и подлой. Когда чеченские мужчины воевали с Гитлером, Сталин подготовил НКВД и в одни сутки вывез (похитил) чеченские семьи поголовно: женщин, детей, стариков. Кого вывезти за сутки не успевали, сжигали в их собственных домах,. За время переезда в Среднюю Азию и в первые же дни умерла половина народа. И тем не менее в кавказских горах чудом оставались и боролись за жизнь под бомбами чеченцы - вплоть до хрущевского решения о реабилитации и возвращении всех чеченцев.

Об ужасах, позоре и бесперспективности третьей (ельцинской) и четвертой (путинской) войн с чеченцами нам, их современникам и соучастникам, все известно. Непонятно звучит стуком Клааса в сердце лишь одно: Доколе? Доколе? Доколе?

Мои предложения по выходу России из чеченского тупика

Двухвековая история тяжелых отношений России с Чечней имела три формы:

-чисто силовое подавление (войны) - от Ермолова и Николая 1 в 19-м веке до Сталина и Путина в 20-м столетии. Ничего путного от этого Россия не приобрела, кроме презрения от мира и поражений (включая в Крымской войне от Европы)

- взаимовыгодное сожительство российского государства с чеченскими родовыми обществами, когда с одной стороны государство не вмешивалось в жизнь последних на своих землях, а с другой – чеченцы подчинялись (и пользовались) российскими порядками при своем выходе во внешний (прежде всего, российский) мир. Этому правилу следовали не только последние цари (на деле они допускали гораздо большую степень свободы своих территорий, чем наши последние “федеральные президенты” – вспомните хотя бы финскую конституцию или законы бухарского эмирата), но и оголтелая советская власть, когда мирилась с шариатскими судами и с холодным оружием у горцев. И хотя этот путь не был бесконфликтным и, к сожалению, часто толковался властями, лишь как временное отступление от общеимперских законов, но он хотя бы делал возможной мирную жизнь.

-Ельцин дважды использовал еще и третий вариант: признание независимости Чечни де-факто (при режиме Дудаева в 1992-1994гг. и при президенте Масхадове в 1996-1999гг.) Этот опыт также оказался крайне неудачным. С одной стороны, чеченское общество оказалось еще слишком разнообразным, не сложившимся в единую нацию, не готовым строить свое собственное единое государство и защищать как интересы и безопасность все своих граждан, так и своих соседей. Все последние попытки Масхадова опереться на религию или международную поддержку кончались неудачами в ходе растущей внутричеченской междуусобицы и войны всех против всех. Последняя чеченская война снова объединила большую часть полевых командиров, но ясно уже теперь, что очередная победа над русскими разобщит их еще больше. Кроме того провозглашенное в те годы Москвой бессилие и “невмешательство в чеченские дела” даже когда там похищались и убивались иностранные граждане и официальные представители, инициировалось активно использовалось корыстными кругами российской элиты и криминалитета для проворачивания махинаций с российскими же деньгами. Достаточно вспомнить, сколько лет международный аэропорт Грозного использовался как свободное окно в таможенной границе России, или гигантское воровство сотен миллионов в системе Центробанка РФ фальшивыми ссылками на так называемые “чеченские авизо”, потом воровство денег, выделяемых на так называемое восстановление Чечни, потом самое гнусное : выплату многих миллионов за освобождение заложников – самым “отвязным” чеченским командирам, что позволило им с одной стороны хорошо платить российским бандитам за поиск и “доставку” платежеспособных заложников, а с другой – свести почти к нулю влияние нищего правительства Масхадова, который как человек, по-моему, стоит выше всей кучи наших вождей.

Учитывая преступность первого и безысходность третьего вариантов отношений России с Чечней, я считаю необходимым возвращение ко второму, традиционному и относительно мирному варианту их сожительства, улучшив его.

Следует признать, что никакого единого чеченского государства и нации еще не существуют. Как в Европе горная Швейцария веками жила независимыми кантона ми, способными отбивать непрерывные атаки полчищ австрийской и прочих сосед- них империй, прежде чем кантоны сложились в цветущую Конфедерацию (кстати, хмурые и драчливые предки швейцарцев похожи на остроумных и подозрительных чеченцев), так и в Чечне реально властвуют местные общины и их союзы (тейпы). С ними и надо иметь дело, как с независимыми субъектами Федерации на принципах прежде всего взаимного ненанесения вреда и гарантий.

