Ответ А.Гриневой
предыдущая оглавление следующая

В.Абрамкин, К.Буржуадемов, Т.М.Великанова, А.Гринева, В.Грин, В.Н., В.Никольский, С.О., Е.П., Г.С.Померанц, М.Ростиславский, К.Светлов, В.В.Сокирко

Жить не по лжи

(сборник откликов-споров на статью А.И.Солженицына)

Выпуск 2 (1978 г.)

Ответ А.Гриневой

Приятно услышать голос внимательного и заинтересованного человека, чутко воспринимающего мысли всех участников дискуссии, видящего в них больше общего, чем различного. Такая примиренность тона, думаю, очень нужна в нашем, может быть, чересчур резком споре. Ведь А.Гринева права - в главном, в боли и мыслях о Родине мы едины.

Но все же мы встречаемся здесь, на этих страницах, именно для спора и размышлений, поэтому давайте "немножечко" проанализируем свои несогласия.

1. Я могу согласиться, что неправильно понял А.И.Солженицына, что в своем "Жить не по лжи" он не имел в виду исполнения евангельской заповеди, а только "сопротивление официозу" (хотя для христианина было бы естественно связывать эти вещи, и многие читатели трактуют "жить не по лжи" именно в евангельском духе), но, к сожалению, и с призывом "сопротивления официозу", как главной нашей заповеди,- я согласиться не могу! Вот в чем корень наших разногласий.

Отказаться от "официальной лжи" - это равносильно призыву к гражданскому неповиновению, к отказу от присяги, которую мы приносим властям своими словами и своим молчанием... И если для себя лично я могу ставить такую задачу, то призывать к этому других (агитировать, пропагандировать) - считаю неправильным, несвоевременным.

Я понимаю и разделяю гнев Л.Гриневой на наше равнодушие и трусость, ее желание вдохнуть мужество в саму себя и в окружающих. Эта праведность роднит ее с Александром Исаевичем. Сходны они и в желании быстрых и радикальных перемен в нашей стране. Описание сложившейся "почти революционной ситуации", которой не хватает только "работы в массах, внесения в них информации и соответствующего умонастроения" - как знакомы эти формулы, изучавшиеся нами еще на лекциях по истории партии. - Я говорю это без сарказма, а лишь с болью, ибо А.Гринева просто не замечает этого сходство выводов, порожденных сходством ситуаций, захваченная пламенными словами А.И.Солженицына: "Будут нас тысячи - и не управятся они... Станут нас десятки тысяч - и мы не узнаем нашей страны..." -

Не обвините в кощунстве, но что мне делать, если я помню ленинскую мечту: "Дайте нам тысячу профессиональных революционеров - и мы перевернем Россию!" - и то, как она осуществилась...

Ну, хорошо... "Они" не управятся, и будет революция. Если не сейчас, то очень скоро. Но ведь мы уже испытывали великую революцию - в 1917 году, и потому не имеем права не задуматься: "А что будет дальше?" Не ждет ли нас после революционной смуты очередной Сталин? Где уверенность, что у нас сразу, как будто из-под земли, возникнут и привычка к самостоятельному (без приказа) труду, и традиции правосознания и терпимости, и авторитетный парламент, и высокая историческая и политическая культура народа - т.е. то, что Европа выстрадала столетиями?

У меня такой уверенности нет, даже напротив: на основе анализа мировой и отечественной истории появилась уверенность, что после успеха революционной пропаганды А.И.Солженицына и А.Гриневой всем нам в послереволюционном итоге будет худо, очень худо. Ибо мы еще не умеем жить без службы и руководства, без фанфар и страха, а в революционном развале этому учиться будет некогда, да и невозможно. Потому-то я и против объявления "кампании гражданского неповиновения", против лозунга А.И.Солженицына.

