В.В.Сокирко В защиту морального ригоризма
предыдущая оглавление следующая

В.Абрамкин, К.Буржуадемов, Т.М.Великанова, А.Гринева, В.Грин, В.Н., В.Никольский, С.О., Е.П., Г.С.Померанц, М.Ростиславский, К.Светлов, В.В.Сокирко

Жить не по лжи

(сборник откликов-споров на статью А.И.Солженицына)

Выпуск 1 (1977 г.)

В.В.Сокирко В защиту морального ригоризма

Мне не хотелось бы обсуждать детали и неточности в статье К.Буржуадемова, ведь интересна она самой поднятой темой.

Статья построена на обсуждении известного тезиса А.И.Солженицына "Жить не по лжи", в противовес которому выдвинуто, если я правильно понял, предложение: "Живите самостоятельно". Но это лишь в заявке. На деле она звучит (может, и помимо воли автора, не знаю), как опровержение чрезмерной моральной щепетильности, мешающей активным действиям во имя социально-экономического прогресса. И даже скажем грубее - как призыв к некоторой допустимой (как сами себе определим) аморальности ради нового дела. Я сознаю, что несколько утрирую позицию К.Б., что в его статье наличествует и пожелание к установлению определенных моральных запретов и даже призыв к созданию или осознанию новой морали, но глубинный полемический смысл ее тем не менее сводится именно к опровержению "морального ригоризма", как помехи "прогрессу".

Но если свои основные рекомендации сводить к освобождению от старых моральных запретов и даже новых (например, тезиса А.И.Солженицына), то ни к новой жизни, ни к новой организации труда это привести не может, а наоборот - только к увеличению хаоса, беспорядка, распада. Если воспользоваться определением теории информации, согласно которому информация есть ограничение разнообразия, то простой призыв к освобождению от моральных ограничений в обсуждаемой статье не увеличивает количество существенной информации, которой люди руководствуются в своей общественной жизни, а уменьшает ее, т.е. носит отрицательный, просто разрушительный характер. При всех благих побуждениях К.Б. его статья объективно имеет не конструктивный, а экстремистский смысл.

Другая, более второстепенная черта этой статьи - лозунговая форма общих призывов и вместе с тем их непродуманность, - только подтверждает и обосновывает сделанный выше вывод. Если бы, не дай Бог, многие и взаправду так стали б думать и сами, по своей воле, освобождать себя от моральных запретов, то ни к чему иному, кроме форсирования общественного разлада и большой свободы хаоса, это не привело бы. Кто же и когда будет вырабатывать новую мораль, как это планирует К.Б.? - На мой взгляд, глубочайшей ошибкой является мнение, по которому сначала следует отменить старую, официальную мораль, а затем создать новую. Этот предположение - недопустимая механическая аналогия, списанная с чего угодно, только не с реальной жизни и истории. На деле именно моральный ригоризм, настаивание на соблюдении моральных заповедей, приводили к существенному общественному развитию, к прогрессу. Вспомним европейскую историю, историю возникновения капиталистического духа (по М.Веберу), неразрывно связанного с протестантизмом. С чего же начинался протестантизм? - С сурового осуждения неверия, цинизма, разложения католической церковной иерархии, даже против ренессанского вольнодумства и освобожденности и ... с возвращения к суровой, почти коммунистической этике первоначальных христианских общин и с фанатической веры в предопределение добродетельной трудовой жизни. Другое дело, что вместе с этими "старыми" моральными принципами протестанты приносили и вырабатывали и новые правила: личную ответственность, уважение к профессиональному мастерству ("не зарывай талант в землю"), идеалы трудовой и успешной жизни (ибо в личном успехе проявляется Божий Промысел), отрицание католических церковных авторитетов и т.д. Конечно, протестантская этика при своем рождении отнюдь не была полностью гармоничной и непротиворечивой системой, и эти противоречия болезненно сказывались в жизни каждого из протестантов. Однако нет ничего полезнее страдания. Суровая самостоятельная жизнь протестантов, добродетельных и сердечных друг к другу, жизнь, построенная на максимальном труде, на эксплуатации природы собственных способностей и привела к современному научно-техническому развитию в демократическом капитализме. В процессе этой жизни какие-то старые моральные запреты отмерли (например, запрет на взимание процента), а другие устояли - но не просто, а в результате мучительной внутренней борьбы противоречивых принципов. Конечно, моральные системы изменяются и освобождаются от старого, но отнюдь не с помощью самовольной отмены и освобождения от старого, а путем трагического выбора чистых людей. Может, это звучит парадоксально, но именно в периоды моральных перестроек должны быть особенно велики моральные требования, особенно велика их роль.

