предыдущая оглавление следующая

Техника набора присяжных



Набор потенциальных участников исследовательского суда присяжных
является одним из самых трудных, психологически напряженных этапов в
проведении всей работы.
Примерно такой же оценки придерживаются и социологи, проводящие "фокус-
группы" и резонно полагающие, что эту часть работы надо поручать
профессиональным агентствам, работники которых умеют обходить квартиры и
склонять граждан к согласию. И это совершенно справедливо, потому что тут
нужно весьма специфическое умение без комплексов и легко заговаривать с
незнакомыми и часто раздраженными неожиданным вмешательством людьми. Однако
услуги таких агентств стоят немало, поэтому часто за эту работу приходится
браться самим, как и было у нас в 1996 году. Из того "опыта" я и попытаюсь
выудить советы.
Сразу стоит предупредить коллег о безнадежности попыток набора
участников путем объявления в средствах массовой информации или расклейки
объявлений. Газеты не попадают в этот микрорайон, радио люди не слышат, мимо
объявлений большинство пробегает, даже если они расклеены на автобусных
остановках или прямо на подъездных дверях - слишком непонятное и непривычное
приглашение им приходится читать. Во всяком случае из наших надежд на такие
объявления ничего не получилось. На десятки расклеенных объявлений
последовал лишь один звонок заинтересовавшегося жителя, который, однако,
выяснив, что речь идет о достаточно скромном вознаграждении (видимо, он
искал работу), быстро повесил трубку. Так что у нас не осталось иного
выхода, кроме обхода квартир соседних домов.
Идти лучше вдвоем: солиднее и помочь друг другу в объяснениях можно.
Примерно так, как раньше парами ходили агитаторы, что для жильцов привычнее
и вызывает больше доверия.
Мы заранее разрабатывали примерный текст устного объявления и
разграфленные листы бумаги с номерами обхаживаемых квартир - для записи
согласившихся. Заранее были обговорены условия нашего предложения и сумма
вознаграждения. Последняя, кстати, была относительно невелика: 20 тысяч
неденоминированных рублей за 2-3 часа работы.
Социологи, организующие "фокус-группы", предлагают обещать набираемым
участникам вознаграждение в размере 10 долларов, т.е. в 2,5 раза большее.
При этом надо учесть, что участники в "фокус-группе" обычно работают по 4
часа и еще им приходится, как правило, добираться на транспорте до места. Но
в тот момент мы этой рекомендации не знали и при определении суммы
ориентировались на следующие соображения:
- все же главным стимулом к согласию участвовать в нашем процессе
должен быть интерес человека к исполнению своего будущего гражданского
долга,
- предлагаемая оплата должна быть в районе средней ставки и даже чуть
выше, чтобы человеку не обидно было оторвать время от своего отдыха и чтобы
он чувствовал значимость мероприятия, на которое его приглашают (по
принципу: "Зря деньги платить не будут!"), но в то же время, чтобы эти
деньги не стали единственным стимулом участия. 10 тыс. руб. - часовая ставка
служащего с месячным окладом 2 млн. рублей, что было выше среднего заработка
даже по Москве. И практика показала, что в этой оценке мы не ошиблись. В
сочетании с общим интересом к мероприятию она удовлетворяла всех участников.