Уверен, при этом будет проявлено большое разнообразие. Надтеречные районы с большой долей казачьего населения, возможно, захотят оказаться в ситуации ингушей или татар. И такую возможность (и помощь) им надо предоставить. Важно только, чтобы нынешние сторонники вооруженных сепаратистов там оказались в явном меньшинстве и им была предоставлено право эмигрировать…

Горные селения Чечни, возможно, будут стоять за нынешних боевиков. Им следует предоставлять возможность полной внутренней самостоятельности: сохранение стрелкового оружия, выборов своей власти и законов, при непременном условии ненанесения вреда кому-либо из соседей ближних и дальних. Захват заложников или какой-либо иное преступление против соседей и мира должно караться силой с той же решительностью, с какой это делают американцы или израильтяне, когда речь идет о защите своих и иностранных граждан. И, конечно, никакой бесплатной помощи – только взаимовыгодные экономические отношения и визовый режим.

В переговорах с чеченскими обществами возможны и другие варианты: например, получение российских пенсий, образования, медицины, энергии и т.п. – но при условии согласия на взимание российских налогов и платежей, подчинения российским законам в этой части. Думаю, что большинство чеченских селений согласятся именно на такие сложные, фактически конфедеративные отношения с Россией.

Остальным же общинам, желающим только независимости и никаких экономических отношений, должна быть предоставлена такая возможность де-факто, но честно и открыто, хорошо бы при посредничестве полицейских сил ООН. Трудной жизни сторонникам полной независимости Чечни в ближайшие десятилетия не позавидуешь. Возможно, эта территория долго будет небольшим кавказским Афганистаном (или Ливаном), где воспитанная на двух войнах отчаянная молодежь будет годами убивать друг друга. Но это – самый щадящий вариант для остальной Чечни и остальной России (нам тоже придется много лет изживать нервозы своих вояк). Конечно, не исключаю, что немногочисленные горные “ичкерийцы”, когда-нибудь смогут тяжким трудом и предприимчивостью построить собственную жизнь вне России, стать кавказским Сан-Марино или Швейцарией, но разве России от этого будет плохо? Разве швейцарское благополучие обидно Австрии, которая веками пыталась ее завоевать? Избавившись от зла империи, она сама живет неплохо.

Сейчас надо немедленно вернуть в казармы армию и начинать открыто, с по- средниками и без них, пусть на срок с правом продления, договариваться со всеми чеченскими обществами и их лидерами и выполнять эти договоры без привычного обмана, а на деле, под международные гарантии. Не атомизированному “населению” , а реальным селениям Чечни надо дать возможность выбрать свой способ сосуществования с Россией.

П.8.По закону и совести –виновны! (02.04.2001г.)

(Обвинение российских СМИ и каждого из нас в потворстве клевете, разжиганию национальной и религиозной вражды и государственному терроризму против чеченцев и самих себя.)

Конкретные обвинения с перечнем нарушенных статей Уголовного кодекса РФ предъявлены к обозревателю Е.Крутикову, в том числе и за клевету на приверженцев ваххабизма (официального вероучения Саудовской Аравии), к президенту Путину за его запугивание чеченской угрозой и милитаристскому большинству российских избирателей, голосовавших за Путина.

Меня, многолетнего читателя общероссийской полуофициальной газеты “Известия” вконец достала полная безнаказанность наших средств массовой информации в совершении гнусных уголовных преступлений. Последней каплей для данного обращения послужила передовая “Известий” от 26.03.2001г. “Террор по найму (бандиты вербуют кровавых исполнителей в соседних регионах)”, написанная обозревателем Евгением Крутиковым. И хотя я понимаю, что никаких шансов быть услышанным у меня нет, просто не стало сил молчать.

Клевета

Сообщения о трех мартовских, практически одновременных взрывах автомобилей с человеческими жертвами в Ставрополье Е.Крутиков комментирует следующим образом: “Террористическая война идет уже давно. Мало кто сомневался, что сепаратисты откажутся от практики запугивания мирного населения России – на данный момент это едва ли не единственный доступный им способ давления на власти”.

