предыдущая оглавление следующая

Неоконченный заочный суд присяжных по "делу Козьмы Минина"



Желание поставить на суд современных граждан деяния наших знаменитых
правителей типа Александра Невского возникло у меня очень давно. Ведь так
разительно не совпадает их иконный облик с реальными делами. Нам так часто
ставят этих людей в пример для подражания, что необходимо разобраться, что
было хорошо и что плохо в их делах. В отличие от протестантских стран, где
воспитательные образцы черпались почти исключительно из Библии, в России
было важным прежде всего "отеческое предание", а государство многие века
воспевало прежде всего своих "героев". Задача общественного переосмысления
деяний наших исторических персонажей, на мой взгляд, имеет большую
актуальность.
Мои смутные "мечтания" перевела в разряд реального "проекта" публикация
"Российской газеты" от 4.11.1995 г. статьи В. Иванова о К. Минине в рубрике
"Дни воинской славы". Мне она показалась столь возмутительной, что я решил
не ограничиваться изложением своих возражений, а попытался привлечь
знакомых, начиная с д.ю.н. Оболонского А.В, к организации "общественного
суда над К. Мининым" (не смущаясь внешней похожестью такого обсуждения на
школьные суды над Евгением Онегиным).
К сожалению, привлечь к участию осторожного ученого юриста не удалось,
за нехваткой времени сорвался и план постановки этой фабулы в конце 1996 г.
на последнем исследовательском суде присяжных (по теме "вымогательства").
Теперь у меня осталась только одна возможность: изложить начало обсуждения
этого "дела" в книге в качестве примера заочного общественного суда
присяжных, решение которого может быть отложено до отзывов ее будущих
читателей. И таким многоточием (вместо точки) завершить всю работу.
Обвинитель Сокирко, правозащитник: Уважаемые присяжные читатели!
Обращаюсь к вам с просьбой дать оценку действий Кузьмы Захарьевича Минина
Сухорука, нижегородского торговца мясом и рыбой, земского старосты и
начальника судных дел у посадских людей, прозванного в российской истории
"великим гражданином" в один из ключевых моментов российской истории начала
XVII века, конца Великой смуты, а также исторических и правовых последствий
этих действий для нашей страны.
В описании этих событий я буду опираться как на известные исторические
источники, так на сведения в статье Владислава Иванова в "РГ" под названием:
"Денег, как и теперь, не было. И тогда Кузьма Минин сказал: "Заложим жен и
детей наших, но спасем Русскую землю" В чем же состоят эти события по
описанию В. Иванова?
В 1612 году, когда Кремль в Москве заняли поляки, по призыву патриарха
Гермогена в Поволжье было собрано второе земское ополчение, которое в конце
концов и освободило Москву. Решающую роль в сборе средств и организации
ополчения сыграл нижегородец Кузьма Минин Сухорук. На сходках горожан он
добился принятия решения о сборе средств во что бы то ни стало, хотя, как
выяснилось позже, выполнять эти решения никто не желал.
Тогда Минин со своими подручными захватил в заложники жен и детей
нижегородских купцов и выставил их на продажу. Пришлось отцам семейств
выкупать своих домочадцев.
В результате ополчение под воинским водительством Д. Пожарского и
финансовым руководством К. Минина было собрано и выступило в поход. Москва
была освобождена от поляков 15 октября (7 ноября по новому стилю) 1612 г., а
в феврале следующего года Земский Собор избрал на царство Михаила Романова,
утвердив основы царской России, правопреемником которой были поочередно
Российская империя, СССР и нынешняя Российская Федерация.
В. Иванов следует давней традиции возвеличивания этого события, называя
его подвигом, а К. Минина - "великим гражданином". Самим названием своей
статьи он подчеркивает желательность следования Минину в его методах сбора
средств на восстановление российского самодержавия, рекомендует этот метод
для России конца ХХ века ("теперь, когда денег снова нет", закладывать жен и
детей).
Убежден, что действия Минина нельзя ставить в пример как гражданский
подвиг, напротив, их надо осудить по следующим основаниям:
1. В призыве Минина "закладывать жен и детей наших" ради получения
денежных средств на ополчение содержится противоправный призыв к гражданам
передавать в заложники своих жен и детей, посягая на их права и свободы, на
их здоровье и саму жизнь. Таким образом К. Минин готовил условия для
совершения массовых преступлений (насильственных продаж в рабство свободных
людей), и потому такие действия должны быть квалифицированы по ст. 30, 206
ч.3 ныне действующего УК РФ как покушение на захват заложников.
