Виктор Сокирко. О смысле антивоенного пикета

О смысле антивоенного пикета. П. 18 ( 2006 г.)

- о создании международного нациеразводного суда ООН и подготовке материалов к суду «Чечня и Россия»

П.18.О смысле еженедельного пикета против войны в Чечне и России (23.08.06)

.Прежде всего я должен выразить свою благодарность Вале Василевской за то, что она откликнулась на просьбу А.Рощина и мою о создании подобного документа, внятно и доходчиво поясняющего, что нас объединяет и заставляет уже много лет приходить на еженедельный пикет с протестами против войны в Чечне, а теперь вот –на Кавказе, в России, мире. Я благодарен, что она сделала первый, самый трудный шаг и мы уже, как минимум, имеем ее общий текст, с которым я лично с первого взгляда практически полностью солидаризировался. Единственное, что меня сильно коробит и что мне трудно перенести, это ее слова: «Итак, можно подвести итоги: после многих неудавшихся провокаций спецслужб эта последняя – чеченская война - удалась блестяще. Но какой ценой?»

Не могу согласиться с победой Путина.

Может быть, это мой физический недостаток, но я просто не могу объективно восхищаться успехами спецслужб, как и мастерством палачей и киллеров. Умом понимаю, что с профессиональной точки зрения киллер, снайпер и охотник принадлежат к одному разряду убийц живого, или что между шпионом и разведчиком нет разницы, кроме названия, но много лет участвуя в пикете на стороне недобитых, недострелянных, я не могу встать над нашим с Путиным давним спором и как спортивный судьи признать хоть какую-то его победу. Тем более, что на деле мы ведь обсуждаем и осуждаем на пикете не скорострельность пулеметов или эффективность современных пиартехнологий и интриг, а способы превращения именно нас в быдло и ничто. Я не могу признать даже «тактические успехи» Путина, раз уверен, что в конечном счете они ведут к гибели России и мира, что всякие «успехи» на этом пути есть только этапы нашего общего краха. Даже нынешнее превращение масхадовского военного сопротивления в вялотекущую партизанщину и даже предстоящую чеченцам «жизнь на коленях», как ни трудно представить себе чеченцев в таком положении, - это еще не конечная победа путинской России. Просто расплата придет позже и весомей.

Для нас пикет – вечен.

Он возник лишь как естественное продолжение правозащитных (диссидентских) общественных требований мирных переговоров с Масхадовым ради прекращения второй преступной войны в России. Это был наш способ проявления гражданской позиции и выражение надежды, что совесть и разум в России все же победят, в том числе и с нашей помощью. Без такой надежды и протестов нам было бы просто трудно жить в этой стране, как бы молчаливо соглашаясь и соучаствуя в ее государственном бандитизме..

Но постепенно приходило понимание, что в ближайшей перспективе наши надежды не оправдаются и что нам надо или отказываться от своих понятий о совести и разуме и прекращать свое «безнадежное дело» или делать наш пикет бессрочным, вернее , вести его до тех пор, пока у каждого из нас есть на это силы, моральные и физические. Для меня лично этот вопрос решен уже давно, практически с самого пикетного начала. Потому что сразу стало ясно, что сталиноподобная реакция в виде Путина пришла в традиционно самодержавную Россию надолго, а многолетний опыт участия в «безнадежном» диссидентском движении приучил меня этому не удивляться.. Диссиденты всегда протестовали в меру физически допустимого для себя, потому что морально «не могли иначе».

Как мне кажется, Валя пришла к аналогичному выводу тоже давно. Для иных пикетчиков время ответа на вопрос .о том, что делать, когда война в Чечне стала «вялотекущей» и «бесконечной», приходит только сейчас. Думаю, для них наша совместная работа над «Кредо пикета» будет особенно актуальной.

Да, большинство из нас уже потеряло надежду на скорый мир в России. И тем не менее мы продолжаем ходить по четвергам на Пушкинскую площадь. Изначальная задача оказалась слишком огромной для столь небольшого числа свободных людей в столь большой имперской стране. Потому цель теперь стала гораздо скромней и реальней.: сохранить знамя протеста и тем сохранить себя, свою позицию гражданского легального сопротивления. И как ни странно, до сих пор это удается делать относительно спокойно.

Пикет не умирает и его власти насильно не умерщвляют. Почему?

