Bиктор Сокирко: Советский читатель вырабатывает убеждения

Bиктор Сокирко

Советский читатель вырабатывает убеждения

И.Р.Шафаревич "Социализм как явление мировой истории"

(ИМКА-ПРЕСС, 1977г.)

Со взглядами известного ученого-диссидента, защитника прав человека в Советском Союзе И.Р.Шафаревича читатели Самиздата, в том числе и я, познакомились в 1976г. по его статье "О социализме" в сборнике "Из-под глыб", 1975г.

Помню свое двойственное впечатление: мне понравилась широта взгляда и обсуждения поднятого исторического материала, но активно "не пошла" какая-то религиозная предвзятость, особенно проявившаяся в заключительном экстравагантном выводе: социализм есть инстинктивное стремление человечества к смерти.

Тем не менее, эта статья заставила тогда же разобраться в собственных представлениях на эту тему, что и было сделано в работе "Размышления о социализме", где, отталкиваясь от мыслей Шафаревича, я, как смог, изложил собственные убеждения.

Однако недавно мне удалось познакомиться с новой и гораздо более основательной работой И.Р.Шафаревича на эту же тему, проще говоря - книгой, изданной за рубежом в 1977 году. Она состоит из трех больших разделов: первый посвящен историческому разбору социалистических учений, начиная с Платона и кончая последними предшественниками марксизма ("Хилиастический социализм"), второй - практике существования "социалистических государств" от древности до нового времени ("Государственный социализм"). Кстати, в научной марксистской литературе такие страны принято называть государствами с "азиатским способом производства". Шафаревич отдельно разбирает вопрос об отношении марксизма к факту исторического существования таких стран, которые практически воплощали многие черты ныне существующего "государственного социализма". По мнению Шафаревича, Маркс вначале признавал этот исторический факт, выделив даже особый "азиатский способ производства", но затем из политических соображений в борьбе с упреками Бакунина, сам же отказался от этого признания. Неудобный для нынешнего марксизма факт был предан забвению. Однако этот вопрос, конечно, не столь прост, как он излагается Шафаревичем. Но об этом после.

Третий раздел книги Шафаревич посвятил анализу собранного им исторического материала и выводам из него. По своим основным идеям он аналогичен более ранней статье в сборнике "Из-под глыб". Однако здесь вопрос изложен более тщательно и аргументировано; по-видимому, учтена высказанная критика. Так, гораздо более осторожно звучит отождествление социализма с инстинктом смерти.

В целом же, несомненно, что в книге Шафаревича наиболее полно и аргументировано изложена точка зрения религиозно настроенных диссидентов на социализм, и потому я приведу подробные выдержки из конспекта этой части:

Вряд ли есть необходимость доказывать, что одной из основных сил, под влиянием которой развивается современный кризис человечества, является социализм. Он и способствует углублению этого кризиса как сила, "разрушающая старый мир", и берется указать выход из кризиса. Поэтому стремление понять социализм, его происхождение, движущие силы, цель, к которой он ведет - диктуется просто инстинктом самосохранения, страхом оказаться с завязанными глазами на перепутье, когда выбор дороги может определить все будущее человечества.

§1. Контуры социализма:

Уничтожение частной собственности - в отрицательной форме присуще всем социалистическим учениям.

Уничтожение семьи - присуще не всем, но большинству социалистических учений.

Уничтожение религии - враждебность религии присуща, за малым исключением, всем современным социалистическим государствам. Для социалистических учений это характерно, начиная с конца 17-го века. Учения 16-17 вв. готовили почву для скептицизма. Еретические движения средневековья - носили характер религиозных движений, но именно те из них, в которых особенно ярко проявлялись социалистические тенденции, были непримиримо враждебны той конкретной религии, которую исповедовало окружающее их человечество.

Требование общности или равенства - присутствует почти во всех социалистических учениях. Отрицательная форма этого требования - это стремление уничтожить иерархии окружающего общества, призывы "унизить гордых, богатых и власть имущих", упразднить привилегии. Часто эта тенденция порождает враждебность к культуре как фактору, вызывающему духовное и интеллектуальное неравенство, а в результате приводит к призыву уничтожить культуру...