2. К. Минин не только призывал, но в сговоре с подчиненными ему
вооруженными людьми сам захватывал жен и детей состоятельных граждан и
выставлял их на продажу в холопы, что должно быть квалифицировано просто по
ст. 206 ч.3 УК РФ как "захват или удержание лица в качестве заложника ... в
целях понуждения государства, организации или гражданина совершить или
воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения
заложника, ...если они совершены организованной группой - наказывается
лишением свободы на срок от 8 до 20 лет."
3. Действия К. Минина можно квалифицировать также и по ст. 163 УК РФ ч.
3, как банальное вымогательство, т.е. как "требование передачи чужого
имущества или права на имущество, или совершения других действий
имущественного характера под угрозой применения насилия ... совершенное
организованной группой в целях получения имущества в крупном размере,
наказывается лишением свободы от 7 до 15 лет с конфискацией имущества.
4. Кроме того К. Минин был выборным должностным лицом, обладал
властными полномочиями и потому должен отвечать также по ст. 286 УК РФ ч. 3
"Превышение должностных полномочий", так как "совершение должностным лицом
действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекшим существенное
нарушение прав и законных интересов граждан ... с применением насилия или
угроз его применения, с причинением тяжких последствий, наказывается
лишением свободы от трех до десяти лет с лишением права занимать
определенные должности на срок до 3 лет".
Трудно представить, чтобы самовольный массовый арест жен и детей
состоятельных граждан города не сопровождался преодолением сопротивления со
стороны жертв, актами насилия и репрессий со стороны подручных гражданина
Минина.
5. В действиях К. Минина присутствует и такое правонарушение, как
служебный подлог по ст. 292 УК РФ, т.е. заведомо ложное искажение смысла
принимаемых народными сходами решений, что прямо следует из вышеприведенного
описания. На этих сходах предложение К. Минина понималось всеми как обещание
жертвовать на организацию ополчения свое имущество, а преступный пассаж об
отдаче в залог своих семей воспринимался гражданами лишь как полемическое
преувеличение, потому-то никто и не стал против этих слов возражать. Минин
же это народное молчание превратно истолковал как позволение ему взамен
распоряжения собственной семьей (как известно, своих близких он не
закладывал) самовольно захватывать и продавать в холопы чужие семьи.
6. Считаю справедливым и обвинение К. Минина по ст. 285 УК РФ за
"злоупотребление должностными полномочиями... если оно совершено из
корыстной или иной личной заинтересованности и причинило существенный вред
охраняемым законом правам и интересам граждан".
Определенную сложность для доказательства таких обвинений составляет
установление корыстной или иной личной заинтересованности К. Минина в
совершении вменяемых действий. О существовании такого мотива свидетельствуют
следующие обстоятельства. Организация похода за освобождение Москвы
послужила карьерному росту К. Минина. Из продавца мяса и рыбы и земского
старосты он стал сначала хозяйственным руководителем всероссийского
ополчения, затем виднейшим деятелем Земского Собора 1613 г., утвердившего М.
Романова на царство. Потом по грамоте нового царя он стал думским дворянином
(членом правительства) со многими вотчинами (и сопутствующими им доходами),
а под конец жизни - опекуном Москвы при отлучке царя, его уполномоченным в
деле усмирения ранее свободных поволжских народов. Как известно, он умер в
1616 г. в "казанских местах" по случаю восстания татар и черемис" (см.
"Энциклопедический словарь "Брокгауз и Ефрон" С.-Пб., 1896 г., т.19, с.350).
При рассмотрении данного дела следует учесть характеристику К. Минина,
составленную историком Н.И. Костомаровым: "по свидетельствам современников
К. Минин был человеком тонким и хитрым, с крепкой волей, крутого нрава,
пользовавшийся всеми средствами для достижения цели и игравшим сначала роль
театрального пророка, а потом диктатора с крутыми и жестокими мерами" (там
же). Представляется, что такая характеристика должна побудить присяжных к
определению более тяжелого срока наказания (естественно, условно) за
совершение преступлений.
Основным тяжким общественно вредным последствием преступлений К. Минина
следует считать установление в России на долгие годы неправового
самодержавного, а потом и тоталитарного государства взамен вырабатывавшегося
в те годы конституционного строя (например, известной "конституции" боярина
М. Салтыкова). Подавив права и свободы граждан Нижнего Новгорода, К. Минин
создал воинскую силу, которая подавила потом права и свободы граждан по всей
России.
