Заголовок

В. Сокирко

Самиздатские материалы. 1981-1988гг.

 Письмо М.Я.Гефтеру (о необходимых изменениях в УК РСФСР), 25.3.86г.

Дорогой М.Я.! У меня отрицательное отношение к ст.190-1 и 70 УК РСФСР, хотя я понимаю, что подобные статьи УК у нас в стране пока необходимы. Но в нынешнем виде они нестрого сформулированы, их невозможно применять однозначно, поэтому достаточно частая практика их применения, на мой взгляд, как правило, произвольна и беззаконна.

Статья 50 Конституции СССР (1977) предоставляет гражданам СССР политические свободы слова, печати, собраний и т.д. – но не как абсолютные, а только - "в соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя". Понятно, что такое ограничение должно быть тщательно расшифровано в законодательстве, чтобы и граждане могли понимать, в каких именно пределах они могут пользоваться свободами не выходя за пределы "интересов трудящихся и целей укрепления соц.строя", и чтобы суды могли судить конкретных лиц за нарушение конституц. ограничений политических свобод.

Но можно ст.50 Конституции трактовать и так: гарантируется полная (абсолютная) свобода слова, печати и т.п. – поскольку она отвечает интересам трудящихся и целям укрепления соц.строя. Правда, она тут же несколько ограничивается другими статьями Конституции, например, запретом пропаганды войны или возбуждения вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями. Возможность такого двойственного толкования важнейшей ст. Конституции – на мой взгляд, существенный ее недостаток.

Как же претворяется эта статья в уголовном законодательстве?

Насколько мне известно, свободу слова и печати существенно ограничивают три статьи УК РСФСР, наказывающие:

ст.130 – за клевету на частное лицо до года, а за клевету в печатном виде – до 3 лет лишения свободы (и даже до 5-ти в случае серьезных обвинений);

ст.190-1 – за распространение заведомо ложных измышлений, порочащих сов.госуд.и общ.строй – лишением свободы до 3 лет;

ст.70 – за антисоветскую агитацию и пропаганду – лишением свободы до 7 лет со ссылкой до 5 лет.

Повторное наказание по этим статьям ведет к еще более увеличенным срокам за рецидив. Значит, с точки зрения уголовного законодательства в перечисленных преступлениях и содержатся конституц.ограничения.

Попробую разобрать эти статьи подробнее.

Ст.130 гласит: "Клевета, т.е. распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений,- наказывается…"

Здесь важно строгое определение понятия "клевета". Комментарий (1971г.) к этой статье гласит: "Для состава преступлений необходимо, чтобы налицо были следующие обстоятельства: а) распространение виновным сведений о другом лице; б) заведомо для виновного ложный характер распространяемых сведений ("измышлений"); в) позорящий другое лицо характер распространяемых измышлений".

Далее: "3. Распространение правильных, хотя и позорящих сведений… не составляет преступления. Сов.уголовное законодательство не знает такого преступления, как диффамация, т.е. распространение о другом лице позорящих его, но истинных сведений.

4. Являются ли распространяемые сведения позорящим другое лицо, решает суд, исходя из норм коммун.нравственности.

5. Клевета – преступление умышленное. Виновный сознает ложность распространяемых сведений им и их позорящий для потерпевшего характер и либо желает оклеветать потерпевшего, либо сознательно допускает, что в результате его действия потерпевший будет оклеветан. Если лицо добросовестно заблуждалось в ложном характере распространяемым им сведений, то уголовная ответственность за клевету исключается…

6. Особо тяжкой формой клеветы признается клевета, соединенная с обвинением в совершении госуд. или иного тяжкого преступления…"

Сейчас стали известны в печати случаи, когда людей несправедливо осуждали именно по ст.130. Тех, кто критиковал руководителей и, особенно, разоблачал их должностные преступления, привлекали к уголовной ответственности именно за клевету и как особо тяжкую форму клеветы, соединенную с обвинением в совершении преступления (лишение свободы до 5 лет)… Так, "ЛГ" несколько раз возвращалась к судьбе преподавателя Дильмуратова, осужденного за клевету в годы рашидовского руководства Узбекистаном и отбывшего большую часть срока, а ныне, наконец, восстановленного и на работе, и в партии, и даже в степени кандидата наук, поскольку, как оказалось, он не только не клеветал (т.е. знал заведомо о ложности своих разоблачений, а был совершенно прав). Значит, суд над ним в обеих инстанциях и контролирующие органы ошиблись или, скорее, и не занимались доказательствами ложности и заведомости лжи его утверждений, а убедились лишь в их позорящем видных руководителей характере.

Сколько таких неправильных решений было, неизвестно, но что их было немало и что они составляли очень важную угрозу для всех, кто желал бы выступить с критикой руководителей, косвенным образом свидетельствует тот факт, что Указом Президиума ВС СССР от 30.10.1985г. была принята дополнительная ст.1391 "Преследование граждан за критику" (лишение свободы до 2 лет). В связи с этим "ЛГ" 1.1.1986г. писала, что эта новая статья есть долгожданная статья, юридическая гарантия ст.49 Конституции, которая запрещает преследование за критику. Тем самым, было косвенно признано, что до сих пор, фактически и юридически, ст.49 Конституции бездействовала, и что ст.130 УК служила зачастую средством судебной расправы с критикующими людьми.

