Bиктор Сокирко: Советский читатель вырабатывает убеждения

Bиктор Сокирко

Советский читатель вырабатывает убеждения

М.Михайлов "Демократия и социализм"

Cтатья написана под впечатлением полемики с советскими эмигрантами Юговым и Федосеевым, перешедших от критики советского социализма к защите капиталистической экономики, свободного общества. Окончательным поводом к написанию статьи явилось письмо от диссидента в СССР, который призывал М.Михайлова не защищать социализм, потому что это может быть понято как защита советского социализма. На это письмо Михайлов резонно отвечает, что нельзя отказываться от своих убеждений из страха быть плохо понятым. Далее он объясняет:

Социализм есть такой хозяйственный правопорядок, при котором отменена или существенно ограничена частная собственность на средства производства, в том числе и монопольная собственность партократии... Политическая демократия в капиталистическом обществе не означает в то же время и экономической демократии, власть собственников на средства производства не упраздняет сами факты политической демократии, т.к. она открывает широкую дорогу к демократическому социализму... В настоящем же социалистическом обществе политическая демократия будет одновременно и экономической демократией. Поэтому возможности для демократии в социалистическом обществе несравнимо более значительны, чем при капитализме...

Михайлов убежден, что на Западе происходит постепенный и "благотворный" процесс социализации, национализации экономики, укрепление роли государства в экономике:

Мои оппоненты не видят становления социалистических хозяйственных отношений в передовых западных странах. Да, там все еще преобладает плюралистическая форма собственности на средства производства. Однако достаточно сравнить структуру хозяйства в этих странах, имевшую место перед войной, с нынешней, и станет ясно, что происходит все убыстряющийся процесс социализации хозяйственной жизни. И если не произойдет срыв в коммунистическую тоталитарную необратимость, все передовые западные страны к концу века станут полностью социалистическими ... Задержать этот процесс социализации в наше время можно было бы только введением диктатуры... Так, Швеция приближается к формам "функциональной собственности" на средства производства (налоги на наследство - до 90%)... В Италии, Франции, Австрии, Англии социализация идет с помощью прямой национализации, а в ФРГ и США - путем создания "народного капитализма"...

Именно левые силы на Западе, требующие широких социалистических реформ, даже когда очевидно, что эти реформы вызовут некоторое уменьшение экономической экспансии, по существу ведут борьбу за свободу, т.е. делают то же самое дело, что и демократическая оппозиция в СССР... пусть это и не осозналось никем.

Ссылки на процессы экономической монополизации, обобществления, социализации и пр. - не новы, они связаны с призрачными, необоснованными надеждами, которыми тешут себя уже много поколений социалистов. Однако частный, "плюралистический" капитализм до сих пор составляет главную основу рыночной экономики свободных западных стран. Но дело даже не в фактической бездоказательности таких надежд и прогнозов. В них на деле отсутствует простая логика.

Действительно, в "демократическом" социализме Михайлов видит перенесение принципов политической демократии на экономическую сферу. Для этого он и предлагает, чтобы свободное, демократическое государство национализировало экономику. Весь упор он делает на демократический характер планирующего государства, и в этом смысле очень близко сходится с официальной коммунистической точкой зрения: если национализированная экономика управляется в интересах народа (подразумевается, руководство компартии - это социализм, если же у власти стоят не "слуги народа", а кто-то иной, то это уже - государственный капитализм, предшественник фашизма.

Однако люди, знакомые с практикой тотального планирования, знают, что она неэффективна и деспотична - по существу, а не только по характеру управляющего звена. Всеобщее планирование есть труд и жизнь только по указанию сверху, только по воле и директиве руководства, есть жизнь не свободная, а рабская - как бы ни был хорош хозяин. Даже если рабы выбирали бы своих рабовладельцев, не изменяя самих рабских экономических порядков, не освобождаясь экономически, они оставались бы рабами. Михайлов на это может ответить, что лучше жить при выбранном всеобщем хозяине, чем при наследных частных капиталистах. Но он будет не прав - при свободной экономике любой человек может начать самостоятельно работать на рынок, может жить своим трудом, может выбирать хозяина-капиталиста, переходя с места на место, а самое главное - он командует капиталистами в качестве потребителя.

Кроме того, только свободная, децентрализованная экономика может быть базой для демократического общества. Ибо если правительство распоряжается не только армией и полицией, но и экономикой, трудом и деньгами своих избирателей, то опасность возникновения и упрочения диктатуры возрастает в огромной степени. Если же вспомнить, что централизованное планирование сильно снижает уровень производительности труда и, соответственно, понижает жизненный уровень народа, то введение диктатуры становится просто необходимостью (чтобы насилием подавить недовольство).

Свободная экономика - это условие необходимое, хотя, правда, и не достаточное для существования политической демократии. Существование различных фашистских режимов или даже диктатуры Тито в Югославии - показывает эту недостаточность. И все же такие режимы невольно смягчаются относительно независимой от них экономикой, они более либеральны в сравнении с полным тоталитаризмом, перед ними открыт непосредственный путь к политической демократии (как показывают примеры Испании, Греции и др.).