На мой взгляд, нравственное преступление совершил и журналист В.
Иванов, призывая граждан нынешней России в правительственной газете
следовать примеру преступных действий Минина.
Предвидя возможное возражение защиты о некорректности применения
современных правовых норм к действиям участников давних исторических событий
я должен обратить внимание присяжных на два обстоятельства.
Минин виновен и по правовым нормам своего времени, ибо и тогда никому
не разрешалось извращать волю народных сходов, захватывать заложников,
продавать в рабство свободных людей и т.д. и т.п.
Но еще важнее то обстоятельство, что сегодня его действия ставятся в
пример и образец для подражания нашим современникам. И потому именно
нынешние присяжные должны дать им оценку согласно своей совести и пониманию
справедливости. Ведь, может, именно потому заложничество в России и стало
бичом времени, что нашими национальными героями до сих пор представляют К.
Минина и ему подобных. И если сегодня всем понятно, почему для человечества
важно запомнить навсегда оценки и уроки Нюрнбергского процесса над
нацистами, то надеюсь, что и мы поймем важность правовых оценок важнейших
исторических событий в России, чтобы ни у кого не возникал соблазн ссылаться
на преступления как на "подвиг в дни воинской славы", как это проделал В.
Иванов. Без таких оценок мы будем обречены на появление последователей
Минина и повторение прежних национальных несчастий.
Защитник и отчасти подсудимый (журналист В. Иванов):
Да, денег, как и теперь, не было, и тогда Козьма Минин сказал: "Заложим
жен и детей наших, но спасем Русскую землю!"
"Москвичи уже привыкли видеть на Красной площади перед Покровским
собором монументальную скульптуру освободителей столицы, на гранитном
постаменте которой бронзовыми буквами начертано посвящение: "Гражданину
Минину и князю Пожарскому благодарная Россия, лето 1818 г."
25 октября 1612 года через Никитские и Спасские ворота входило в Кремль
народное ополчение, возглавляемое Мининым и Пожарским. Сооружение памятника
в честь этого события русской истории (кстати, он был первой монументальной
скульптурой, установленной в столице) явилось данью памяти отважным русским
патриотам. "Может быть, - писал по этому поводу В.Г. Белинский, - время
сокрушит эту бронзу, но священные имена не исчезнут в океане вечности... Они
будут всегда воспламенять любовь к Родине в сердцах своих потомков."
Мы знаем, что Минин и Пожарский спасли Москву от нашествия чужеземцев,
по учебникам знакомы с их освободительным походом, но сегодня мало кому
известно, что пришлось сделать для того, чтобы поднять народ на освобождение
столицы от поляков. К счастью, историки восстановили и бережно сохраняют все
подробности этого подвига, совершенного почти 4 века назад в тяжелый для
Российского государства период, получивший позже название Смутного времени.
Известно, что земскому ополчению, которое возглавили Минин и Пожарский,
предшествовала попытка освобождения столицы, вошедшая в историю как первое
земское ополчение. Во главе национально-религиозной оппозиции в то время
становится патриарх Гермоген. Обращаясь к русским людям, он призывал встать
сообща на защиту Церкви и Отечества. Его призывы сыграли главную роль в
создании первого земского ополчения. Однако этому ополчению было суждено
потерпеть неудачу.
Но сама идея движения не была задавлена. К этому времени, как
свидетельствуют историки, относится и выступление перед народом выборного
нижегородского старосты Кузьмы Захарыча Минина по прозвищу Сухорук. Вот как
повествует об этом Н.И. Костомаров в своем известном исследовании "Русская
история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей": "Стали нижегородцы думать:
кого избрать им в предводители, кто бы в ратном деле был искусен и прежде не
объявлялся в измене. По совету Минина все остановились на стольнике князе
Дмитрии Михайловиче Пожарском..."
В причесанных исторических трактатах недавнего прошлого даже для
описания событий далекого прошлого предпочитали пользоваться двумя красками:
если герой, то и все должно соответствовать этому образу. Но для жизни не
подходит эта скудная палитра. Что требовалось для организации похода? - люди
и деньги. Людей было достаточно, да и денег у жителей Нижнего Новгорода
имелось в достатке. Казалось, оставалось только собрать средства и
сформировать полки.
