предыдущая оглавление следующая

5.23 Председателю Комитета государственной безопасности СССР В.М.Чебрикову (от М.Я.Гефтера об Абрамкине)

Уважаемый Виктор Михайлович!

Я позволяю себе занять Ваше внимание вопросом, который не только тревожит меня, но не дает жить.

Речь идет о судьбе человека, молодого мужчины, советского гражданина Абрамкина Валерия Федоровича. В настоящее время он находится в Красноярском лагере строгого режима (УП 288/6 15-34).

Я знал Валерия Абрамкина в то время, когда он, как и я, принимал участие в открытом, хотя и не разрешенном официально журнале "Поиски". Встреч моих с ним было сравнительно немного. Но мой возраст и жизненный опыт разрешают мне утверждать, что я знаю его в той степени, какая достаточна, чтобы ответственно судить о характере человека, его умственном складе и нравственных качествах.

Не стану задерживаться на прошлом. Под ним подведена черта ходом событий, выходящих за пределы отдельных жизней. Я убежден, что все мы здесь, у себя дома, стали сегодня нужнее друг другу – перед лицом проблем и опасностей, для преодоления которых недостаточно прежнего опыта. Только в этой связи замечу: Валерий Абрамкин начал свою сознательную жизнь в 60-е годы, что само по себе многое объясняет. Сын коммуниста-инвалида войны и ветерана труда, он с ранних лет был приучен добиваться цели личным старанием. К переломному моменту жизни он уже квалифицированный специалист (инженер-химик), подававший большие надежды. И то, что он стал в молодой среде заметной фигурой – результат способностей вкупе с бескорыстием, увлеченностью общим почином и благородством в отношении к людям. Как бы строго не оценивалось то, что он делал прежде, одно представляется мне неоспоримым – намерения его были чисты. Уверен, что такими они остаются и по сей день, хотя в определении своей жизненной задачи и своего места в обществе Валерий Абрамкин существенно переменился.

Его жена – Екатерина Гайдамачук – познакомила меня с письмами, приходившими от него из лагеря. Я был поражен интенсивностью его духовной жизни, серьезностью и оригинальностью мыслей, сосредоточенных на проблемах воспитания, формирования человеческого сознания в детском возрасте. Не сомневаюсь, что именно эти мысли указывают будущее Абрамкина – человека, посвящающего себя семье и деятельности, так или иначе связанной с педагогикой в широком положительном смысле.

Конечно, о таких переменах должно судить по реальным делам. Но Абрамкин лишен возможностям подтвердить свои намерения поступками, совершаемыми по собственной воле. Образовался порочный круг. Из недоверия к Абрамкину и даже, видимо, из желания сломить его, чтобы не допустить возврата к прошлому, выросли решения, придавшие его судьбе поистине трагический характер. За трехгодичным сроком – первым, назначенным ему судом, последовал второй, который должен кончиться в декабре 1985 года. Но окончится ли, не перейдет ли в третий?

Сомнение в этом и побуждает меня обратиться к Вам в уверенности, что в Вашей власти разорвать порочный круг. Я призываю Вас сделать это – в интересах данного человека, его семьи, его малолетнего сына и в интересах государства, которому более чем когда-либо нужны сейчас честные, думающие и инициативные люди, обладающие чувством собственного достоинства. Если в определении участи этого человека хоть малейшее значение может иметь мое слово – заверение в гражданской и нравственной надежности В.Ф.Абрамкина и всей его дальнейшей жизни, прошу принять это заверение.

В том случае, если занятость не позволит Вам лично вникнуть в судьбу Валерия Абрамкина, прошу Вас дать указания тем из Ваших сотрудников, от которых зависит решение вопроса о нем, вызвать меня и выслушать.

С уважением (Гефтер Михаил Яковлевич, кандидат исторических наук, инвалид Отечественной Boйны. Москва, ул. Гарибальди, д.23, кв.31 телефон 128-43-74)


предыдущая оглавление следующая
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.