Такими словами автор описывает вторую войну против чеченских сепаратистов, начатую федеральными властями летом 1999 года, описывает лживо, ибо знает, что никогда чеченские лидеры не объявляли, что производят взрывы в России для запугивания и принуждения российских властей к согласию на их требования. Единственным террористическим актом был захват в первую войну группой Шамиля Басаева больницы в Буденновске, после которого начались переговоры о мире в Чечне. Хотя юридически действия Ш.Басаева должны квалифицироваться как заложничество, но это, конечно, лишь разновидность терроризма, раз требования властям России были обусловлены угрозой жизни людей. Но не об этом историческом рейде идет речь., а о взрывах последних лет, про которые достоверно известно, что чеченские лидеры ими не угрожали.

Мало того, уже ясно, что не только к запугиванию, но и к производству этих взрывов никто из чеченцев ни причастен. Е.Крутиков в упомянутой статье прямо это и говорит читателям: “Вдумайтесь: ни в одном из террактов, совершенных против мирного населения России с начала еще даже с первой военной кампании, не участвовал ни один чеченец или выходец из Чеченской Республики”.

А ведь правда: где бы и какой бы взрыв ни происходил за прошедшие годы, наши власти и пресса прежде всего начинали твердить о “чеченском следе” и руке ичкерийских бандитов. И мы ожидали, что вот-вот эти угрозы будут подтверждены самим чеченцами. Время же доказало, что эти взрывы – не чеченские.

Казалось бы, этот факт должен понудить всех честных чеченофобов (от президента до бомжа) признать ошибочность своих подозрений и принести ошельмованным сепаратистам публичные извинения. Но ничего подобного не происходит. Е.Крутиков, например, делает это признание только для того, чтобы обнародовать новую и еще более изощренную версию “чеченского терроризма”. Оказывается, лидеры сепаратистов не только не грозятся, но всеми мерами скрывают свою причастность к взрывам путем привлечения к их исполнению “ваххабитов и наемников” из дагестанцев, ногайцев, карачаевцев. Утверждения эти делаются лишь на основании того, что обвиняемыми по уголовным делам о взрывах домов и автомобилей ныне являются лица перечисленных национальностей, хотя их реальная виновность и преступная связь с кем-либо из чеченских лидеров до сих пор не установлены (если не считать очень сомнительного утверждения обвинения по делу о взрыве дома в Буйнакске, что за этот взрыв араб Хаттаб заплатил 300 тыс. долларов). Вина и мотивы остальных взрывателей просто неизвестны. Тем не менее Е.Крутиков и ему подобные продолжают упорствовать и облыжно обвинять чеченских сепаратистов в терроризме.

Подытожим вышесказанное правовым языком. Е.Крутиков и подобные ему авторы и издания виновны в злостной клевете на чеченских сепаратистов, т.е. “в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица либо подрывающих его репутацию в средствах массовой информации и соединенных с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого обвинения – наказывается лишением свободы до 3 лет“ (ч.2 и ч.3 ст.129 “Клевета” УК РФ).

Пособничество терроризму

Как образованный газетчик, Е.Крутиков, конечно, знает, что древнеримское слово “террор” (страх, ужас) и исходящее от него французское “терроризировать” (преследовать, угрожая расправой, убийствами, держать в состоянии страха – см. СЭС, 1985г.) происходит прежде всего от давней деспотической или революционной традиции запугивания населения (или их властей) неизбежной смертью за неисполнение выставленных требований. Другого понимания термин “террор” не имеет и потому, например, взрывы людей в военных целях или из-за мести нельзя считать террором. Такое же понимание этого преступления содержит и нынешний УК РФ в ст.205: “Терроризм, т.е. совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятия решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях-…наказываются лишением свободы до 20 лет”.

К сожалению, это определение терроризма наш законодатель несколько испортил неоправданным включением в него цели “нарушения общественной безопасности”, которая является калькой цели другого преступления: “диверсии” (ст.281 УК), но основной смысл цели террористического деяния: “Устрашение населения либо оказание воздействия на принятие решений органами власти” указан точно. И потому взрывы автомобилей на Ставрополье, а перед этим взрывы домов в Москве и Волгодонске террористическими действиями со стороны их исполнителей названы быть не могут, хотя и имеют, конечно, преступный характер.