Но когда зашла речь о том, чтобы сделать раскладку средств по
населению, последовал ответ: "А у нас денег нет". Один божился, что товары
ушли на Каспий, другой клялся, что казна его в Архангельске, у третьего
приказчики уехали в Сибирь. И денег не дали.
Но Кузьма Минин великолепно знал своих сограждан, когда бросил клич:
"Заложим жен и детей наших, но спасем Русскую землю!" Тогда никто не
выступил против. А раз так, то Минин с выборными людьми взял силой и
выставил на продажу в холопы жен и детей всех состоятельных граждан города.
Главам семейств ничего не оставалось делать, как идти на огороды, выкапывать
кубышки с запрятанными деньгами и выкупать собственные семьи.
25 октября все кремлевские ворота стояли настежь отворенными: русские
войска входили в Кремль, предшествуемые крестным ходом, впереди которого шел
архимандрит Дионисий, а из Кремля вышел ему навстречу элассонский
архиепископ Арсений с Владимирской Богородицей в руках. Поляки побросали
оружие..."

Начало заочного обсуждение присяжных - три письма из ИТУ:

1. "Я согласен с обвинителем, что нашим "горе-реформаторам" надо не
ссылаться на исторические примеры, а почаще заглядывать в действующие
Конституцию, Закон и глаза народа. Но его основной тезис, что историческим
событиям и личностям надо дать современную правовую, этическую и
историческую оценку, считаю неверным и даже опасным для нашего общества,
заблудившегося между Марксом, Кантом и Христом.
Прежде всего вспомним, что "навести порядок" в русской истории для нужд
текущего момента уже пытались многие и много раз. Что из этого происходило,
мы все видели. И потому нам тоже не следует этого делать, тем более
вооружаясь шкалой духовных ценностей ХХ века, его нормами права и морали.
Навряд ли мы сможем мудрее или правильнее распределить почет и осуждение,
чем это сделали в веках Православие и память Народа Русского. Ведь не
историки Костомаров и Иванов и даже не гениальный Карамзин, а русский
грешный и святой, страдающий и святой народ прозвал К. Минина - Почетным,
Александра - Святым, Ярослава - Мудрым, Святополка - Окаянным, Алексея -
Тишайшим, а Ивана - Грозным. Каждому - свое. По делам и заслугам их.
Да, из своего "просвещенного далека" мы можем разобрать по косточкам
каждого из них и дать каждому "правильную" (на наш взгляд) правовую,
нравственную и историческую оценку. Но установим ли истину? Не запутаемся ли
в фактах, документах, свидетельствах? В своих и чужих пристрастиях? А какой
пример мы дадим этим современникам и потомкам?
Ведь сейчас Россию если еще и продолжают уважать, то лишь за ее великую
и славную историю (современную Россию в лучшем случае жалеют). И не появится
ли у кого-нибудь соблазн подвергнуть переоценке дела и других Мужей Русских?
Например, установить "историческую истину", назвав Святого Благоверного
князя Александра Невского "изменником Родине в военное время" за униженный
поклон хану? За выступление против родного брата, восставшего против
монголо-татар? Или называть его "пособником грабителей" за помощь сборщикам
дани и за кары противящимся этому? И так далее? Ведь были и такие
трагические страницы в светлой биографии Александра...
А другие исторические личности? Их плюсы и минусы? Их поступки и дела
государственные? Кто измерит их жизнь и дела для Веры Православной на Руси?
И не забудем ли, кто именно ее защитил? Кто отправил бронированных
"миссионеров" на дно Чудского озера обращать в католичество раков? Ведь для
папства, получившего главенство над всем христианским миром (после падения
Константинополя и Флорентийской унии) только Русь оставалась бельмом на
глазу. Московское княжество, а позже царство было единственным государством,
исповедующим православие. И западная церковь никогда не могла смириться с
этим, даже после разгрома Невским крестоносцев. В правление Грозного
возобновилось дипломатическое наступление Ватикана. В начале XVII века его
притязания были близки к осуществлению. Ведь трудами Грозного Русь стала
единым государством, и не было отдельных княжеств и князей-правителей,
способных своей властью и авторитетом сплотить народ в противостоянии
полякам. Царская династия Рюриковичей закончилась в Угличском саду.
Правления Годунова (по народной молве - убийцы царевича), Шуйского,
Лжедмитрия привели народ в такую смуту и разброд мнений, что Шуйскому
пришлось даже извлечь останки царевича на обозрение народу... Какое же это
было страшное время для народа, привыкшего видеть в царской власти власть
самого Бога! Но смута не утихла. И вот уже поляки заняли огромную часть
государства и саму Москву. Примеряли царский престол под польского короля
Владислава!