Для любого демократа желать отмены рыночного хозяйства, в котором властвует потребитель, т.е. народ, ради укрепления государственной экономики, в котором властвует правительство - странно и страшно.

Основная критика моих оппонентов (Югова и Федосеева) советской экономической системы сводится к отсутствию рынка и обратной связи между производителем и потребителем... Если бы не было "подпольной, формально преступной системы латентных экономических связей, гальванизирующих мертворожденного монстра", то наступила бы хозяйственная смерть.

Все это совершенно верно, однако, чрезвычайно важно разобраться - в чем корень такого плачевного состояния. Если бы была ликвидирована партийная монополия и пришла бы к власти партия, ответственная перед народом, она бы не была заинтересована в поддержке бездарных руководителей производства. Риск и предприимчивость снова стали бы необходимыми качествами, обеспечивающими успех. Так что обратная связь возможна и вне рыночного хозяйства в политически плюралистическом обществе...

Если в классическом капитализме является необходимым условием существования и развития свободный товарный рынок, то в социалистическом - это свободный политический, идейный и организационный "рынок". И к такой системе тем или иным путем идут все передовые страны. Каким в деталях будет этот строй, я не знаю, готовой схемы у меня нет, да и не нужны схемы. Несомненно только вот что: 1) в политической сфере идейный, духовный и организационный плюрализм является той основой, без которой никакое будущее общество немыслимо; 2) в силу нашей индустриальной культуры так же немыслима и частная собственность на средства производства.

По приведенным выдержкам видно, как бесплодно идет спор между либералами Юговым и Федосеевым (видимо) и социалистом Михайловым. Первые доказывают экономическую необходимость рыночного хозяйства и, следовательно, частной и кооперативной собственности, Михайлов же внешне соглашается с ними, но тут же подменяет в этих доказательствах критику экономического планирования как такового - критикой партократии, переводит всю тему в политическую область, а затем, уже без всяких доказательств, добавляет свое личное "кредо": частная собственность обречена!"

Это разговор глухих. Надо кончать споры и просто постараться ужиться друг с другом, помогать и работать совместно. Работая над своими убеждениями, над выяснением собственных идеалов, не надо огорчаться, что другие люди думают по-иному. Даже спорам о том, куда "пойдет Россия после демократизации", не следует придавать большого значения. Ибо это решение будут принимать сами люди, народ, а на их волю будут действовать как давние традиции, воспитание, привычные идеи - в пользу сохранения социалистических форм жизни, так и требования рациональности, эффективности, свободы - в пользу рыночного хозяйства, капитализма.

И надо отдать должное Михайлову: несмотря на резкую полемику с "либералами", он считает, что главная опасность исходит не от них, а от правых, т.е. от сторонников диктатуры любых видов:

Это все те силы, которые вне зависимости от своих флагов и идей, считают возможным и нужным введение авторитарных, недемократических режимов (Франко, Пиночет, Сталин, Мао)...

Cтанет Россия свободной, демократической страной - все остальное приложится. Возьмут верх правые - попадет Россия из огня да в полымя, и совершенно все равно тогда, будет ли она капиталистической, социалистической или еще какой-нибудь третьей.

Основной задачей должно стать требование - не денационализация и десоциализации хозяйства, а наоборот - требование национализации и социализации политической, идеологической и духовной сфер, в настоящее время находящихся в монопольной собственности партии".

Так Михайлов закономерно приходит к примату политических идейно-духовных задач над экономическими. Он как бы предлагает компромисс своим либеральным оппонентам: отложить споры о хозяйственном строе до будущего времени, когда свободный народ сам решит, что ему делать. К сожалению, это "благородное" предложение практически неприемлемо для либералов. Ибо сводить свои задачи к политической борьбе без экономического преображения, которое только и способно подвести устойчивую базу свободного труда под великолепное здание демократии - значит, быть экстремистом. Как дом строится с фундамента (хотя, конечно, не фундамент - самое главное в доме), так и демократизацию нашей жизни надо начинать с хозяйства, с экономической повседневности. Глупо, конечно, все сводить к фундаменту и им ограничиваться, но, не менее глупо, и строить крышу на воздухе. Более целесообразно ограничиться подготовкой элементов дома.

Разумным компромиссом между либералами и социалистами в такой ситуации (когда первые понимают необходимость фундамента, а социалисты мечтают лишь о самом доме), состоит, на мой взгляд, в том, чтобы уважать взгляды друг друга и не истощаться в бесплодной полемике, а работать в меру своего разумения. По-видимому, либералам свойственно придавать большое значение достижениям экономических прав человека, социалистам же - политических прав. Михайлов прав: основные и, даже единственные противники всех инакомыслящих - это защитники диктатуры и насилия. Вот с ними дружбы быть не может.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.