Обход квартир

Мы начинали обход квартир подъезда с верхних этажей, постепенно
спускаясь вниз. Для убыстрения на очередной лестничной площадке желательно
сразу расходиться в разные ее концы, чтобы каждому приходилось звонить
одновременно сразу в две квартиры. Одновременно объяснять суть дела двум
хозяевам вполне посильно, причем все видят, что обходят всех.
Но, конечно, очень часто хозяев не было, или нам не открывали двери,
или не хотели говорить по старости, или просто по не желанию. Тогда ставишь
на этой квартире крест и объясняешься с соседними хозяевами или даже
присоединяешься к застрявшему в объяснениях партнеру.
Что мы говорили? Как правило, в ответ на вопрос за дверью: "Кто там?" -
мы отвечали: "Живем в соседнем доме, сейчас обходим всех и просим выслушать
наше предложение". Если на такую фразу двери не открывались, то продолжать
разговор было бесполезно: человек столь боится или неконтактен, что от
участия обязательно откажется. Однако многие из таких неоткрывающих людей
"нет" говорят не сразу, а начинают расспрашивать. Вот тут следует отвечать
покороче и даже прощаться, потому что опыт показывает: будет через дверь
идти нелегкий и бесполезный разговор.
Если же дверь открывается и ты видишь нормальное вопрошающее лицо, то
представляешься: "Мы ходим по поручению института "Открытое общество",
которое проводит опросы граждан по правовым темам на пару часов у нас на
квартире за плату 20 тысяч. Не сможете ли принять участие?"
Хотя мы в целом обошли в своем районе около 500 квартир, эта фразу так
и не стала канонической, она как-то варьировалась, но в целом смысл ее стал
именно таким: не вдаваться в детали, а сразу же и очень коротко
представиться научными сотрудниками, которые собирают аудиторию за деньги и
на небольшое время.
Говорить это надо, потому что в очень многих случаях человеку и его
семье ничего не нужно, только, чтобы "не ходили тут разные" - и с такими мы
сразу прощаемся: "Извините, до свидания". Именно им нужно вначале давать
самую нужную информацию в самой короткой форме, чтобы не раздражать не
желающих с тобой разговаривать. И не надо ему знать ни о каком правозащитном
Обществе или суде присяжных. Ему надо услышать только главное: предлагается
платный опрос учеными-юристами. Если нет (не хочу или не могу), то простите.
Если ему не подходит время (час и день) заседаний, то извините тоже.
Наконец с третьими, которые интересуются и могут, разговор может
завязаться более обстоятельный и тут не жалко отвечать на все вопросы,
включая о сути суда присяжных или даже о нынешних безобразиях. Ведь обычно
именно такие заинтересованные расспросы кончаются согласием прийти и
сообщением всех своих координат и параметров: а именно: Ф.И.О., возраст,
образование, профессия, телефон, номер квартиры - т.е. все необходимое для
заведения карточки (и ничего лишнего). Конечно, бывает, что человек не может
приходить в одни дни, но может в другие, не может летом, но может зимой -
все это следует помечать на листе. Тут же предлагаем подумать, может, кто-то
еще из его семьи согласится принять участие - мы рады записать еще одного
участника, предупреждая, что речь идет не об одноразовом приглашении, что
через квартал можем его вновь пригласить.
Конечно, сразу объявлялись возрастные и профессиональные ограничения.
Мы приглашали в участники людей от 18 до 70 лет, а в профессиональном
разрезе не приглашали только юристов, работников правоприменительных органов
ввиду их особого статуса.
Конечно, обязательно говорили о вознаграждении за участие, хотя люди,
как правило, стесняются этого вопроса, принимая сообщение о деньгах как
нечто неважное и необязательное, хотя на деле (это понятно) никто от денег
не отказывается: если не для себя, то для семьи.
Успешно ли идет такая работа? Могу сказать, что из двух домов мы смогли
записать в участники ИСП чуть больше 100 человек. Однако реально приходила
только половина записавшихся. Так что после обхода 500 квартир на деле мы
смогли довести до участия в течение года на 6 ИСП всего около 60 человек.
Такую статистику "неэффективности" надо представлять, готовясь к
проведению работы. Конечно, если надо провести только один процесс,
достаточно добиться согласия 20-30 человек, чтобы быть уверенным, что в
конечном итоге 10-12 человек точно придут. Если же речь идет о планах
устраивать периодические заседания ИСП с меняющимися присяжными, то
желательно найти не менее сотни реальных участников, т.е. записать в
первоначальные списки около 200 фамилий согласившихся, а для этого обойти
около тысячи квартир. Конечно, это немалый труд (мы, например, не могли
заставить себя обойти за один вечер больше одного дома), но зато большой
список согласившихся позволяет организаторам чувствовать себя много
увереннее. Если кто-то из намеченных участников вдруг отменяет свой приход,
есть большой список телефонов, по которому можно обратиться к другим и найти
подмену. Так что сил на обходы жалеть не следует, чтобы потом в организации
ИСП было спокойнее.
Как правило, после обхода квартир вся записанная на черновых листах
информация должна быть аккуратно переписана в карты присяжных. Алфавитная
совокупность таких карт составляет картотеку участников - основной массив, с
которым постоянно работает секретарь ИСП. В карте (анкете) участника должно
хватить место не только для основных его данных и координат, но и для
пометок о возможностях прихода или уже о проведенных с его участием
заседаниях.
Секретарь ИСП несет полную ответственность за обеспечение явки
достаточного числа присяжных к назначенному времени заседания. Без сомнения,
это время должно выбираться с учетом возможностей присяжных участников.
Наиболее приемлемым вариантом для работающего большинства является один из
будничных вечеров (кроме пятничного, конечно). Поскольку юристы и иные
приезжие участники ИСП заинтересованы вернуться домой не очень поздно, а
работающие жители не могут прибыть с дневной работы раньше 17 часов, обычно
выбирался компромиссный момент начала заседания - 18 часов.