Вот где была бы действительная гибель Руси, ее православия и векового
уклада жизни! Это было бы страшнее татарского ига, ибо татары не
интересовались духовными ценностями покоренного народа. Но нам трудно это
принять, ибо мы утратили полноту понимания, что именно значили для русского
народа Православная Вера, Святость Земли Русской! А ведь именно на этом
сущностном фоне и родился клич Минина.
Не было в этих словах демагогии. Ведь под Русской Землей понималась
Святая православная Русь! И мы не знаем, и никогда не узнаем, была ли у К.
Минина иная возможность сделать то, что он сделал. В смуте и распрях, в
безвластии (отсюда и неординарность получения денег и средств) и
разногласиях военноначальников Минину и Пожарскому удалось собрать
ополчение. Хотя и немногочисленное, но оно было собрано и реально двинулось
на Москву- двинулось за Веру, воевать Отчизну для себя и потомков. И они
взяли Москву и изгнали врага. И сам русский народ избрал себе на престол
Православного Царя, сам восстановил государство и Самодержавную Власть, чем
и спас от духовного порабощения Православную душу...
"Заложим жен и детей наших, но спасем..."
Перед этими людьми, перед этим народом должны почтительно смолкнуть
историки и моралисты (да и мы все), оставив за этим народом священное право
самому назвать имена своих героев и возвеличить их. Наше же дело хранить эти
святыни, чтить и уважать своих предков, их дела и решения, даже если нам они
и представляются ошибочными.
А давать свои оценки мы обязаны тем, кто их еще не получил. Тем, кто
под разными личинами прячет свое "отрепство". Тем, кто, упражняя свой
больной мозг, из платоновских идей вырабатывал доктрину коммунизма, а потом
обрушил это философское извращение на Русскую Землю. Тем, кто этой
чудовищной идеологией гнал веру и православие, срубал купола и головы,
вытравляя все русское из душ. Тем, кто в последнее столетие натворил такое,
что за всю историю государства не смогли сотворить с нами все враги внешние.
И все россияне должны знать, кто их так изувечил... "За державу обидно!"
2. "Живя в настоящем, сложно судить об идеалах того времени. Ведь много
непонятного происходит и в нынешней России: Афган, "Белый дом", Чечня, где
одних судят за отказ участвовать в бессмысленной бойне, других же,
совершивших уголовные преступления, амнистируют... Страдает доведенная до
развала экономика столь богатого ресурсами государства. И в первую очередь
страдают в нищете простые люди.
Сопоставляя эти свои собственные наблюдения и доводы В.С. (обвинителя),
до боли в сердце обидно, что на протяжении столетий класс имущих все свои
политические проблемы решает за счет простого люда (детей, стариков,
женщин). Хотелось бы, чтобы правительство отвлеклось от политических дрязг и
наконец обратило внимание на народ, его жизнь и человеческое достоинство. Не
хотелось бы, чтобы спустя время уже наши потомки осудили и нас... как и
Минина, нарушившего 6 статей нашего Уголовного кодекса. Доводы В.С.
поддерживаем."
3. "Материалы о К. Минине тут все понимают по-разному. Мне же очень
жаль, что историю России нам по-настоящему никто не преподавал. И о каком же
цивилизованном обществе мы можем сейчас говорить, когда не знаем историю
своей Родины.
Однозначно скажу, что метод Минина - "захват заложников" нельзя
оправдать, он преступен. Только звери могут торговать своими женами и
детьми, да и то хищники. И думаю, что просто стечение обстоятельств выкинуло
Минина на пьедестал народного героя. Да еще и девиз многих: "Победителей не
судят!" Хотя ведь ясно, что хитрость и коварство, а также жажда власти были
его помощниками.
Сегодня его метод очень прогрессирует: чего стоит только пример войны в
Чечне. Но там мы хоть называем таких (или стараемся называть) бандитами.
Также было и в Чили, когда к власти пришла фашистская хунта Пиночета. Но
жизнь все расставила по своим местам. В любых условиях метод захвата
заложников - это варварство, и никакими благими целями его оправдать нельзя.
Особенно захват женщин и детей, такое открытое посягательство на
человеческую жизнь".
(Надеюсь, продолжение обсуждения последует).


предыдущая оглавление следующая