Впрочем, функцию успешного устрашения российского населения этим взрывам, действительно, придали – но не чеченские сепаратисты, а напротив, российские лидеры и средства массовой информации. Политический подтекст их филиппик очевиден: устрашив людей “чеченской угрозой”, заставить активно поддержать “антитеррористическую” войну в Чечне и мобилизоваться вокруг власти. Таким образом, в ходе второй чеченской войны была создана уникальная правовая ситуация (ее можно назвать “разделенным терроризмом”), когда неизвестные преступники взрывали российских мирных жителей, а российские власти и средства массовой информации использовали эти преступления для устрашения своего населения и натравливания его на чеченских сепаратистов. Если вина непосредственных исполнителей взрывов в гибели людей очевидна, то вина использователей этих взрывов для устрашения населения и шельмования своих противников (кстати, не только чеченцев – вспомните, как на волне античеченской истерии осени 1999г. Чубайс публично обвинял Явлинского в предательстве лишь за одно предложение переговоров с президентом Чечни Масхадовым) несомненна с точки зрения совести, но не с позиции сегодняшнего уголовного закона. Тем не менее я считаю, что использование взрывов неизвестного авторства для запугивания населения и своих политических противников является разновидностью терроризма (“вселение ужаса”) и должно караться согласно ст.205 УК РФ. Ведь если эта норма признает терроризмом одну лишь угрозу совершения взрывов и убийств в целях устрашения, то такое использование уже совершенных кем-то взрывов тем более должно признаваться таким преступлением.

Возбуждение национальной или религиозной вражды.

Продолжая свои домыслы, Е.Крутиков (впрочем, как и многие иные российские деятели и журналисты) не единожды и сознательно употребляет термин “ваххабит” как синоним террориста, совершая тем самым очередное нарушение норм российского уголовного закона, на этот раз ст.282 УК РФ: “Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства, а равно пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, если эти деяния совершены публично или с использованием средств массовой информации… наказываются лишением свободы до 5 лет.”

Выше упоминалось, как Е.Крутиков запросто указал на “убежденных ваххабитов”, как на “рекрутируемых рядовых террористов” для взрывов российского населения. Далее он развивает этот посыл следующим образом: “Что происходит в последние годы в горном Карачае? Представители официальных властей КЧР уверяют, что “да, ваххабиты у нас были, но потом исчезли”. Тем не менее именно несколько сел в горном Карачае дали миру специалистов по политическому террору, в том числе и убийц сотен москвичей и жителей Волгодонска (далее перечисляются фамилии нынешних подсудимых по делу об этих взрывах, суд над которыми в КЧР ныне окружен неестественно плотным молчанием СМИ). В г. Карачаевске подсудимый А.Г. владел биллиардной, которую назвал “Мусульманское общество N3”, читал молодежи проповеди и считался имамом. Еще выше в горах, в родовых селах и урочищах карачаевских ваххабитов, ситуация и вовсе не контролируема – о том, что там происходит, не имеют представления даже сотрудники Совета безопасности КЧР… Все это можно было бы рассчитать заранее, зная о поездках ваххабитских эмиссаров-вербовщиков в Карачай, Балкарию, Адыгею, Татарстан и Башкирию… и эффективно контролировать ситуацию с распространением ваххабизма в горном Карачае.”

Я могу допустить, что какой-нибудь рядовой сотрудник местной госбезопасности может искренне приравнивать “ваххабита” и “террориста”, но что такой образованный журналист, как Крутиков, не знает, что ваххабизм это не бандитская профессия, а уважаемое вероучение, представить невозможно. Нельзя поверить, что он, начиная писать столь ответственную передовую, хотя бы не заглянул в СЭС, который поясняет: “Ваххабиты – приверженцы религиозно-политического течения в исламе, возникшего в Центральной Аравии. Основатель Мухаммед ибн Абд аль –Ваххаб (1703-87). Ратуя за “чистоту” ислама, В. проповедовали простоту нравов, боролись за объединение Аравии. Ваххабизм – официальная идеология в Саудовской Аравии”. С весьма уважаемым в мире государством Саудовской Аравией нынешняя Россия находится в нормальных дипломатических отношениях. Совсем недавно, считанные дни назад российский президент В.В.Путин обращался к властям этой ваххабитской страны с просьбой об освобождении силой пассажиров захваченного обезумевшим чеченцем и его двумя сыновьями-подростками российского самолета. Именно саудовские полицейские, эти ваххабиты, рискуя жизнями, пусть не совсем умело, но решительно подавили действительных, хоть и жалких террористов…. Ну, не может Е.Крутиков не знать этого!