Если принять за модель историю протестантизма, то новая мораль как раз и должна походить на мораль анабаптистов и других первоначально полукоммунистических сект. Но ведь с поправкой на господствующий сегодня атеизм, это и есть исходная для нашего общества революционная, коммунистическая этика!

Я не утверждаю, а лишь высказываю предположение, пытаюсь сделать вывод из вполне правомерной исторической параллели.

Подойдем теперь к статье К.Буржуадемова по-другому. Вот его лозунг: "Активно думать, успешно работать, смело жить". По-видимому, автор предлагает его как основу третьей позиции в противовес экстремистам и ультра-охранителям. Но кто же из них не подпишется под этими лозунгами? Кто же не считает себя обязанным быть думающим (но по-разному), работать (но для разных целей), смелым? К ворам и убийцам этот лозунг, видимо, подойдет еще больше. И оказывается, что этот призыв совершенно пустой, что он всем годится и, значит, у него нет реального содержания. Впрочем, из всей статьи можно уловить, что он-то направлен против излишней моралистики и тезиса "жить не по лжи". Но и в этом качестве он подходит для всех людей, любых позиций и убеждений: не будь слишком щепетильным, а поактивней делай дело.

Конечно, когда К.Б. в конце статьи переходит к более конкретному рассмотрению приветствуемых им форм деятельности (новое производство, шабашки, спекуляция и т.д.) статья приобретает более конструктивную форму. Однако и такое конкретное перечисление в виде утверждений, а не моральных отрицаний оказывается неудовлетворительным. Так, приветствуя левое производство, как ограничить его от прямого воровства во вред хорошо работающему государственному производству? Приветствуя шабашки, как ограничить в них полезную для общества форму интенсификации трудовых ресурсов от сплошь и рядом связанного с шабашками очковтирательства (когда само начальство записывает бригаде невыполненную работу с конечным передележом полученной зарплаты в свою пользу)? Приветствуя спекуляцию, как полезный метод ликвидации острого дефицита товаров, как обезопаситься от элементарного монопольного грабежа, когда дефицит создается искусственно? Приветствуя фальсификацию отчетов и устранение правительственного контроля, как уберечься от усиливающегося мародерства, хаоса - предвестников разрухи?

Я не рискну сейчас предлагать и обосновывать более точные конструктивные моральные запреты. Это огромная задача для поколений людей. Только в виде иллюстрации возможного будущего, т.е. возможного прогноза, можно обратить внимание на принципы личной ответственности за свои поступки, за развитие своих способностей, за приносимую в мир пользу, за запрет рабства, нерассуждающего повиновения, подчинения злу, на запрет равнодушного отношения к гибели людей, их труда и их способностей и так далее.

Мне кажется, что даже в таком виде эти положения будут более приемлемыми, чем у К.Б.. Во всяком случае, они не дают никакого разрешения на грабеж, воровство, ложь...

К.Б. не понимает, что не может быть самостоятельного человека, личности без собственной крепкой морали, что она первична, что, прежде чем начать дело делать, человек должен знать цель дел своих и моральные ограничения, на него накладываемые, а без этого дело может оказаться вредным, да нормальный человек и не начнет его делать. Без моральных ограничений человек работать не будет как следует, а без своего дела умрет как личность и вновь попадет в рабство винтиком. Призывать к самостоятельности и свободе от моральных ограничений, как это делает К.Буржуадемов, значит, призывать к невыполнимому, невозможному. Напротив, призыв Солженицына на деле зовет человека к самостоятельному осмыслению своей жизни по-настоящему, без вранья - хорошей работе, смелому поведению и жизни.

Сюда
предыдущая оглавление следующая
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.