Техника обеспечения явки участников

Практика показывает, что секретарю необходимо за день до заседания
дозвониться не менее чем втрое большему числу участников, чем реально нужно
для заседания, чтобы выяснить возможность их прихода. Обычно около трети
этих людей прийти не смогут по каким-то не зависящим от них причинам. Какая-
то часть оставляет свой приход под вопросом.
Нельзя успокаиваться, прежде чем твердое согласие прийти не дадут в
полтора раза большее число участников, чем реально нужно. Потому что даже
твердо обещавшие могут не явиться по неожиданным причинам (транспорт,
задержки на работе и т.п.). Нас к такому "избытку приглашений" приучил
горький опыт неявки даже твердо обещавших быть людей.
Таким образом мы рекомендуем: если речь идет о созыве коллегии
присяжных из 12 человек, секретарю ИСП следует за день до заседания
обзвонить 30-40 потенциальных участников по данным своей картотеки и
получить твердое согласие прийти не менее чем у 18-20 человек. Кроме того в
день заседания за пару часов до его начала секретарю следует еще раз
уточнить по телефону явку согласившихся и при обнаружении новых отказов
попытаться найти замену из числа ранее неоповещенных потенциальных
участников по картотеке.
Не следует удивляться детальности моих советов. У секретаря
исследовательского суда присяжных задача много сложнее, чем у секретаря в
официальном суде, приглашения которого подтверждены официальными повестками
об исполнении гражданского долга. Рядовой гражданин, конечно, отнесется к
такой повестке ответственнее, он перестроит свои планы, чтобы прийти в
реальный суд. ИСП, конечно, таким статусом обязательности не обладает, он
является делом сугубо добровольным. Поэтому сильно перестраивать свою
меняющуюся жизнь даже под уже данное согласие обычный гражданин не будет. И
если перед концом работы его вдруг позовут приятели пить пиво, мы не должны
негодовать на его неявку, а лучше заранее быть готовыми и к такому варианту.
Очень полезно секретарю иметь "про запас" некоторое количество
участников, которые могут прийти как бы "на подмену". Но в общем-то такие
люди уже неизбежно становятся знакомыми, и их качество независимого
участника начинает размываться. Потому созданием "резерва участников"
следует пользоваться очень осторожно и редко, чтобы не снизить достоверность
проводимых исследований.
Дополнительная сложность работы секретаря ИСП состоит и в том, что
психологически очень трудно приглашать людей на роль запасных присяжных. Они
ведь приходят не по долгу и не только из-за денег, а больше из интереса, а
тут их как бы оставляют за бортом. В нашем случае эта трудность по согласию
с юристами была преодолена тем, что в случае явки участников больше 12
человек они также принимали участие в заседании (т.е. коллегия могла иметь
переменный состав - от 7 до 15 присяжных участников).

