предыдущая оглавление следующая

Суды по делам о спекуляции



Понятие спекуляции как тяжелого экономического преступления (до 1993
года за него полагалось до 10 лет лишения свободы) появилось в России только
в годы революции, когда знаменитой ВЧК была вменена обязанность
расстреливать не только за контрреволюцию и саботаж, но и за спекуляцию и
взятки. Кстати, еще веком раньше, в годы Великой французской революции
злейшими врагами народа, достойными гильотины, были объявлены не только
роялисты, но и спекулянты. Такая же история случалась и в других революциях.
А ведь спекуляция по смыслу самого слова - "скупка и перепродажа товаров или
иных предметов с целью наживы", не означает ничего иного, кроме как торговлю
по свободным ценам, основу рынка. Исторический опыт свидетельствует: именно
революционеры, радикальные приверженцы политических свобод, оказываются
злейшими гонителями свобод экономических.
Эту тенденцию подтвердила и новейшая история нашей перестройки. Объявив
свободу трудовым коллективам переизбирать директоров, новым кооператорам -
вести свободную торговлю, обновляющаяся власть вместе с тем принимала Указ о
"борьбе с экономическим саботажем" и что еще интереснее - Закон СССР "Об
усилении борьбы со спекуляцией..." в замену ст. 154 УК РСФСР (видимо,
кооператоров этот закон не касался). Кстати, аналогичная ситуация случилась
и в Чехословакии после "бархатной революции" 1989 года, когда начало
президентского правления диссидента Вацлава Гавела ознаменовалось указом об
усилении борьбы со спекуляцией. Правда, довольно скоро он был забыт, и рынок
в Чехословакии обрел правовые основы для своего нормального
функционирования.
В России процесс такого вразумления власти протекал труднее. Первым
важнейшей корректировке упомянутый Закон СССР подвергся в пору его подгонки
под требования практики. Опытные правоприменители истолковали его таким
образом, что под уголовный запрет попадала перепродажа не всех, а только
товаров, закупленных в государственных организациях, что освободило от
уголовной ответственности большинство частных торговцев. Парадоксально, но
именно по закону об "усилении борьбы со спекуляцией" из мест лишения свободы
вышла большая часть людей, осужденных за спекуляцию.
Приход к власти радикальных Ельцина и Гайдара ознаменовался все тем же
парадоксом: с одной стороны, в начале 1992 г. был принят Указ Президента РФ
"О свободе торговли", а с другой стороны, чуть позже подтверждено действие
Закона СССР "Об усилении ...". И никакие наши призывы и советы юристов не
помогали. Только в 1993 г. Верховный Совет РСФСР, вняв голосу разума, изъял
из УК РСФСР состав о спекуляции, отправив в небытие этот революционный
пережиток и оставив ее историю правозащитникам в поучение.
Дело ленинградского фарцовщика В.
(ОСП 18.11.1990 г.)

Обвинитель Пациорковский В.В.: В 1986 г. В. купил две пары импортных
кроссовок у Т. и перепродал их около универмага "Гостиный двор" М. и О.,
получив наживу 140 руб., что подтвержается всеми этими лицами, а также
сотрудниками ОБХСС, производившими задержание. В. не имел официального
источника средств существования, неоднократно судим, в том числе за
спекуляцию, считал себя жертвой политических репрессий. Официальный суд
посчитал, что В. как особо опасный рецидивист должен провести 9 лет в
колонии особого режима.
Обвинение считает этот приговор слишком суровым, но поскольку суд имел
дело с явно запущенным, неработающим человеком, то в рамках действующих
законов он и не мог вынести иного решения. Впрочем, кассационный суд, исходя
из незначительности сделки, все же смягчил назначенное наказание до 6 лет
лишения свободы и без признания В. особо опасным рецидивистом.
Защитник Сокирко В.В.: Сам В. отрицал факт спекуляции, объясняя
получение кроссовок у Т. возвратом части долга, остальные же показания
считал провокацией КГБ, который его давно преследует за знакомство с
иностранцами и за то, что он рассказывал им всю правду о нашей стране.
Наказан он безумно жестоко, несмотря на просьбы к суду жены с ребенком. В
любом случае В. должен быть признан невиновным, потому что нельзя считать
преступлением мелкую рыночную торговлю (перепродажу с целью извлечения
торговой прибыли). Даже последний Закон СССР 1990 г. "Об усилении борьбы со
спекуляцией..." трактует последнюю только как перепродажу товаров,
закупленных в госмагазинах по государственным ценам.