Первые годы местные власти (префектура округа) постоянно старались затруднить функционирование пикета, по надуманным поводам меняя время и места его проведения, надеясь, что пикетная традиция умрет сама от усталости, без силового давления и официальных запретов. Эти расчеты не оправдались. В период вторых президентских выборов раздраженные власти перешли к прямым запретам и судебным штрафам. Участники стали тогда приходить на привычное место, как обычные прохожие, без плакатов и лозунгов. Неожиданно для нас самих на неразрешенные пикеты стало приходить людей гораздо (в разы) больше. Больше стало и прессы, ибо для мира наш неразрешенный пикет приобрел еще один смысл: отмену в России свободы слова и попрание своих же законов. И тогда власть центральная «поправила» власть местную: нам стали разрешать проведение антивоенных пикетов уже беспрепятственно, уразумев, что «их лучше терпеть и может, даже использовать как «картинку демократии для иностранцев». За прошедшие с тех пор пару лет менты стали не разгонять, а охранять нас от случающейся иной раз со стороны шовинистов агрессии.

Но думаю, есть еще одно объяснение Совершенно ясно, что мы не представляем для властей никакой конкретной опасности. В любой момент они могут разогнать нас, наплевав на возражения прессы и западных партнеров. А не делают они это из любопытства, уверенные, что в конечном счете большинство из нас признают их победу, а следовательно, и правоту.

Путин, его команда и электорат верят в свою правоту, т.е. в неисчерпаемую силу Империи и ее«героев-чекистов, способных доказать и оправдать что угодно». Они верят, что могут заставить работать любого на свои цели и желают, что бы их признали и в таком качестве «свободно полюбили» (как у Оруэлла) все-все, включая самых упорных противников.

И потому, думаю, существование нашего пикета теперь имеет и принципиальное значение, именно потому что сама власть в нашей несвободной стране сознательно дозволила его свободное существование, уверенная в нашем конечном перевоспитании под напором очевидных, мол, фактов: - армейская война в Чечне закончена, -сепаратисты убиты или надели российскую форму, финансовые вливания позволяют как-то восстанавливать мирную жизнь, а жесткий контроль спецслужб через ночные и иные зачистки позволяют даже чеченцев превращать в обычных российских подданных, что и требовалось доказать и показать любым «разумным людям», даже в условиях их «свободы»... Думаю, со стороны властей нынешнее охраняемое существование нашего пикета – своеобразный эксперимент управляемой, вернее попускаемой демократии, где у нее есть сильные шансы на победу и в уличной агитации за умы прохожих. россиян. И надо признать, что это неявное соревнование на пока охраняемой пикетной площадке мы чаще проигрываем. Утешаюсь лишь одним: если Бог не дал видимых талантов, надо все равно делать, все, что в наших силах, уповая на тютчевские строки: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется» и лишь больше стараться в поисках аргументов в дискуссиях с коллегами и противниками.

Можно сказать, что нам повезло. Пикет был просто подарен судьбой, как уникальная площадка, на которой можно свободно спорить с имперской частью нашего народа и его власти. И мы обязаны использовать этот шанс в меру своих способностей, в надежде найти понятные всем слова об истине.

Ниже попробуем обсудить ее основные, на мой взгляд, темы.

Спасают ли Путин или иные империалисты (типа Чубайса или Лужкова) Россию или губят?

В пользу отрицательного ответа свидетельствует всемирный опыт гибели всех империй, включая самые могущественные. Спасались от бюрократического перерождения и тотального гниения, чуть дольше продлевая свою жизнь только те империи, которые сохраняли в себе древние основы народоправия, федерализма и разделения властей: Древний Рим, Великобритания, нынешние США Даже распадались они с меньшими страданиями и большей пользой для наследников, как Британская империя. США же до сих пор показывает миру необычную успешность своих демократических и федеральных начал. Только освобождение людей и народов, укрепление правовых и федеральных основ правления способно через трудности и разум укрепить мир и процветание в любой стране, тем более, в столь давно зараженной самодержавием России