А как же он увязывает эту правду с домыслами о ваххабитах, как убежденных террористах? – А никак не связывает: ему надо лишь бы оболгать старое суровое вероучение и его приверженцев в угоду подсказанной в органах очередной версии о корнях чеченского и мирового терроризма.

. Ведь об их жизни в дагестанских селах Карамахи и Чабанмахи не один год и подробно писала российская печать, включая “Известия”. Перетянув на свою сторону большинство семей в этих селах, ваххабитские общины объявили о перестройке своей жизни по суровым правилам трудовой и нравственной жизни. Они отказались от услуг местной милиции, жили изолированным самоуправлением, не кланяясь местным властям и не делясь с ними, что вызвало естественную ненависть. Опираясь на собственный тяжкий труд и финансовую помощь единоверцев, они стали зажиточными по меркам нищего Дагестана, что вызвало уже от соседей недоброжелательство и зависть. Доносы на ваххабитов в Махачкалу, а оттуда в Москву множились, проверки учащались. Одной из последних была проверка тогдашнего Министра МВД РФ Степашина. Посмотрев, как ваххабиты живут на деле, Степашин, говорят, повторил знаменитую фразу Петра 1 о староверах: “Пусть мужики живут”, но отвести от “мужиков” грозу, он, конечно, не мог.

Летом 1999 года окружение Ельцина, видимо, решило, что на Кавказе период подготовки реванша закончился и пора начинать победоносную операцию. Жизнь дагестанских ваххабитов была избрана в качестве затравки. Неожиданно были полностью прерваны традиционные связи дагестанских и чеченских ваххабитских общин, арестованы машины, установлена блокада, что с чеченской стороны, несмотря на возражения Масхадова, вызвало приход добровольцев на помощь защищающимся единоверцам…. Провокация удалась. Ссылась на “чеченскую агрессию”, была привлечена российская армия, которая совместно с дагестанской милицией стерла с лица земли все цветущие ваххабитские села, вернув их в исходное нищее положение. А главное, был создан предлог “наказать за агрессию” Чечню, освободив и ее от “террористов-ваххабитов”. Одновременно произошли и кардинальные изменения в Москве. Поскольку Степашин, бывший в то время уже премьер-министром и вероятным заместителем Ельцина, не проявил должной ретивости в немотивированном уничтожении ваххабитских мужиков, он был низвергнут и заменен гораздо более способным на все В.В.Путиным… Но о его роли и роли народа чуть позже.

Повторяю, не знать всех этих обстоятельств, а также того, что ни одного доказанного свидетельства о связи ваххабизма с терроризмом нет, Е .Крутиков и газета “Известия” не могут. И тем не менее они сознательно сеют эту ложь, намеренно возбуждая ненависть и религиозную вражду, нарушая ст.282 УК РФ. Причем делают это открыто, нагло, уверенные в безнаказанности, раз отрабатывают в печати выданную им в органах версию.

Основные виновники

К сожалению, в пособничестве терроризму виновны не только и даже не столько отдельные российские лидеры и органы печати. Если додумывать до конца, то придется вернуться к началу второй чеченской войны, активная фаза которой началась после разгрома ваххабитских сел в Дагестане.

В конце лета 1999 года российская ракета неожиданно, без объявления войны, уничтожила единственный масхадовский (президентский) самолет на аэродроме в Грозном. При этом погиб простой авиатехник. Нынешний президент России был тогда только что назначен премьер-министром и на чей-то журналистский вопрос об этом зловещем преступлении ответил с необыкновенным уголовным шармом: “Террористов будем уничтожать, где бы они не находились: на аэродроме – так на аэродроме, в сортире, так, простите, и в сортире мочить будем”.

Мой отец в 30-40гг. служил военным авиатехником, обслуживал самолеты знаменитого полярного летчика Каманина, дневал-ночевал у своих машин.. Слава Богу, он уже давно упокоен, но по жизни вполне мог бы оказаться на месте того безвестного грозненского технаря (может, даже русского), которого наш нынешний президент велел убить ракетой, а потом холодно и цинично назвал террористом, пообещав еще худшую судьбу (не уничтожить, а замочить, не на аэродроме, а в сортире) всем остальным таким же “террористам”, вроде этого безвестного и безвинного работяги.