Суждения 11 присяжных

- В. невиновен. Наш УК слишком несовершенен, если предусматривает кары
таким безобидным людям.
- Спекуляция, видимо, была, но В. не виновен.
- Спекуляция не доказана.
- Продажа была, но это не преступление. Спекулянтами я считаю только
крупных перекупщиков.
- Спекуляция - не преступление.
- Спекуляцией можно считать только крупные сделки по сговору с
магазинными боссами. В. не виновен и должен получить компенсацию за
потерянные годы.
- Не виновен, а спекуляцию можно наказывать только штрафами.
- Надо совершенствовать УК, чтобы наказывать только крупных
спекулянтов.
- Не виновен (три голоса).
Вердикт: В. не виновен, а мелкая спекуляция - не преступление.
Единодушие оправдательного вердикта как бы затушевало саму возможность
спора, поскольку среди участников обсуждения на деле были и сторонники того
воззрения, что спекуляция все же является преступлением, но только в крупном
размере. Трое участника говорили это прямо. Еще трое, наверное, могли
поддержать такое мнение.
Поразительно, что свободная торговля под вывеской "новых кооперативов"
уже разлилась по стране широким потоком, в обсуждении принимали участие не
простые граждане, а активные члены нашего Общества, и вот даже они еще
считали "крупную спекуляцию" уголовным преступлением.
Справка. В. как и многие другие "спекулянты" был освобожден из зоны в
1991 году по горбачевскому Закону "Об усилении борьбы со спекуляцией".

Дело челночницы В.
(ОСП 15.О3.1991 г.)

Докладчик - Сокирко В.В., присяжные - 9 москвичей.
Доводы обвинения. В июне 1990 г. Кущевский райнарсуд Краснодарского
края осудил домохозяйку В. за скупку в г. Тбилиси женских костюмов на сумму
2120 руб. за три поездки и перепродажу их с извлечением 1075 руб. наживы как
за спекуляцию в особо крупных размерах повторно и приговорил ее к 5 годам
лишения свободы с конфискацией имущества. "Закон суров, но это закон".
Доводы защиты. Преступной является сама ст. 154 УК РСФСР, карающая
частную розничную торговлю как за спекуляцию. Но даже в рамках этой статьи
обвинение несостоятельно, ибо неверно исчислен размер караемой "наживы".
Ведь из размера выручки В. надо вычесть ее путевые и трудовые издержки при
перевозке костюмов из Закавказья на Кубань. Если учесть эти расходы, то
"нетрудовой наживы" просто не будет. В приговоре не установлено, но, видимо,
В. покупала костюмы не в госмагазинах, а у кооператоров, и тогда она должна
быть освобождена даже по Закону "Об усилении борьбы со спекуляцией...".
Наконец, надо учесть тяжелейшие материальные условия, которые вынудили В.
преодолеть страх перед запрещенной вольной торговлей: в ее доме случился
пожар, и она вдвоем с несовершеннолетним сыном бились над его ремонтом. А
теперь в связи с арестом матери Олег в полуразрушенном доме остался один.
Вердикт: В. не виновна - 8 голосами против 1.
Лишь один присяжный (художник), согласившись с чрезмерной жестокостью
приговора и необходимостью освобождения В. из-за ситуации с сыном, не счел
возможным оправдать ее по следующим причинам: законы надо выполнять, какие
бы они ни были, иначе будет царить анархия, и оправдание спекуляции идет
вразрез с господствующим народным мнением: "Спекулянты народ обирают, из-за
них магазины пусты".
Справка. В. вернулась к сыну в этом же 1991 г., а еще через два года из
УК РСФСР было исключено преступление под названием "спекуляция".
Прошло почти пять лет существования в стране кооперативной свободной
торговли, прежде чем в мыслях людей, а потом и законодателей окончательно
утвердилось, что это не преступление. Такова страшная сила инерции
человеческого сознания, а юридического - тем более.


предыдущая оглавление следующая