Но вместе с тем, весьма сомнительно, чтобы новая статья 139-1, наказывающая должностных лиц за преследование критики, как то могла повлиять на практику применения ст.130, исключить судебные ошибки, поскольку сами процедуры установления ложности и заведомости лжи в ходе следствия и суда – отсутствуют… Впрочем, это очень тяжелый вопрос и, думаю, именно потому в некоторых странах закон преследует не за клевету, а просто за диффамацию (позорящие утверждения), поскольку установить заведомо ложный их характер практически невозможно. В английском старом законодательстве даже существовала норма: чем истиннее позорящие власть утверждения – тем больше опасность для строя и тем, след., сильнее наказание… Конечно, эта логичная норма была невозможна в новое время и была отменена…

На тезисе о практической невозможности установления в судебном порядке клеветы без нарушения прав граждан на свободу слова строят свои аргументы сторонники абсолютной свободы слова (без ограничений)… Я лично с этой точки зрения не согласен и думаю, что возможно выработать процедуры для выяснения в следствии и на суде заведомо ложных измышлений…

Ст.190-1 "Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих сов.госуд.и общ.строй (3 года) почти аналогична ст.130, но защищает не опозоренное лицо, а строй ("клевета на строй").

Комментарий к этой статье также указывает, что для обвинения необходимо установление заведомой ложности порочащих строй утверждений:

- "Распространение измышлений, ложность которых неизвестна распространяющему ее лицу, а равно высказывания ошибочных оценок, суждений или предположений, не образует преступления, предусмотренного ст.190-1…"

- "Изготовление или распространение произведений, хотя и выражающих отрицательное отношение изготовившего их лица к советской действительности, но не содержит заведомо ложных измышлений упомянутого характера, не влечет ответственности по ст.190-1.

Виновный должен обязательно сознавать, что распространяет ложные и порочащие измышления и произведения…"

Однако, как мой личный опыт, так и то, что я слышал от знакомых и читал в свидетельствах, показывает, что на следствии и в судах никогда не доказывается ни ложность, ни тем более – заведомость лжи инкриминируемых обвиняемому утверждений или произведений. Устанавливается только факт распространения (да и то упрощенно) и иногда в общем виде – негативное отношение к госуд.строю (чаще к отдельным проявлениям сов. действительности). Заведомо ложный же их характер доказательствами не устанавливается ни в обвинительном заключении, ни в заседании, ни в судебном приговоре. Только фраза: "суд рассмотрел предъявленные следствием произведения и убедился в их заведомо ложном характере" – и все.

Естественно, что под такую формулу можно подвести что угодно, любые критические замечания и даже не в адрес строя. Тем более что специального закона против зажимщиков критики строя просто нет.

По мне лучше иметь закон просто за чрезмерную, неуместную критику строя в определенных, строго определенных рамках, чем внешне либеральный закон, который на деле может применяться исключительно произвольно…

Ст.70 "Агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Сов.власти, либо совершения отдельных особо опасных гос.преступлений, распространение в тех же целях клеветнических измышлений, порочащих сов.гос. и общ. строй… (7+5)

Эта самая тяжелая в этом ряду статья, прямая наследница знаменитой сталинской 57-й. Ее содержание часто приравнивают к ст.190-1, к которой прибавлено только наличие у виновного цели на подрыв или ослабление Советской власти (Комментарий к ст.190-1). Установить "цель подрыва" – совсем трудно. Помочь может только признание самого подсудимого, но, как известно, показания подсудимого на себя являются весьма ненадежными доказательствами… На деле ст. 70 может трактоваться и без всякого отношения к клевете. Ведь первая и самая основная ее часть говорит "об агитации или пропаганде, проводимой в целях подрыва или ослабления Сов.власти или совершения особо опасных госуд.преступлений…"

Комментарий к этой статье гласит:

"3. Агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Сов.власти – это распространение среди более или менее значительного круга лиц взглядов или идей, выражающих ненависть к сов. общ. или гос. строю, стремление свергнуть Сов. власть, отказаться от завоеваний социал.революции в пользу реставрации капитализма и тому подобные деяния, совершаемые в угоду антисоциалист.силам…

…Виновный, совершая преступление, сознает, что с указанной целью распространяет антисоветские идеи и взгляды, либо клеветнические, порочащие… строй измышления… и желает при этом подрыва или ослабления Сов.власти либо совершения отдельных особо опасных госуд.преступлений".

Т.о. по ст.70 суд может и не рассматривать вопрос о заведомой ложности или даже вообще о ложности распространяемых утверждений. Они могут быть даже истинными. Тут важно обнаружить наличие умысла на свержение и подрыв власти. Но, как мне известно, суды и этого строго законным путем не доказывали. Единственная здесь поддержка для обвинит.приговора – только признания и показания на самого себя обвиняемого.

Ст.70 запрещает уже не искажение истины под видом информации, а и просто слова идейных противников или критиков в целях подрыва строя.

А как разделить стремление к изменению строя (след., и критику существующего строя) и стремление к его подрыву? Внешне соответствующая ст.50 Конституции, ст.70 на деле антиконституционна и является сильнейшей преградой для осуществления людьми своих естественных прав.

Вот пока и все, что я хотел сказать Вам.

P.S. Но отсутствие спец. ст. в УК (подобной ст.139-1 ), преследующей неконституционное преследование властями своих критиков, распространение неразрешенных идей религиозных верований, или лояльную критику строя (без умысла к подрыву и насильственному свержению его), отсутствие разработанной технологии доказательства умысла на насильственный подрыв и свержение законной власти – все это фактически превращает ст.190-1 и 70 в сильнейшие запреты к осуществлению гражданами своих политических прав, делает их свободную гражданскую жизнь – угрожаемой и практически неосуществимой, толкает их на путь обращения к "международной защите", эмиграции или подполью, а еще чаще – к общественному равнодушию, гражданской смерти (аналогично тому, как раньше угроза применения ст.130 толкала людей к анонимкам или, еще хуже – к пассивности).

Необходимо совершенствование законодательства. Без этого устойчивой и правильное возрождение гражданской жизни и активности людей невозможно.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.