Действия секретаря по оптимизации состава участников

При выборе приглашаемых к заседанию секретарь ИСП обязан заботиться не
только об их количестве, но, как говорится, и об их "качестве", имея в виду
главным образом их независимость, взаимонезависимость и представительность.
Независимость участников обеспечивается прежде всего тем, что секретарь
ИСП приглашает к участию только лиц, занесенных в картотеку путем обхода
квартир (случайная выборка) и удерживается от приглашения своих знакомых.
Кроме того, если в картотеку занесены члены семей или близкие знакомые,
то их следует приглашать лишь на разные суды, не допуская, чтобы на суждения
присяжных кроме обстоятельств самого дела влияли ранее сложившиеся дружеские
или, напротив, родственно-неприязненные отношения (например, отцы - дети,
предпочитающие противоречить друг другу). Состав присяжных надо избавить от
подобных подводных камней, а для этого он должен состоять из незнакомых или
малознакомых друг с другом людей - т.е. обладать взаимонезависимостью. К
сожалению, в 1996 г. мы не сразу поняли важность этого обстоятельства, не
придавали ему существенного значения, поскольку на результаты проводимых
процессов такие вещи зримо не сказывались. Однако можно предвидеть и иные
случаи, поэтому забывать данное условие не следует.
Но еще большие трудности вызывает обеспечение представительности
коллегии присяжных, подразумевая под этим хотя бы грубое соответствие
структуры собравшихся структуре российского населения. Коллегия присяжных
должна в идеале отражать структуру народа, только тогда можно говорить о
том, что вынесенный в итоге обсуждения вердикт соответствует голосу народной
совести.
Как мы пытались обеспечить такое соответствие?
Во-первых, от социологов получили признанную структуру городского
населения России (а потом и Москвы) по таким параметрам, как 1) пол, 2)
возраст, 3) тип образования, 4) тип профессии, а потом пересчитали ее на 12
присяжных в коллегии. После округления получился следующий состав, который
может считаться в наибольшей степени соответствующим структуре горожан
России (Москвы) и, следовательно, наиболее представительным:
по полу: 7 женщин и 5 мужчин,
по возрасту: 3 молодых - до 30 лет, 6 средних - до 55 лет, 3 пожилых -
свыше 55 лет,
по образованию: 4 - высшего, 7 - среднего и средне-технического, 3 -
незаконченного среднего образования,
по профессии: 2 специалиста с высшим образованием, 2 специалиста без
высшего образования, 3 рабочих, 1 предприниматель или руководитель, 1
безработный или домохозяйка, 3 пенсионера.
Трудная задача набора в коллегию присяжных именно такого состава людей
зависит целиком от искусства секретаря ИСП, в руках которого находятся
данные о том, сколько он может на данное число зазвать по его картотеке
молодых и пенсионеров, инженеров и рабочих, женщин и мужчин, и от его
интуиции - кем кого заменить в случае неявки, чтобы не сильно исказить
желательную структуру... К сожалению, у нас в этом деле было больше неудач,
чем успехов. Структурно выверенных составов присяжных нам удалось собрать
немного. Но в утешение можно сказать, что при повторении таких процессов в
иных составах присяжных секретарь может несколько поправить допущенный
структурный сдвиг, включив в новый состав больше людей, которых не доставало
раньше. Тем самым в интегральном виде, структурный состав присяжных по этому
делу значительно улучшится. Да и теория вероятности говорит о том же: чем
больше таких обсуждений мы проведем, тем более точно состав их участников
совпадет с общей структурой населения даже без особых к тому усилий.