Правда, до сих пор еще существуют Россия и Китай. Хотя их многовековая история постоянно прерывалась периодами свободы-смуты, распада и гибели, они в свой черед сменялись возрождением и новым укреплением традиционных империй под новыми знаменами-именами. Как раз такой период реакции, очередного возрождения царистских привычек русского народа мы и переживаем. В такое время кажется бесполезным говорить людям о предстоящих на таком пути жестокостях, пытках, смертях тысяч невинных людей. Мифы родной истории подсказывают русскому царистскому сознанию, что все мочиловки грозных царей – лишь необходимые издержки при возрождении главного завета предков – величия России. Этих людей может убеждать не обращение к гуманизму, праву и справедливости, а лишь аргумент позора и неуспеха. Имперская, т.е. не исправляемая жизнью бюрократическая и гнилая Россия вновь и вновь будет распадаться и погибать с позором и унижением, пока не вернется, наконец, на свой изначальный, еще домосковский период не тюрьмы народов, а свободы своих земель, народов и граждан. Про царскую Россию надо не талдычить постоянно о ее славе и величии, а рассказывать правду про национальные позоры Кавказской, Крымской, японской войн, первой мировой войны, гражданской, финской, первых лет Отечественной, первой и второй чеченских войн, «Норд-оста» и Беслана – по причине самодержавной дурости российских императоров и главнокомандующих.

Конечно, даже такие аргументы на многих не подействуют, ибо они просто не захотят распрощаться со своими почти врожденными имперскими иллюзиями. Но не стоит отчаиваться. Россия состоит не только из столичных «патриотов». Немалому числу российских граждан столичное самодержавие и произвол активно не нравятся, аргументы за восстановление в России начал федерации и прав человека будут находить в провинциях и в автономиях всё большее понимание. В конечном счете жителей провинций и автономий в России больше, и они-то в конце концов изменят традиционный российский менталитет. От людей в провинции и автономиях, и от их упорств а в отстаивании своих прав, от их смелости и самостоятельности в конечном счете будет зависеть еще возможное преобразование России в истинную Федерацию. Так что у нас есть, к кому обращаться.

Но есть в такой перспективе западня сепаратизма, обсуждения которой не избежать на нашем пикете, тем более, что большинство из нас сочувствует чеченцам, борющимся прежде всего за право на государственное отделение от России. Это право естественно, но очень непросто в реализации

Государственное отделение народа невозможно без выделения территории его проживания. Но чаще всего на этой территории проживает не один, а разные народы, в том числе те, которые не желают становиться меньшинством во вновь образующемся государстве своих соседей. Кроме того, в самом отделяющемся народе есть много людей, не желающие отделения. Их права и интересы также нельзя нарушать, а неизбежный ущерб приходится компенсировать на основе соглашений. Даже семейный развод сложен, а раздел наций труднее в тысячу раз, и потому должен быть использован лишь как крайнее средство, когда иных средств для прекращения конфликтов нет. К сожалению, эти сложности очень часто игнорируются лидерами отделяющихся народов, когда они руководствуются личными карьерными целями, не останавливаясь перед войнами, этническим чистками, потоками крови. И тогда сепаратизм оборачивается преступлением.

Другая опасность сепаратизма –это почти неизбежное вмешательство недружественных государств, поскольку возбуждение сепаратистских движений у соседей всегда было мощным средством их ослабления и получения конкретных выгод вплоть до территориальных уступок и даже последующих поглощений. – как поступил в свое время Гитлер с судетскими немцами в Чехословакии и как перед этим всегда действовала ширящаяся российская империя. Да и сегодня Россия поступает сходным имперским образом (по правилу:«Разделяй и властвуй») с Грузией, Молдавией, Украиной.

Сейчас у России нет таких недоброжелательных соседей, но она сама – как раз такая и потому других подозревает в том же. Западные державы эти ее опасения понимают и не устают повторять о незыблемости границ и территориальной целостности всех существующих государств согласно Хельсинкским соглашениям о безопасности в Европе. Послевоенный мир свято соблюдает этот принцип, хотя он и прямо противоречит другому международному принципу, провозглашенному ООН - о праве наций на самоопределение. Но сегодня реально у народов есть лишь очень ограниченные право на государственное отделение от метрополии, а именно – лишь при согласии на отделение самой метрополии и при согласии нового государства исполнять все обязательства по существующим международным законам и соглашениям. В противном случае даже их военная победа и независимость де-факто не избавляют их и их покровителей от международного бойкота - как это происходит с турецким Кипром, Карабахом, Абхазией и Осетией, Приднестровьем.

