предыдущая оглавление следующая

1.3 Четыре допроса Сорокиных.

.15 мая 1979 г. Сорокин В.М., сотрудник журнала "Поиски", на квартире которого 25 января с.г. был произведен обыск и изъят тираж 5-го номера, допрашивался в Мосгорпрокуратуре следователем Бурцевым Ю.А. "по делу о журнале "Поиски". Во время допроса, длившегося 3 часа, следователь пытался "уточнить (!) кое-какие детали", связанные с его участием в журнале, знакомством с другими "участниками" и т.д. Когда же Сорокин отказался отвечать на вопросы, пока не будет изложено существо дела, следователь пригрозил ему судом и привлечением к делу уже в качестве обвиняемого, что можно расценивать как "принуждение к даче показаний путем применения угроз" (ст.179 УК РСФСР). А это уже является грубым нарушением правил судопроизводства и наказывается, кстати, лишением свободы до 3-х лет, согласно той же статье 179 УК РСФСР.

На заявление Сорокина в самом начале допроса изложить суть дела и разъяснить факт преступления, т.е. указать "заведомо ложные клеветнические измышления", якобы содержащиеся в журнале (ибо по закону свидетель обязан давать показания только по существу дела, по факту преступления), следователь заявил: «Это вам и знать не положено!» А затем добавил: «Да каждая строчка в журнале содержит клеветнические измышления».

Тогда Сорокин занял позицию отказа от дачи показаний, пока не будет названа хотя бы одна строчка, содержащая заведомо ложные сведения. Свой отказ он мотивировал также следующим доводом: пока граждане СССР лишены реальной возможности проверять какие бы то ни было факты из общественной жизни страны, обвинение кого бы то ни было в клевете на государственный и общественный строй является абсурдным.

Видя упорство Сорокина, следователь пригрозил: «Ну, тогда пойдете по делу как обвиняемый! Все вы будете сидеть!» После этого Сорокин отказался разговаривать, а Бурцев написал в протокол выборочные места из "беседы" и предложил подписать. Отказавшись от подписи под произвольными записями следователя, Сорокин в протоколе допроса сделал следующее заявление: "В связи с тем, что следователь отказался сообщить мне факт заведомо ложных измышлений (утверждение же, что в журнале они содержатся в каждой строчке, не соответствует действительности), а также факты изготовления и распространения материалов, содержащих клеветнические измышления, я не могу знать, на какие именно вопросы я обязан отвечать, и отказываюсь от дачи показаний. По этой причине записи следователей на обоих допросах считаю недействительными".

. О допросе С.Сорокиной. 15 мая 1979 г. С.Сорокина, сотрудница журнала "Поиски", на квартире у которой ранее (25 янв.) был произведен обыск и был изъят весь тираж №5, была вызвана очередной раз в Прокуратуру г. Москвы на допрос в качестве свидетеля "по делу о журнале "Поиски"". Допрос был коротким, длился не более получаса, поскольку следователь Бурцев Ю.А., намаявшись с допросом ее супруга В.Сорокина и ничего от него не добившись, очевидно, решил выместить все зло на ней и проявил столь чрезмерную грубость, угрозы, выпады, что С.Сорокина отказалась разговаривать с ним и давать какие-либо показания по этому делу и на чистом бланке протокола допроса собственноручно написала:

"Мотивировка отказа от дачи показаний:

1) следователь категорически отказался, несмотря на мои настойчивые требования, разъяснить мне существо дела, по которому я вызвана в качестве свидетеля, состав и суть преступления. Было только заявлено в общих словах, что речь идет о журнале "Поиски", выпуск которого я не считаю преступным деянием, поскольку это не противоречит соответствующей статье ("О свободе получения и распространения информации любыми средствами…") международного Пакта о правах человека, ратифицированного Советским Союзом.

2) Следователь разговаривал со мной грубо угрожающим тоном, кричал, допускал оскорбительные выпады, весьма часто переходил на "ты" (например, злобно заявил "ишь, ты" и т.д.).

3) Во время беседы в разговор вмешался молодой человек, который не представился и тоже кричал недопустимо грубым тоном, угрожал судом за "нарушение" обязанностей свидетеля (отказ от дачи показаний). Когда же я напомнила ему, что у меня кроме обязанностей, есть еще и права как свидетеля, и в частности, моим неотъемлемым правом является знание существа дела, он надрывно громко выпалил: "Нет у вас никаких прав, у вас есть только обязанности!"

В свете выше изложенного, отказываюсь давать какие либо показания".

. Угрозы. 10 мая 1979 г. Сорокин В.М. был вызван в опорный пункт по месту жительства к участковому Г.Токмакову по поводу выяснения места работы. (За несколько дней до этого Токмаков пытался около 10 часов вечера ворваться силой в квартиру Сорокина, в которой в тот момент находились только несовершеннолетние дети. После устного заявления Сорокиной С.Ю. начальнику отделения милиции о грубом нарушении правила неприкосновенности жилища подобные попытки прекратились). Сорокин ответить на этот вопрос категорически отказался, мотивируя свой отказ возможным увольнением с работы по сигналу КГБ или просто в силу того, что им интересовались эти органы, как это не раз случалось с ним и со многими другими участниками правозащитного движения. Тогда участковый предложил Сорокину подписать "Предупреждение" о необходимости трудоустройства в течение одного месяца и прекращении паразитического образа жизни. Сорокин заявил, что подобное предупреждение к нему не относится, так как, во-первых, он работает, а во-вторых, никаких доказательств паразитического образа жизни ему не представлено, нетрудовых доходов и какой-либо материальной задолженности он не имеет, в-третьих, согласно Комментарию УК и юридической консультации, никаких ограничений на продолжительность перерыва в работе не имеется, а статья о тунеядстве имеет в виду наказание не за то, что человек просто не работает, а за то, что, не работая, избегает уплаты алиментов или же занимается спекулятивными операциями.

24 мая 1979 г. Сорокин В.М. вновь был приглашен в Опорный пункт по тому же вопросу. На этот раз беседой руководил "товарищ в штатском", представившийся работником Управления внутренних дел Борисовым Львом Васильевичем. Сорокин и на этот раз отказался указать место своей работы, обосновав свой отказ теми же доводами. Тогда Сорокину было предъявлено "Предупреждение" о необходимости трудоустройства в месячный срок. Подписать предупреждение и объяснение Сорокин также отказался, мотивируя тем, что он работает, и заявив, что считает данный разговор неофициальным, ибо никакого официального документа для допроса он не получил. Отказ от подписи был заверен двумя понятыми, заранее приглашенными и находившимися в соседней комнате. Борисов Л.М. пригрозил Сорокину, что доведет это дело до конца и два года ему будет обеспечено. Замечание Сорокина, что "так бы сразу и сказали, что у Вас два года уже запланированы, и Вам даже незачем знать, работаю я, или нет, все уже предопределено"; он оставил без ответа.

Событие 7. 30 марта 1979г. Мосгорпрокуратура выделила из уголовного дела №46012/18-76 по факту распространения "Хроники текущих событий" дело №50611/14-79 в отношении журнала "Поиски". Об этом объявил на допросе 12 апреля В.Абрамкину следователь Бурцев.


предыдущая оглавление следующая
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.