Здесь я остановлюсь, чтобы сразу высказать свое отношение к этому определению. Мне в нем кажутся справедливыми пункты 1 и 4. Второй пункт можно признать только в качестве потенциального устремления. 3-й пункт просто неверен, на деле социализм - нейтрален к религии как таковой и ненавидит все, во что сам не верует. Отношение современных социалистических учений, по преимуществу нерелигиозных, к религии - это отношение враждебного конкурента, не более. В прошлые времена, религиозные социалистические учения были столь же враждебны к "безбожию" Ренессанса, первоначальное христианство - к языческому безбожию, также мусульманский социализм и т.д. и т.п. В каждую новую эпоху социализм выступает в виде нового вероучения - взамен всех прежде существовавших и потому обязанных погибнуть (вместе с созданной на их основе культурой). Если считать, что атеизм - это не особый вид веры, а безразличие к любой религии, скептицизм, то социализм сам по себе противоположен именно атеизму.

Разумеется, в различные эпохи центральное ядро социалистической идеологии проявляется в разных формах: ...мистические пророчества, рациональные планы счастливого общества или научные доктрины. В каждую эпоху социализм вбирает в себя некоторые из идей своего времени, пользуясь современным ему языком. Одни его элементы выпадают, другие, наоборот, приобретают особенно большое значение. Так обстоит дело и с любым другим явлением такого же исторического масштаба... В то же время основные принципы социализма не изменились вплоть до наших дней, меняя лишь свою форму и мотивировку - удивительная консервативность систем социалистических представлений!

Проявления социализма можно встретить практически во все эпохи и во всех цивилизациях. Можно указать только периоды, когда социалистическая идеология проявляется особенно ярко - это обычно время исторического перелома, кризиса, как, например, эпоха Реформации или наш век... По-видимому, социализм является постоянным фактором человеческой истории, по крайней мере, в период существования государства. Не предопределяя пока его характера, мы должны признать социализм одной из самых мощных и универсальных сил, действующих в том поле, в котором разыгрывается история.

Койген: "Социализм так же стар, как само человеческое общество, но не старше его". Казалось бы, эта точка зрения должна быть положена в основу любой попытки понять сущность социализма... Необходимо отказаться от истолкования социализма, как известной фазы в развитии человеческого общества, которая наступает, когда созревают необходимые для этого условия...

Далее Шафаревич рассматривает разнообразные точки зрения на суть социализма, невольно демонстрируя всю многозначность этого термина, и последовательно опровергает одну за другой:

Точка зрения марксизма - "она противоречит всем фактам"

Социалистическое учение как научная теория - "социализм ищет в науке не истины, а подтверждения и санкционирования древних положений социалистической идеологии"

Социализм как теория революции и технология власти - "Это слишком мелкое объяснение для социализма, подобное взгляду на религию как на выдумку жрецов".

Социалистические государства как проявление общественного строя, основанного на принудитeльном труде - "эта точка зрения не объясняет притягательности социализма..."

Социализм вообще не существует, есть только госкапитализм. Эта точка зрения относится только к XX веку...

Социализм - это стремление к социальной справедливости - "Но для сострадания и социальной справедливости не нужно новых слов (о социализме). На деле эта апелляция к справедливости - лишь средство к достижению каких-то других целей".

Социализм - это особая религия

Эту точку зрения защищали Булгаков, Бердяев, богоискатели, Г.Лебон. За нее есть веские аргументы. В пользу этой точки зрения можно привести многие и очень веские аргументы. Например, понимание социализма как религии может объяснить необычайную притягательную силу социалистических учений, их способность зажигать отдельных людей и вдохновлять народные движения, т.е. как раз те аспекты социализма, которые остаются совершенно необъяснимыми при подходе к нему с экономической точки зрения или политической категории".

С религиозным мироощущением сближает социализм и его претензия на роль универсального мировоззрения, охватывающего и объясняющего исходя из одного принципа весь мир - от перехода жидкости в пар до возникновения христианства, монистический взгляд на историю (и даже на всю Вселенную). Религиозную черту можно видеть и в том, что социализм понимает историю не как хаотические явления, но указывает ее цель, смысл и оправдание. Взгляд социализма, как и религии, на историю теологичен... Булгаков обращает внимание на многочисленные и далеко идущие аналогии между социализмом (особенно, марксизмом), иудейской апокалиптикой и эсхатологией. Наконец, враждебность социализма религии не противоречит такому взгляду - ее можно объяснить, как вражду между соперничающими религиями...