Ситуация с признанием права на сепаратное отделение очень сложна, опасения исходящих от него бед обоснованы. Противники чеченского отделения говорят об опасности чеченского примера для существования всей нынешней России. Мол, если Чечне позволить выделиться, то за нею потянутся за независимостью и остальные не только автономии, но и русские области, что повлечет за собой, как в Югославии, череду нескончаемых региональных конфликтов, войн и смертей. Выход наши оппоненты видят лишь в усилении чекистских сил империи, т.е. в гибельной политике Путина. Ссылаясь на отстаивание целостности России Путин и прочие империалисты гробят в ней федерализм, свободу народов и демократические начала, т.е. единственный шанс на выздоровление, а ссылаясь на право наций на самоопределение, они поддерживают злостный сепаратизм в соседних странах, в захватнических, имперских целях.

Конечно, есть цивилизованный выход из западни существующей двойственности международных принципов. Например, из нее уже успешно выбирается нынешняя, впервые добровольно объединившаяся Европа (пройдя стадию не только империй, но и национальной раздробленности), и мы можем следить, как эта великая Конфедерация будет развиваться в надежде, что в будущем ее близким партнером или даже частью станет и добровольно объединившаяся в Европе Россия.

Проект высшего нациеразводного мирового суда

Этот генеральный для мира выход, заключается в тщательной разработке и добровольном принятии большинством государств международного закона о праве наций на самоопределение, включая создание «мирового нациеразводного суда», решениям которого подписавшиеся государства обязываются подчиняться. Как в случае семейного права перед судом стоит задачи максимально возможного сохранения семьи и интересов детей при обеспечении свобод и прав семейных сторон, включая их право на развод, так и в случае мирового суда, куда должны обращаться законные представители народов, желающие государственного отделения от метрополии, он должен сделать все для примирения сторон и предотвращения столь болезненного для граждан процесса, как развал их государства и его территориального расчленения. Поэтому категорически должны быть исключены все побочные обстоятельства, провоцирующие развал, вплоть до введения международных санкций против зарубежных инициаторов, введения запрета на занятие лидерами сепаратистов должностей в новом государстве (во избежание вредного влияния их карьерных амбиций) и др.. Но, с другой стороны у этого суда не должно быть права на окончательный запрет отделения, ибо он должен исходить из высшего приоритета свободы людей и старого правила: «Насильно мил не будешь!».

а) Если раздел старого государства предотвратить не удается, суд обязан сделать все, чтобы интересы остающихся в старом государстве людей не были ущемлены, чтобы они были в максимально возможной степени компенсированы отделяющейся стороной. А это огромные средства на переселение вынужденных переселенцев, включая возмещение им морального вреда и упущенных выгод...

б) Суд обязан удостовериться в единодушии отделяющейся стороны. Если в числе жителей отделяющейся территории есть люди иного этноса или иные особые группы жителей, желающие жить отдельно от выделяющегося государства в составе старого иль даже их собственного нового, пусть небольшого города-государства, то и их такое право должно быть учтено и обеспечено.

в) Выделяющееся государство должно взять на себя обязанность выполнять все международные законы и обязательства, включая соблюдение всех основных прав и свобод человека под международным контролем и гарантиях. Это главное.

Для карьерных сепаратистов исполнение таких требований будет серьезным тормозом для их сепаратистских планов. Ибо обращаясь в международный суд, они рискуют потерять немалую часть своих граждан, контролируемую территорию, подвергнуть своих сограждан суровым материальным тяготам. и могут не справиться с управлением новой страной при соблюдении всех прав человека под суровым международным контролем. Уверен, что международный суд резко снизит опасность злостного сепаратизма.. .Только при соблюдении таких условий, международный суд из членов ООН может дать согласие на принятие нового члена в ряды не изгоев, а общепризнанных независимых государств- членов ООН Если же старое государство не согласится с решением международного суда на согласованное с миром его разделение, будет продолжать упрямиться в надежде на свою силу и подавление, оно само станет изгоем из мирового сообщества, может попасть под санкции и погибнуть.

Мне трудно представить, что при таких перспективах с одной стороны сепаратистские лидеры будут настаивать на столь болезненном прежде всего для их собственного народа решении об отделении от демократического процветающего государства. Еще труднее представить, что старая империя при реальной угрозе ее разделения не пойдет на требуемую миром демократизацию и федерализацию своего внутреннего устройства. И это сильно укрепит мир и свободу во всем мире.

Ибо есть грозный судия, он ждет.....

