предыдущая оглавление следующая

2.28 Заключение Института государства и права АН СССР на сборник "Жить не по лжи!?"

Составленный автором, выступающим под псевдонимом К.Буржуадемов, сборник "Жить не по лжи!" состоит из воспроизведений статьи А.И.Солженицына "Жить не по лжи!", полемической контрстатьи и трех "выпусков" откликов, в которых собраны выступления как в поддержку позиции Солженицына, так и точки зрения Буржуадемова, а также ответы и комментарии последнего.

Ознакомление с материалами позволяет прийти к следующему выводу:

Буржуадемов согласен с Солженицыным в основном: советский государственный и общественный строй неприемлем, необходимо его преобразовать, нужны "успешная борьба и эволюция".

Вместе с тем Буржуадемов считает, что предлагаемые Солженицыным методы борьбы не могут обеспечить достаточно эффективного изменения строя, поскольку он усматривает в солженицынской программе требование соблюдать определенные моральные запреты (запрет лжи, запрет террора и насилия).

Буржуадемов считает, что "позиция простой ненависти и прямого противостояния" опасна и неэффективна, т.к. "открыто объявляя себя врагом власти и того большинства, которое ее пока поддерживает, сторонники этой позиции превращают себя в прекрасные мишени, замечательно удобных мальчиков для битья, т.е. для единственного дела, которое власти Архипелага могут выполнять профессионально и которым они могут оправдать свое существование в глазах народного большинства".

Вместо этого, вместо любых иных "методов", которые по мнению Буржуадемова ведут лишь к "увековечению Архипелага", он предлагает “подлинную альтернативу существования Архипелага".

Соответственно Буржуадемов выдвигает план свержения советского строя. В разных выступлениях Буржуадемов выражает его по-разному. Но суть его "метода" – расшатывание экономических основ советского строя. В высокопарном варианте его лозунг звучит так: "Чем лучше для нас самих, тем лучше для общества и его будущего”. В практическом плане этот лозунг конкретизируется как призыв развернуть левую (т.е. частную) продукцию – для себя и других. "Левое, свободное производство должно привести к восстановлению "великого жизненного механизма рынка". Конечно, сейчас левый сектор еще очень слаб, полукустарен из-за репрессий "Архипелага", до его организации на мировом уровне еще очень далеко, но тем не менее только в смелости, инициативности и работоспособности "левых работников" заключается наша надежда на лучшее будущее”.

Буржуадемов разрабатывает и конкретные формы подрыва социалистической экономики. Так, например, служащим - "работникам управления, технической интеллигенции" Буржуадемов предлагает нарушать систему отчетности и тем самым подрывать плановое начало экономики: "Как в сталинских лагерях террор против стукачей позволил заключенным вернуть себе человеческий облик, так фальсификация отчетной и плановой информации как бы отключит (вернее, ослабит) контроль верховных хозяев Архипелага, и расчистит поле для нормального хозяйствования, для введения НЭПа сначала де-факто, а уж потом, после укрепления "де-юре".

В своем первом, "программном" выступлении Буржуадемов приходит к выводу о необходимости делать ставку на "левое производство товаров и услуг", "шабашничество и спекуляцию". Это основные рычаги, которые, по Буржуадемову, готовит свободное экономическое будущее".

Таким образом, мы имеем дело с сознательным восхвалением системы действий, которые с точки зрения закона являются преступлением против экономической основы социализма. При этом целесообразно направленно призывается активизировать подобные преступные деяния, имея в виду конечную цель – изменение социально-экономической структуры и через подобную трансформацию возврат к капитализму, к "буржуазному либерализму" и "буржуазной демократии".

Откровенность, неприкрытость платформы Буржуадемова, восхваление им расхитителя-вора, спекулянта, организатора "левого" производства, вредителя-фальсификатора отчетности "покоробила" некоторых из числа антисоветских элементов. Они побоялись, что подобная прямолинейность может запятнать тогу "правопоборника", в которую они стараются рядиться.

Умышленная фальсификация и клевета на советское государство и общественный строй их не смущает, а вот призыв Буржуадемова спекулировать, воровать может запачкать "высокие моральные устои диссидентства". Некоторые из несогласных с Буржуадемовым (Великанова, Ростиславский) стали упрекать его в недостаточном моральном ригоризме (жесткости). Сокирко считает, что позиция Буржуадемова "объективно имеет не конструктивный, а экстремистский смысл", ее недостаток – “освобождение от моральных запретов".

Критика деталей вызвала дальнейшее уточнение позиции Буржуадемова – В.Никольский, например, уточняет: "Как относиться к спекулянтам, различным формам обмана и обхода государственных органов? Я думаю, что к этим явлениям надо относиться положительно, поскольку они позволяют людям приложить свою самодеятельность. Все эти пути к общественной свободе, к экономической либерализации".

Буржуадемов развивает и уточняет свои позиции: "Левый сектор производства и торговли – это самое массовое проявление современно народной инициативы". "Левый сектор", по Буржуадемову, ("от шабашника до самиздата") одна из форм самоосвобождения людей.

В материалах, подписанных “А.Гринева”, позиция Буржуадемова поясняется следующим образом: "То что предлагает Буржуадемов, т.е. разумное переустройство экономики, несомненно является одним из действенных методов решения проблемы развала современной советской экономики".

Гринева поддерживает тезис Буржуадемова о целесообразности нарушения действующих законов: "Разве можно поручиться за совершенство законов, когда у власти находятся тупомордые неучи, разве справедлива, например, смертная казнь за измену тоталитарному государству?"

Буржуадемову кажется, что предлагаемая им программа разложения экономических основ советского строя является конструктивной. Он упрекает "новых левых" (к которым он относит В.Абрамкина), что их концепции построены только на оппозиции к советскому строю без конкретных предложений к действию.

Несмотря на то, что авторы рассматриваемых материалов повторяют зады буржуазных философов, цитируют Э.Фромма и О.Шпенглера, а иногда пытаются оперировать положениями Канта и Фихте; в действительности, позиции Буржуадемова и его коллег предельно примитивны и антинаучны. Речь идет о полемике вокруг эффективности и предпочтительности того или иного из предлагаемых вариантов преступной деятельности, направленной на подрыв советского государственного и общественного строя и его свержение. Директор института, член-корр. В.Н.Кудрявцев.


предыдущая оглавление следующая
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.