Однако все эти аргументы лишь показывают, что у социализма и религии есть какие-то важные общие черты, но не доказывает, что основные особенности социализма можно свести к религии...

(Конечно, современный социализм - не религия, потому что не верит в Бога, но это - вера в светлое будущее и т.п.. И социализм, и религия - виды веры, потому у них так много общего...)

И действительно, их разделяет ряд кардинальных различий:

- Религия исходит из определенного опыта: религиозных переживаний людей, которые описывают эти переживания, как встречу с Богом... Виднейшие представители социалистической идеологии, по их утверждению, или придерживаются рационалистического мировоззрения (в последние века), или исповедуют какую-то другую - не социалистическую религию (в более ранние века)...

- Радикальное отличие во взгляде на сущность человека. Религия говорит о высшем смысле жизни. Социализм же, почти во всех своих проявлениях, исходит из того, что основные принципы, которыми направляется жизнь как отдельного человека, так и всего человечества, не выходит за рамки удовлетворения материальных интересов или простейших инстинктов. Причем этот взгляд проступает тем резче, чем более четко оформляется социалистическая идеология. У Платона еще есть цель - справедливость, у средневековых ересей - духовные цели, но уже Мор, Фурье говорят об удовольствии, Маркс - о производственных отношениях, Фрейд - о низших инстинктах...

Социалистическая идеология стремится редуцировать человеческую личность к ее самым примитивным, жизненным слоям, и в каждую эпоху опирается в этом на наиболее радикальную "критику человека", созданную в то время. Поэтому концепции человека в социализме и религии диаметрально противоположны. Т.о. если социализм - религия, то надо признать его совершенно особой религией, качественно отличной от всех остальных, а во многих основных вопросах - им противоположной (как иначе понять, например, слова Булгакова, что социализм - это "религия, основанная на атеизме"). Вряд ли возможно это сделать, не расширяя произвольно само понятие религии до такой степени, что оно утратит всякую конкретность.

Социализм - следствие атеизма... в области социальных отношений - это взгляд Достоевского.

Но можно ли понять социализм как следствие атеизма? Вряд ли, по крайней мере, если понимать атеизм так, как это обычно делается: как потерю религиозного чувства, безрелигиозность... Следует здесь говорить не об атеистах, а о теофобии... Таково, в частности, страстное, наполненное ненавистью отношение социализма к религии. Безусловно, социализм связан с потерей религиозного чувства, но вряд ли может быть к ней сведен. Место, которое раньше занимала религия, не остается пустым, там появляется новый жилец. Только отсюда проистекает то активное начало в социализме, которое как раз и определяет историческую роль этого явления.

Мне кажутся особенно важными два последних определения, с которыми частично согласен и сам Шафаревич. Я согласен с его критикой и ни в коем случае не склонен смешивать социализм ни с религией, ни тем более, - с атеизмом. Скорее, социализм - это гораздо более общее и универсальное романтическое умонастроение, которым подвержены разные веры и времена.

Дальше Шафаревич анализирует практику существования социалистических государств, практику воплощения ими социалистических устремлений:

Нам представляется, что невозможно указать принципиальную границу, отделяющую учения хилиастического социализма от практики социалистических государств. Разница между ними заключается в том, что в первом случае мы имеем четко сформулированный идеал, во втором же - ряд разбросанных по истории вариантов, в которых можно лишь пытаться подметить некоторую тенденцию. Но эта тенденция в пределе, в качестве идеальной цели, указывает на тот же идеал, который провозглашают социалистические учения.

В истории сначала существовали социалистические государства в эпоху возникновения первых государств, затем, в средневековье, развиваются социалистические учения, а в последний век снова возникают мощные социалистические государства...

Это заставляет обратить привычную аксиому социалистической идеологии: учения хилиастического социализма не могут рассматриваться как предсказание (научное, мистическое или рационалистическое) будущего общественного строя, они гораздо больше похожи на реакцию, стремление вернуть человечество в более примитивное, архаическое состояние. Однако это и не простая реакция, стремящаяся лишь восстановить то, что уже было: учения хилиастического социализма далеко выходят за рамки практики ранних социалистических государств...