Конечно, до начала функционирования такого суда в мире еще очень далеко, но нам уже сейчас следует действовать в твердой вере в то, что он будет создан и займется делом «Чечня против России». Надо рассказывать на пикетах, что скажет будущий «грозный и недоступный ни угрозам, ни звону злата, справедливый судия» (почти Бог, а для верующих людей – просто лучший толкователь Его воли) после того, как «он все узнает.» Пусть даже не все «мысли и дела наперед», но хотя бы то, что расскажут ему свидетели и правозащитники. В своем приговоре он назовет и зачинщиков войны, и виновников взрывов московских домов, душителей зрителей «Норд-осте, поджигателей детей в Беслане, Грозном, тех, кто воспитал тысячи всяких Басаевых и Ульманов, иных террористов и фашистов по всей России. И об этом нельзя уставать говорить и на нашем пикете, пока еще не иссякло в негодовании чувство к любви нашей общей родине у всех российских народов, пока оно не вытеснилось одной лишь ненавистью к Кремлю, подменившем Родину, и желанием бежать от него куда угодно и любым способом. Потому что как только под прессом власти это чувство любви иссякнет окончательно, у справедливого и грозного судии не останется никакого иного приговора, кроме согласия на окончательный распад России. Тогда ее нынешние декоративные республики и регионы станут реально дерущимися «субъектами», а прежняя имперская Россия сузится до размеров захолустного Московского княжества.., меньше нынешней Австрии. Впрочем такое решение вынесет не сам Суд, он от имени мира лишь дозволит осуществиться такому общему решению всех народов, населяющих Россию о том, что жить по своей воле в отдельных землях им лучше, чем вместе по прихотям имперской Москвы, что развод лучше нынешнего ужаса и унижение без конца... Европа, по крайней мере, такое уже проходила.

Но будем верить в лучшее. Сопротивляясь имперскому мороку, отстаивая права человека и народов, будем приближать приход России к истинной Федерации в союзе с Европой.

P.S. Пытаясь обсудить вышеприведенные предложения, я встретил следующие возражения:

--Чтобы не длить страдания чеченского народа, надо признать, что война в Чечне закончена, что сторон для переговоров не существует и необходимо перейти к традиционной правозащите.

Ответ: В Чечне продолжают жить чеченцы и если сегодня они одели российскую форму, то под давлением будут уходить в боевики, пока с ними и их семьями не договориться о правовых основах их жизни. Формы таких переговоров могут быть самыми разными. Наиболее реальным мне представляется круглый стол для авторитетных представителей всех крупных селений и политико-военных сил Чечни, которые под председательством представителей РФ и ЕС смогли бы выработать временные положения об основах совместной жизни в Чечне под эгидой чеченских традиций, российских и мировых законов с перспективой превращения их потом в Федеративный Договор ЧР с РФ под мировым контролем, включая деятельность местных войск в переходное время

-Не ясен механизм образования нациеразводного суда, обеспечение объективности его решений.

Ответ: Конечно, такой суд должен быть организован в недрах ООН, потому что именно последняя должна принимать окончательное решение о приеме нового государства в члены ООН или отказе в приеме. Процедура такого обсуждения в ООН уже существует, но его обязательным условием сегодня является существование де-факто нового государства, осуществившего такое вое бытие силой, не правовым путем, вопреки законам метрополии. Создание же нациеразводного суда сделает ненужным такой силовой сепаратистский вариант, что во многом снимет террористическую угрозу во всем мире, а с другой стороны будет толкать метрополии в сторону федерализации и демократизации своего устройства, что особенно важно для России По составу такого суда мне кажется правильным подражание составу Совета Безопасности, с участием как стран-метрополий, так и стран –«новичков».

В итоге мои предложения сводятся к следующему:

Лозунг «Прекратить войну в Чечне путем переговоров с ее населением» сегодня следует расширить до требования свободы самоопределения всех российских народов и заключения федеральных договоров со всеми субъектами Федерации при участии международных посредников.

Следует уже сегодня говорить, что России придется отвечать за все преступления, совершенные с народами и людьми в Чечне, на Кавказе, в остальной России, в том числе и перед будущим международным судом и, что деятельное раскаяние и исправление, возможно, смягчит будущий суровый приговор

Я обращаюсь ко всем коллегам и сочувствующим сообщить мне о радикальном неприятии моих предложений, а если этого нет, то сообщить о согласии с их основой. .

Присоединились к основе этих предложений Е.В.Батенькова.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.