предыдущая оглавление следующая

1.11 М. Гефтер Письмо в редакцию "Поисков"

Дорогие друзья! Я полностью солидарен с Вашим заявление от 6 декабря. Уверен, что и своим содержанием и самим тоном этот документ составит веху в нашей общественной жизни…тут бы и продолжить: …и подвигнет к ответному слову власть; так начнется открытый диалог между правительством и инакомыслящими, рамки которого окажутся в конечном счете неизмеримо более широкими, чем у диалога, начатого "Поисками".

Что может быть лучше, что оправданней! Но в виду происходящего неловко даже наедине с собой питать подобную иллюзию, тем более – высказывать ее вслух. Ведь смысл последних событий, будь в них какой-нибудь смысл, а не просто расчет и разнарядка (кого, когда) – этот квазисмысл не в противоборстве воззрений и даже ее в охоте за пресловутыми “измышлениями, порочащими советский общественный и государственный строй".

Не столько против конкретных идей поход, сколько против конкретных людей. Кто же и против кого? Вроде бы очевидно, но это только так кажется. На самом деле ответ не прост. Ибо одни ищут – смысл и выход, а делать это в тайне непродуктивно и смешно даже; одни пишут под собственными именами и делятся своими мыслями не таясь. Другие же таятся и не пишут. Они ищут, но только беловики и черновики. Они обыскивают и арестовывают, поскольку те, кто направляет их и управляет ими из-за кулис, наперед отказываются признать ищущих и свободно общающихся стороной.

Стороной – в споре. Стороной – в жизни.

Вот она, сокровенная суть нынешних событий: у нас не может быть другой стороны. Любой, всякой. Только одна. Неизменно одна. Асимметрия навеки.

Неважно, что ущерб от этого – престижу, доверию в международных делах, согласию с инокоммунистами, демократами, пацифистами, всеми, чей девиз – сбережение жизни развитием и развитие во имя сбережения рода человека. Неважно, что ущерб от этого внутри страны самый что ни на есть прозаический, хотя трудно измерить его, да и чем – тем, чего нехватка, либо тем, что сверх человеческой нормы, числом ли обеспокоенных, количеством ли алкашей… Это неважно. Важно, чтобы везде и во всем – одна сторона. Что же дальше?

Я не гороскоп сочиняю. Сегодня для меня это "дальше" сужено до предела, до одной точки, в какой "Поиски", их судьба, и Валерий Абрамкин, его судьба.

Осмеливаюсь утверждать, вкладывая в это свой жизненный и профессиональный опыт: названная точка – не эпизодик и не песчинка в пустыне. То, что в ней, в этой точке, сродни миру, бьющемуся сегодня в конвульсиях взаимного отторжения и нераздельности всех судеб.

Нет ныне чужих и своих. Все до единого свои, если не хотят стать навсегда и непоправимо чужими. Об этом мы говорили с Валерием Абрамкиным за несколько дней до его ареста, в свете этого обсуждали с ним и его друзьями будущее "Поисков".

Я не уполномочен высказывать коллективное мнение. Но я хочу сегодня повторить свое. Вот его предельно краткий вывод: "Поиски" сделали большое дело и сделали его вовремя. Они заявили (здесь, у нас), заявили себя диалогом как нормой – одновременно и нравственной и социальной. Они оказались способными свести людей с разными убеждениями и верами. Они назвали вслух вопросы, ждущие совместного ответа. Они не пророчествовали и не притязали на единственность. Их смыслом стало: облегчить следующий, более весомый шаг на том же пути.

Теперь наступает время следующих. И потому, полагаю, полезна, даже нужна пауза. Не просто неизбежна – ввиду ужесточившихся преследований. Именно – полезна. Дайте дойти нестесненным мыслям до читателя. Дайте дозреть новым мыслям. Дайте людям набраться духу. Опасны лишь беспринципные компромиссы, недопустимо лишь мелкое политиканство ради самосохранения и мнимого продолжения деятельности. Принципы не нуждаются в рубежах, в предварительных итогах, принадлежащих всем, не исключая несогласных – тех, что также не таятся, тех, которым также нужен отечественный круглый стол.

Итак, я призываю вас к паузе во имя более широкого и более основательного продолжения. Пока же я заявляю тем, кто вас преследует, что готов вместе с Валерием Абрамкиным и всеми вами держать ответ как перед читателями, так и перед открытым гласным судом – ответ за смысл и направление "Поисков", одним из инициаторов и постоянных авторов которых я был и остаюсь. Ваш М.Гефтер. 8 декабря.

Событие 15. Весь декабрь Витя настаивал на быстрейшем объявлении о выходе последних номеров журнала и остановке его. Он считал, что промедление грозит неизбежным арестом прежде всего Глебу Павловскому, как одному из основателей журнала (Р.Лерт была тяжело больна, а П.Егидес оформлял в это время свой выезд из страны). Однако решение затягивалось как из-за общей неповоротливости, так из-за оппозиции П.М.Егидеса, который соглашался объявить о приостановке журнала только при условии освобождения В.Абрамкина, а не по принципиальным причинам. Витя же считал, что ожидать такого освобождения – иллюзия, а остановка должна быть сделана без всяких условий. Отчаявшись в возможности принятия общего решения он решает сам объявить о реальном существовании последних номеров журнала, чтобы у следователя не было соблазна снова ставить условие: "Будут выходить следующие номера, будут следующие аресты". 18.12.79г. он пишет заявление.


предыдущая оглавление следующая
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.