Но не поймите, что я навсегда и во всем - противник "неповиновения", что я - сторонник "статус-кво". Как раз нет - без протеста и "неповиновения" никакого развития не будет, а только лишь непроизвольное сползание страны к хаосу и развалу, к той же самой революции. Нет, "сопротивление власти" нужно, необходимо, но только целью его должен быть не взрыв, не революция, а расширение свободных основ нашей сегодняшней жизни.

Научимся сначала свободно (т.е. честно) работать и жить - и окажем гражданское сопротивление всяким попыткам властей запрещать наш свободный труд и творческую деятельность.

Научимся сначала свободно мыслить, обмениваться информацией без страха и фанатизма и откажемся повиноваться властям, когда она запрещает Самиздат и свободную мысль.

Научимся сначала уважать друг друга и вместе с тем защищать самостоятельно свою безопасность и достоинство - без профсобраний, товарищеских судов и милиции, научимся твердым правилам общежития и окажем властям неповиновение, когда она будет натравливать нас друг на друга, вербовать стукачей...

И вот когда в ходе такой жизни, таких кампаний неповиновения и защиты своей свободной жизни (а они уже идут - тому примером Движение в защиту прав), мы станем реально свободными людьми, вот тогда, может, и придет черед задуматься: "А собственно, что это за "власть" над нами и по какому праву? А какая за ней правда, если мы и вправду можем без нее обойтись?"... А может, и не придет нужда задаваться таким вопросом. Ибо в ходе такого гражданского неповиновения нарушениям наших прав и свобод, расти будут не только граждане, но будет изменяться и сама власть. Кстати, этот процесс - обоюдный, взаимосвязанный и взаимообусловленный, но решающую в нем роль играем все же "мы", граждане. К тому времени, когда мы добьемся реального свободного существования, станем свободными людьми, наши "власти" - тоже станут конституционными. Достигнутый уровень обоюдного развития останется лишь оформить юридически. И может, даже не меняя сложившихся "лживых" форм. Кому, например, мешает, что в свободной и демократической Англии (как и в ряде других европейских государств) главой государства является наследственный король-королева? Почему бы и нам не согласиться на "Генсека КПСС", лишь бы он "представительствовал (о коммунизме), но не управлял"?

А.Гринева дважды, даже трижды повторяет - следует сначала изменить власть, а "уж потом разумно перекраивать экономику". Нет, разумно и свободно перестраивать всю нашу жизнь (а не только экономику) надо именно сейчас. Надежда на революционное изменение характера власти, характера Хозяина - рецидив рабства в наших душах! Раб и революционер - это одно и то же! Нет, нам ничего не нужно от власти, пусть она остается неизменно со своей идеологией, со своими авторитетами, как хочет (как остаются неизменными мундиры гвардейцев английского короля), нам нужно только, чтобы власть не мешала нам жить свободно, не нарушала наших прав.

Лозунг A.И.Солженицына, к сожалению, призывает к иному, к смене "марксистских мундиров", к революции, и потому вступает и явное противоречие с лозунгами, а главное, с практикой ныне действующего Движения защиты прав человека, с конструктивным развитием нашей жизни. Вот почему я решился высказать свое с ним несогласие.

2. В отличие от большинства моих оппонентов А.Гринева положительно относится к росту экономической свободы в на шем обществе (к левому бизнесу и спекуляции). Это делает нас единомышленниками по очень важному и животрепещущему вопросу. Хотя это положительное отношение весьма нечетко и непрочно: такая, например, фраза, как "когда восторжествует свобода частного предпринимательства, спекуляция отпадет сама coбой, свидетельствует о простом недоразумении - спекуляции, т.е. перепродажи с целью извлечения прибыли, неотделимы от свободного рынка.

Однако самое главное: А.Гринева, к сожалению, не придает обеспечению экономической свободы в нашем обществе большого значения. "Уж не торжество ли левого бизнеса приведет к реконструкции существующей морали?" Кончится ли вместе с этим официальная ложь и демагогия. Перестанут ли после этого бросать в тюрьмы и психички мыслящих людей?" - спрашивает она.