Подготовка юристов к ИСП

Тему исследования, конкретное уголовное дело для разбирательства
присяжными и дату заседания организаторы ИСП определяют заранее. По нашему
опыту за этот этап работы отвечает юрист-исследователь. Процесс конкретной
подготовки им начинается с извещения юристов не менее, чем за 2 недели до
начала заседания.
Без сомнения, при приглашении юристов должны быть учтены их внутренние
склонности к исполнению роли судьи, обвинителя, защитника применительно к
данному делу. Ведь от точности подбора юристов зависят активность присяжных
и успех исследования.
Особое значение для успеха данного дела имеет подготовленность юриста к
исполнению роли судьи, поскольку в дополнение к обычным функциям судьи в
нашем процессе добавляются две важные роли: быть представителем
исследователя в ИСП (типа медиатора в "фокус-группе") и дать правильные
наставления старшине присяжных перед началом их заседания, чтобы уже
старшина смог осуществить самые необходимые функции медиатора в "фокус-
группе", каковой является жюри присяжных. При ведении процесса судья должен
быть главным исследователем, а в напутственном слове присяжным он
оказывается еще и единственным их наставником.
Одновременно юристы должны получить необходимые для их подготовки
материалы, а именно:
1) копию приговора или обвинительного заключения, назначенного к
рассмотрению дела,
2) фабулу основного рассматриваемого эпизода, составленную юристом-
исследователем,
3) опросный лист (вопросы, предлагаемые к разрешению присяжными).
В связи с тем, что исследовательский процесс ограничен по времени парой
часов и посвящен рассмотрению одной крупной правовой проблемы, из приговора
выделяется лишь один наиболее значительный эпизод.
По опыту оказалось целесообразным составление юристом-исследователем
специального краткого документа на основе установочной части приговора, в
котором были бы изложены все необходимые сведения и убрана излишняя
информация. Поскольку у нас на рассмотрение присяжных выносились не
спорность фактической стороны дела, а вопросы квалификации вмененных
подсудимым действий, крайне важно было заранее устранить возможные споры
обвинителя и защитника о фактах путем создания такого согласованного
документа (мы называли его "фабула дела").
Но это не значит, что юристы могут ограничиваться знакомством только с
этим кратким документом, нет, они обязаны знакомиться с имеющимися
материалами, чтобы иметь возможность полнее отвечать на вопросы присяжных.
Дело в том, что хотя юристы и могут построить свои выступления,
опираясь только на краткие сведения, изложенные в фабуле, однако самим
присяжным, как правило, этих сведений оказывается мало. Они пытаются
достроить сухую информацию фабулы до понятной им конкретной картины,
опираясь на собственный опыт оценки подобных ситуаций. Только таким образом
они могут понять и рассудить дело согласно своей совести. Для этого им нужны
самые разные сведения, почерпнуть которые можно только из приговора и всех
иных доступных материалов дела или даже писем. Если же таких сведений нет,
присяжным приходится лишь гадать и принимать приблизительные решения на
основе собственных предположений. Поэтому хорошие присяжные бывают
достаточно настойчивыми в своих расспросах.
Наконец, важной частью подготовительных материалов является опросный
лист. В его вопросах исследователи резюмируют основную правовую проблему,
стараясь ее изложить, не злоупотребляя юридической терминологией, а скорее в
терминах суда совести, например: "Виновен ли по совести?" и "Заслуживает ли
снисхождения?" Вопросы должны быть как можно более лаконичными, простыми,
однозначно понимаемыми.
Но, с другой стороны, цели исследования, на наш взгляд, делают
желательным детализацию вопросов, приближая их к возможным вариантам
ответов. Чем детальнее будут варианты, тем больше информации мы сможем
извлечь.
Нетрудно предвидеть, что в будущем, по мере развития исследовательских
процессов и желания увеличить количество извлекаемой из них информации, в
опросный лист будет включаться все большее число все более детализированных
вопросов, например, об отношении присяжных к аргументам сторон и т.п.
Умению ставить вопросы присяжным в исследовательских судах надо учиться
у профессиональных социологов, работающих в сфере опросов общественного
мнения. Главное при этом - добиться ясности изложения основной проблемы, что
достигается далеко не всегда.
Например, нам не сразу стала понятной недостаточность вопроса к
присяжным: "Виновен ли подсудимый по совести?", потому что вина может быть
разной: в хищении, взятке, ином уголовном преступлении, в каком-либо
служебном проступке, гражданском правонарушении. Поскольку во всех наших
делах ключевым моментом оказывалось различие в квалификации действий
подсудимых, мы пришли к выводу о желательности задавать присяжным не один, а
по крайней мере два вопроса о вине (вина в уголовном преступлении или в
гражданском правонарушении), что помогало присяжным определиться, особенно
тем, которые ощущали подсудимых виновными, но не в уголовном преступлении.
Аналогичным образом мы пришли к мысли о желательности взамен
традиционного вопроса о снисхождении задавать присяжным более определенный
вопрос: о желательности наказания виновного лишением свободы. Такая новация
в традиционном вопросе позволяла перепроверить отношение присяжных к
действиям подсудимого. Если они признавали его вину в уголовном преступлении
и тем не менее объявляли о нежелательности наказания лишением свободы,
значит, с точки зрения присяжных, вина и опасность подсудимого все же не
достаточны, чтобы причислить его к уголовным преступникам, "которые в
принципе должны сидеть". И напротив, если присяжный считает, что подсудимый
заслуживает лишения свободы, хотя виновен лишь в гражданском правонарушении,
то значит присяжный неправильно понял суть первого вопроса, когда отказался
признать подсудимого виновным в уголовном преступлении.
Можно считать, что опросный лист есть не только основной план
исследования, но и план обязательной части выступлений сторон.
Перед самим процессом полезно проведение распорядительного заседания
для разрешения согласования
- окончательного варианта опросного листа,
- что из материалов дела подлежит обязательному исключению при
рассмотрения на суде.
Конечно, в таком распорядительном заседании стороны совсем не должны
раскрывать все свои аргументы, чтобы не терять фактора неожиданности в
прениях, хотя возможен и вариант, когда в целях исследования стороны
намеренно знакомят друг друга со своими соображениями, чтобы взаимно
стимулировать себя на поиск более глубоких доводов.
Распорядительное заседание должно обсуждать и цели исследования,
особенности общения с присяжными, понятия, которые им должны быть объяснены,
и т.п. Желательно такое заседание устраивать загодя, чтобы у сторон и судьи
было время для окончательного принятия решений. Время нужно также для
разделения функций и согласования позиций юристов с правозащитниками, если
они также участвуют в процессе.


предыдущая оглавление следующая