Правдоподобно предположить здесь не только временную, но и причинную связь, т.е. рассматривать "утопический" хилиастический социализм Платона-Мора-Кампанеллы-Фурье как реакцию на восприятие мира, выработанного в греческой культуре, а "революционный", "эсхатологический" социализм гностических (I век) и средневековых ересей, Мюнцера и Маркса - как реакцию на возникновение христианства...

Если социализм есть проявление некоторой фундаментальной и постоянно активной силы, то естественно, что всякое препятствие к ее действию должно вызывать изменения в форме ее проявления, имеющие тенденцию преодолеть это препятствие... А глубоко духовное понимание человеческой личности, выработанное в греческой культуре и, в особенности, в христианстве - это и были факторы, пошатнувшие монолитную устойчивость государств, основанных на социалистических принципах, показавшие человечеству возможность иного пути...

Можно согласиться с Шафаревичем, что социалистические учения древности и средневековья были идеологической реакцией на гибель первобытно-коммунистических отношений (которые, тем не менее, в виде общинных пережитков сохранялись в нашей стране вплоть до нынешнего века, а во всем "третьем мире" сохраняются до сих пор). Наступление трезвого, капиталистического духа их уничтожает, вот почему социализм - принципиально антибуржуазен. Однако очень трудно согласиться с тезисом Шафаревича о том, что социалистические учения от "гностиков" до Маркса - реакция на существование христианства. Здесь автор явно перехлестывает, приравнивая социализм -лишь к "религии наоборот".

Возвращаясь же к обсуждению ядра, сути социализма, Шафаревич совершенно справедливо выделяет ведущую роль стремления к равенству:

Платон общность имущества и уничтожение семьи считает средством для достижения Равенства, которое при том понимается не в привычном нам смысле как равенство прав или возможностей, но как тождественность поведения, как унификация личности...

Обе эти черты; взгляд на уничтожение частной собственности и семьи как на средство для достижения равенства и особое понимание равенства проходят через большую часть социалистических учений. Особенно очевидно это в гностических сектах ("Справедливость Божия состоит в общности и равенстве"), в средневековых ересях и Реформации... Мор и Мелье также выводили общность имуществ - для достижения равенства. ...Лишь Марксизм выводит уничтожение частной собственности из экономических условий...

Обычно, когда говорят о равенстве в применении к людям, то имеют в виду равенство прав, иногда - равенство возможностей (например, в связи с политикой социальной обеспеченности - пенсиями, стипендиями и т.д.). Но во всех этих случаях имеется в виду выравнивание внешних условий, не затрагивающее индивидуальности человека... В социалистической же идеологии... речь идет, по существу, о тождественном уничтожении различий в поведении и внутреннем мире индивидов, составляющих общество,.. об уничтожении иерархии, основанной на различии индивидуальных качеств...

Предшествующее рассмотрение приводит к выводу, что, по крайней мере, 3 составных элемента социалистического идеала: уничтожение частной собственности, уничтожение семьи и равенство могут быть выведены из одного принципа:- подавления индивидуальности.

Уничтожение индивидуальности или хотя бы ее подавление, зашедшее так далеко, чтобы она перестала быть социальной силой. Сравнение, которым пользовался Достоевский - улей, муравейник, - оказывается особенно точным в свете этологической классификации общества: здесь мы имеем, действительно, модель Анонимного общества.

Выше Шафаревич выдвинул очень важное положение о кардинальном различии между нормальным и социалистическим пониманием равенства, но никак его не аргументировал, не доказал. На мой взгляд, стремление к равенству в любой формулировке способно вести к "нивелировке личности". "Выравнивание внешних условий для развития" не может не ущемить "индивидуальности этого развития". Даже если касаться равного воспитания детей, то разве можно говорить о равных условиях для всех детей, если сохраняются столь огромные индивидуальные различия между родителями? И чем виноват Ваня, что его папа пьет, а у его сверстника Васи - папа-золото? Как тут не помечтать, чтобы детей воспитывали одни папы-золото? И как не видоизмениться этой мечте в план обязательных детских домов, где все дети воспитываются одними "золотыми" воспитателями, чтобы Ване не страдать от пьющего папы, да и Васе чтоб не было худо? - Вот вам логика стремления к равенству, логично переходящего при последовательности - к типичным социалистическим идеалам, к подавлению индивидуализма.

