предыдущая оглавление следующая

Раздел II. Арест и Бутырская тюрьма 23.1-4.9.1980г.

Событие 19. 3 января 1980г. Витя был вызван на допрос к Бурцеву. Устно он объяснил, что принято решение о приостановке журнала и что отныне редколлегия действует лишь как группа по защите В.Абрамкина. В протокол же он записал лишь прежний мотив отказа от свидетельских показаний ("пока не укажут, в чем именно состоит клевета ''Поисков") и упомянул себя, как "бывший член редакции журнала "Поиски". После этого допроса Витя уверил себя, что опасность ареста миновала и начал успокаиваться, переключаясь на обдумывание диафильмов по Дагестану.

10 января 80г. Витя пишет Прошение Брежневу о выводе наших войск из Афганистана. Он был уверен, что к аресту это письмо привести не может.

Событие 20. 17 января П.М.Егидес вылетел заграницу.23 января были арестованы Витя и Юрий Гримм.

В 2 часа дня к Вите приехали на работу, заставили собраться и отвезли домой, причем по дороге Бурцев сообщил, что от результатов обыска будет принято решение о нем самом. Обнаружив на письменном столе последние Витины "Письма" с досадой сказал: "Опять пишет!" Забрали самиздат, телефонные книжки, четвертую машинку. В конце предъявили ордер на арест, чтобы "не мешал следствию в установлении истины по делу". Витя предложил отказаться от самиздата, чтобы остаться дома, но Бурцев не согласился.

Сначала Витю отвезли в КПЗ, кажется 3-го или 5-го отделения милиции, где Бурцев допросил его в качестве подозреваемого, однако Витя категорически отказался разговаривать. В тот же вечер он был перевезен в Бутырскую тюрьму.

Событие 21. 30 января Бурцев в первый раз допросил Витю в Бутырском следственном изоляторе (учр.ИЗ-48/2) в качестве обвиняемого. От показаний Витя отказался.

2.1 Заявление 11.2.1980г. (черновик)

Прокурору г.Москвы, Начальнику Московского УКГБ

от подследственного з/к СокиркоВ.В.

23.1.80г. я был арестован по обвинению в составлении самиздатского журнала "Поиски" и нахожусь ныне в Бутырском следственном изоляторе, хотя до сих пор не понимаю сути преступления, в котором обвиняюсь.

В редколлегию машинописного дискуссионного открытого журнала "Поиски" я вступил в декабре 1978г., привлеченный возможностью свободного обсуждения перспектив развития страны и критики своих либерально-коммунистических взглядов, существенно не совпадающих с официальной партийной доктриной. Однако уже через месяц, в январе 1979г. Мосгорпрокуратура без всякого предупреждения произвела обыски и изъятия самиздатских материалов у всех членов редакции, после чего нормальная работа редколлегии из-за страха была практически парализована, обсуждение и выбор материалов стали невозможными.

В апреле 1979г. ст.следователь Мосгорпрокуратуры Бурцев Ю.А. объявил моему коллеге – В.Ф.Абрамкину о начале следствия по поводу клеветнических материалов, появившихся якобы в нашем журнале, и предупредил, что в случае выхода следующего (6-го) номера журнала Абрамкин будет арестован, а остальные члены редакции высланы из Москвы. Однако ни Абрамкину, ни мне, ни остальным членам редакции на допросах не было объяснено, в чем именно заключаются допущенные клеветнические измышления (ст.190-1 УК РСФCP), несмотря на наши неоднократные просьбы. В такой ситуации мы не смогли расценивать преследования нас Бурцевым Ю.А. и его сотрудниками иначе, как нарушение конституционных прав на свободу слова и убеждений, и как преступное превышение власти. В связи с этим я, как и другие члены редакции, отказывался и отказываюсь до сих пор давать показания, чтобы не участвовать в возможно преступном деле.

Однако обыски и изъятия продолжались, ни о какой нормальной дискуссии в журнале в обстановке страха не могло быть и речи. Поэтому созрело решение уступить силе вплоть до выяснения сути обвинений, самим добровольно отказаться от дальнейшего выпуска нашего журнала. Это было очень трудным решением, поскольку оно противоречило нашим представлениям о законности и в соответствии с принципом равной ответственности должно было быть принято всеми членами редакции единогласно. Но все же в ноябре 1979г. оно было принято принципиально, а в конце декабря оформлено и передано в Самиздат.

Несмотря на это, в декабре 1979г. был арестован В.Абрамкин, а в январе – я. Арестован неожиданно и вероломно, хотя и сообщил следователю о прекращении журнала и даже о готовности взять обязательство не заниматься впредь неугодной Бурцеву самиздатской журналистикой, лишь бы меня не лишали свободы и не отрывали от семьи. Но у следователя одна задача – любым путем добиться от меня показаний, угрожая переквалификацией моих самиздатских работ со ст.190-1 на более тяжелую статью 70 с передачей дела в КГБ, а также разными неприятностями жене по работе, что означает лишение моих 4-х детей средств к существованию.

У меня сложилось мнение, что целью следователя является не установление факта преступления ("клеветы") и даже не прекращение оппозиционного самиздатского журнала (об этом прекращении мы сами объявили), а фабрикация дела в угодном ему направлении и с тяжелыми для подследственных наказаниями. Я не питаю личной неприязни к Ю.А.Бурцеву, однако убежден, что неправильное понимание им своего профессионального долга, вроде выявления подробностей нашей частной жизни, может привести к ошибкам и тяжелым последствиям для меня и моей семьи. Поэтому я прошу проконтролировать проведение дела по журналу "Поиски".

При оценке же моих действий прошу учесть, что я всегда был и остаюсь законопослушным и лояльным гражданином, что все мои письма и самиздатские работы вызваны не стремлением к клевете или антисоветской пропаганде (всегда питал отвращение к любой пропаганде и агитации), а лишь бескорыстным желанием понять проблемы и беды, грозящие моей Родине и выработать правильные убеждения. Не считая себя виноватым перед законом и людьми, я сознаю, что мои убеждения противоречат официальным установкам правящей партии, членом которой я не состою и потому не могу быть подвергнут наказанию. Но прошу учесть, что ради интересов своей семьи я готов замолчать в общественном смысле и не давать больше поводов к уголовным преследованиям.

Еще раз прошу Вашего участия, а при оценке моих действий прошу выбрать наименьшее наказание, не лишая возможности обеспечивать материально свою семью.

Прошу ответить внимание на мое заявление.

Событие 22. На допросе 19.2.1980г. мотивировка отказа от показаний: - "давать показания не буду, пока мне не будут предъявлены доказательства наличия в журналах "Поиски" и в изъятых у меня материалах клеветнических измышлений".

Событие 23. В марте Витя официально отказался от денежных переводов и продуктовых передач.


предыдущая оглавление следующая
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.