K реконструкции существующей морали, к окончанию преследований может привести только наша воля и решимость к свободной жизни сейчас, в том числе и экономической... Левый бизнес - не панацея, но он - часть панацеи, полное имя которой -"свобода и право". Экономическая свобода не решает всех проблем нашей жизни, но, несомненно, весомо участвует в этом решении.

Конечно, "левый бизнес" - не абсолютно чистое средство (таковых вообще не бывает), и за пределом нарушения определенных моральных норм способен привести к разрушительным результатам. На этом обстоятельстве настаивают и Ростиславский, и Н.И., и А.Гринева. И я согласен с этим: свобода, действительно, опасная штука, в том числе и экономическая свобода. Но только какой вывод следует делать из осознания этих опасностей? - Вообще не давать левому бизнесу хода? К такому выводу фактически приходят Ростиславский и другие "социалистически настроенные" диссиденты (ведь презрение к "левому бизнесу" - это зеркальное отражение социалистического умонастроения).

Мой вывод иной: следует приветствовать левый бизнес, но ограничивать его строгими этическими рамками, суть которых (и это очень важно) может быть уяснена не из традиционных для нас евангельских и коммунистических моральных заповедей, а лишь в ходе свободной деятельности самих людей. Мы не имеем права прикладывать к левому бизнесу рамки традиционной морали, фактически запрещающие его как таковой. Прежде необходимо нашу мораль сделать "протестантской". Вот в чем суть и причина моего требования "реконструкции существующей морали".

Согласна ли с ним А.Гринева?

Я с готовностью принимаю упрек в смешивании воров (казнокрадов), спекулянтов, шабашников, "леваков" и могу оправдаться только слабостью своих сил: их не хватает, чтобы разобраться в этом сложном вопросе и отделить "овец от козлищ". Может, кто-нибудь возьмется за это дело... А может, лишь сама жизнь проведет с достоверностью необходимые этические границы в среде ныне рождающихся свободных людей, отделяя их от действительных уголовников. Во всяком случае, я буду рад любым объективным исследованиям на эту тему.

3. И еще на одно типичное недоумение, высказанное А.Гриневой, мне хочется обратить внимание: левый бизнес и спекуляция помогают нынешнему (нехорошему) государству существовать, спасают его от полного развала, так не лучше ли - "пусть будет полный развал, пусть рушится план"? А дальше это недоумение трансформируется обычно в убеждение, спекулянты и "леваки" заинтересованы в сохранения нынешнего государства в неизменном виде.

Нечего и говорить, что "лучше - развал" (т.е. революция) - совершенно неприемлемо (об этом я уже говорил в "Активно думать...", характеризуя людей первой позиции), нечего и говорить, что спекуляция и хозяйственные нарушения, действительно, спасают нас и с нами нынешнее государство, но делать отсюда вывод, что экономически свободные люди заинтересованы в сохранении в неизменном виде фактически враждебного к ним государства - глубокое заблуждение и даже, не побоюсь этого слова,-непреднамеренная ложь. Как Ленин в свое время обвинял кадетов в том, что они суть главные защитники царизма, так и нынешние ненавистники частного предпринимательства - традиционные моралисты возлагают на него обвинения во всех смертных грехах.

Эти обвинения - неправда. Левый бизнес и спекулянты в целом боятся и потому враждебны репрессирующим их властям, пусть при этом они, как правило, и выражают полную идеологическую покорность. Эти люди в полной мере используют промахи, особенности враждебной им власти. Они не связаны никакой общей идейной оппозицией, но, конечно же, хотели бы большей свободы для своей деятельности, большей открытости и признания от общества, хотели бы устранить страх за свою жизнь и успехи. Кстати, в том, что экономически освобождающиеся люди не имеют соответствующей идейной ориентации, виноваты в определенной мере и самиздатские авторы-читатели, до сих пор отрицающие в целом эту проблематику. Так попробуем трезво, непредвзято, без традиционных предрассудков взглянуть на деятельность этих людей и помочь им.

предыдущая оглавление следующая
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.