Для объяснения причин существования и неискоренимости социалистической мечты, стремления к равенству, не нужно обращаться ни к Фрейдистской идее "инстинкта смерти", совершенно непонятной с биологической точки зрения, ни к откровенно фантастическим предсказаниям религиозного толка, вроде "конца света". Стремление к равенству в своей глубинной, биологической основе равносильно стремлению к жизненному успеху, к равенству с "преуспевающими". И в этом нет ничего плохого, если оно осуществляется в ненасильственной деятельности, в этических рамках, а базируется лишь на максимальном использовании своих сил и талантов. Однако у массы людей проявляется соблазн достичь равенства за счет ограничения свободы других. Этот соблазн, это уклонение стремления к равенству от свободы называется социализмом. "Равенство и социализм", противостоящие "Свободе и либерализму" - столь же древни, как и само человечество", и потому имеют не только отрицательное, но и положительное значение.

К чему ведет социализм при полном выполнении прокламируемых им идеалов, Шафаревич прекрасно показал. Но к этому надо добавить, что полное исполнение противоположных идеалов "Свободы и либерализма" тоже способно привести к разрыву общественных связей, вражде между людьми, развалу и смерти общества. Правда же заключается в том, что оба крайних предельных состояния (полного либерализма и полного социализма) невозможны, ибо смертельны, что человечество может жить и развиваться, только сочетая эти два великих идеала.

К сожалению, признать конструктивную роль социализма Шафаревич отказывается. Отсюда пессимистичность его заключительных выводов:

Социализм ведет к вымиранию всего человечества или в тенденции, как к предельной ситуации, или в достижимом итоге.

Сформулируем эти выводы:

- Идея гибели человечества - не смерти определенных людей, но конца всего человеческого рода - находит отклик в психике человека. Она возбуждает и притягивает людей, хотя и с разной интенсивностью, в зависимости от характера эпохи и индивидуальности человека. Масштабы воздействия этой идеи заставляют предположить, что в большей или меньшей мере ему подвержен каждый человек: здесь проявляется универсальное свойство человеческой психики.

Эта идея проявляется не только в индивидуальных переживаниях, хотя бы и большого числа отдельных личностей - она способна объединять людей (в отличие, например, от бреда), т.е. является социальной силой. Стремление к самоуничтожению можно рассматривать как элемент психики всего человечества.

Социализм - это один из аспектов стремления человечества к самоуничтожению...

Эту силу социализма можно сопоставить с инстинктом... Предложенный Фрейдом термин "инстинкт смерти" отражает многие черты того стремления человечества к самоуничтожению... но этот термин можно применять лишь условно по следующим причинам : речь идет об инстинкте всего человечества, которое приходится толковать, как некую индивидуальность; инстинкт предполагает достижение некоторой цели, полезной для индивида или хотя бы для рода. Такое представление очень трудно связать с "инстинктом смерти"; пока не будет установлено, что стремление к самоуничтожению играет для человечества какую-то полезную роль, аналогия с инстинктом должна рассматриваться как частичная. И наконец, инстинкты жизни и смерти приводят к дуализму, что характерно для неустойчивого мировоззрения и плохо...

Если предположить, что нужный для человечества смысл социализма заключается в приобретении какого-то определенного опыта, то ведь за последние 100 лет на этом пути и был приобретен грандиозный опыт... Достаточно ли этого опыта? Или человечеству предстоит пережить его в несравнимо большем масштабе?

Несомненно, что и в случае всемирного осуществления идеалов "Утопии", и в бараках всемирного "Города Солнца", человечество может найти силы, чтобы вырваться на путь свободы, спасти образ и подобие Божие - человеческую индивидуальность, найти силы, именно заглянув в раскрывающуюся перед ним бездну. Но будет ли и этого опыта достаточно? Ибо кажется столь же несомненным, что свобода воли, данная и человеку, и человечеству, является абсолютной, она включает и свободу в последнем вопросе - в выборе между жизнью и смертью.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.