Без сомнения, этот первый эпизод второй чеченской войны и по совести ,и по закону должен быть квалифицирован как акт запугивания населения Чеченской республики угрозой уничтожения мирного населения, т.е. как акт государственного терроризма. Несомненность такой квалификации полностью подтверждается последующим ходом событий: бомбежками и обстрел[SV1]ами городов и сел, включая сбрасывание новейших вакуумных бомб на грозненский рынок, бегством из Чечни большей части мирного населения, кровавыми зачистками и фильтрационными лагерями. Произошла гибель тысяч вооруженных людей и десятков тысяч мирных жителей. И при этом не обнаружилось ни одного чеченца, вина которого в терроризме была бы доказана. По сравнению с такой колоссальной виной первого лица российского государства, вина помогающих ему в этом газет и журналистов, да и всех иных его помощников может показаться незначительной. Но так считать неправильно. Наша вина – больше.

Ведь в определенном смысле В.В.Путин сам был заложником обстоятельств, он был функцией общественного мнения российских избирателей.

Вспомним: в момент этого первого эпизода Путин еще никому не известен, он не имел своего политического веса, а был лишь очередным назначенцем непопулярного президента и за немногие оставшиеся до президентских выборов месяцы должен был стать первым по авторитету кандидатом. С этой труднейшей задачей он справился блестяще. По словам известного политтехнолога Г.О.Павловского, “Путин сам выбрал линию на решительные действия в Чечне – и выиграл…”

И действительно, ракетная атака на чеченский аэродром и объявление намерения “мочить в сортире” были решающим испытанием для российского общественного мнения. Если бы оно оказалось сугубо отрицательным, никакой террористической войны и ее жертв не было бы. Путин быстро скорректировал бы свои милитаристские намерения, ибо не война сама по себе была ему тогда нужна, а успешность предстоящих выборов. Однако отклик общества на эту фразу был положителен: Путин правильно угадал его настрой на войну. Объявленная им террористическая “антитеррористическая операция” и блатная лексика пришлись по нраву огромному числу россиян, рейтинг его популярности резко пошел вверх. Это, собственно, и предопределило окончательное решение Путина о “войне до победного конца”, а ведение войны предопределило весной 2000 года его избрание президентом России с огромным преимуществом над другими кандидатами. Единственный его соперник с относительно мирной программой –Явлинский получил на порядок меньшее число голосов.

Так, Его величество российский народ “заказал” Путину “мочить Чечню”, а когда тот начал исполнять это “желание”, с восторгом ему отдался до полного слияния.

Для меня лично этот разворот событий был нравственным потрясением . Еще мои родители стыдились за выходки Хрущева и косноязычие Брежнева. Наше поколение стыдилось за ввод войск в Чехословакию и ужасалось афганской бездне. Наши дети стыдились карательных операций советской армии в Вильнюсе и Баку. Мы вечно помним вину немецких избирателей, приведших к власти Гитлера, хотя большинство их и не голосовало за него, да и голосовавшие отнюдь не жаждали войны и уничтожения евреев, а просто обманулись. Наше же избирательское большинство голосовало именно за “мочить в сортире”, за грязную войну и государственный терроризм, за то, что сейчас имеем. У нынешнего поколения российских избирателей, уже десятилетие живущих при “демократии”, как будто не осталось никаких нравственных тормозов. Как только политик заговорил с ними блатным языком о своих террористических намерениях, они избрали его своим лидером и поддерживают до сих пор. Это они стали заказчиком преступлений в Чечне и их соучастниками.

Страшно говорить, но с точки зрения уголовного закона и человеческой совести нынешний российский народ в Чечне совершает преступления и является народом-преступником. А поскольку каждый их нас является неотъемлемой частью своего народа, то его ответственность ложится и на каждого из нас, включая меня лично, как соучастника преступлений.

Мы все – заложники террористических заблуждений своего народа, все достойны Божьей кары и должны сделать все, чтобы свою вину исправить.

(Копии этого письма под вторым заголовком были посланы в Генпрокуратуру РФ и в редакцию «Известий») .

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.