предыдущая оглавление следующая

Приложение 4.1. Стенограммы судов по делу камчатских рыбаков


ИСП-1 (6.05.1996 г.)

Судья - к.ю.н. Похмелкин А.В.,
Обвинитель - к.ю.н. Похмелкин В.В., депутат Госдумы ФС РФ
Защитник - Сокирко В.В.

Из речи обвинителя

...Мы рассматриваем сегодня очень важное, общественно значимое дело.
Очень надеюсь, что вы вынесете вердикт, тщательно, всесторонне и объективно
изучив все обстоятельства дела.
Еще со времен Карамзина установлена одна из главных бед России:
"Воруют", - говорил великий историк. К величайшему сожалению, для нашей
российской экономики эта беда становится одной из самых тяжких, причем
воровство носит массовый характер, складывается из отдельных эпизодов,
которые в совокупности и причиняют существенный ущерб всем нашим
экономическим отношениям. Воровство или, говоря юридическим языком,
"хищение" - это наиболее серьезное преступление, причиняющее вред
собственнику, независимо от того, кто этим собственником является, поскольку
наши Конституция и законодательство четко закрепили принцип равенства форм
собственности.
В данном деле мы имеем дело с хищением, совершенным путем присвоения по
предварительному сговору группой лиц, причинившим крупный ущерб
собственнику. Дело в том, что эти капитаны, возглавляя экипажи судов и
выполняя ответственные функции в АО "Океанрыбфлот" работали там по найму и
выполняли свои трудовые функции по договорам, заключенным с собственником.
Они работали на судах АО, использовали оборудование, инструмент, орудия
лова, которые принадлежали АО. Добывая рыбу, а из нее икру, они уже одним
этим действием переводили добытый продукт в собственность АО. С момента,
когда с использованием чужих инструментов, материалов, оборудования, судна
была добыта эта продукция, она становится собственностью АО. А потому любые
дальнейшие действия, направленные на отчуждение этой продукции из ведения
собственника, и тем более если это отчуждение сопровождается обогащением
этих лиц, несомненно, с точки зрения обвинения, должно квалифицироваться как
хищение и преследоваться согласно действующей ст.147-1 УК РСФСР, которая
предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы.
Надо сказать, что судебная практика никогда не колебалась применительно
к делам подобного рода. На сей счет было руководящее разъяснение Пленума
Верховного Суда СССР, принятое в 1992 г., которое неукоснительно соблюдалось
всеми следственными и судебными органами. Согласно этому разъяснению, если
работники того или иного предприятия, используя вверенные им инструменты,
материалы, оборудование, добывают или производят какой-то продукт и затем им
незаконно завладевают или сбывают третьим лицам за вознаграждение, то такие
действия надлежит квалифицировать как хищение. Разумеется, вы как присяжные
заседатели вправе не руководствоваться этим разъяснением, можете принимать
решение, исходя из вашего понимания, вашего убеждения, из того, что вам
подсказывает ваша совесть, но мне кажется, что это разъяснение было не
только основано на законе, оно преследует очень важную общественную цель,
поскольку направлено на защиту интересов собственника от любых неправомерных
посягательств. Если же, как по всей видимости, будет предлагать защита,
снисходительно относиться к подобного рода деяниям и тем более оправдывать
их, то неизбежным становится массовое распространение невыполнения своих
трудовых обязанностей в ущерб интересам собственника, причем любого.
Конечно, нужно говорит, что на судах сложилась определенная практика,
что предыдущие руководители закрывали на нее глаза, но это, с моей точки
зрения, свидетельствует только о том, что руководители государственного
предприятия, не будучи собственником в полном смысле этого слова, не
чувствуя ответственности за его судьбу, фактически попустительствовали явно
неправомерным действиям, которые в то время причиняли ущерб государству, а в
настоящее время, когда предприятие стало частным АО, его собственники такую
ответственность уже осознали, что и свидетельствует о том, что мы начинаем
жить в новых экономических условиях. Тем более важно защитить интересы этих
собственников, которые пекутся об интересах своих предприятий. Если мы не
будем пресекать подобные действия, то возникнет угроза их массового
распространения и причинение еще большего вреда.
Нужно сказать, что хотя по УК РСФСР такие деяния отнесены к категории
тяжких преступлений повышенной общественной опасности, обвинение не
настаивает на самом суровом наказании этих лиц. Конечно, в практике известны
гораздо более серьезные случаи хищений, причинившие более значительный
ущерб, но, исходя из того, что преступление совершено по предварительному
сговору, что оно причинило крупный ущерб, что фактически мы имеем дело с
системой подобного рода деяний, обвинение считает необходимым назначение
наказания подсудимым, в случае признания их виновными, в виде лишения
свободы...

Вопросы присяжных к обвинителю и ответы

- Прежнее руководство флота и нынешнее - одни и те же люди?
Ответ: Нет, состав руководителей поменялся. Контрольный пакет акций
оказался не у прежних руководителей.
- Капитаны были предупреждены, что, мол, у нас новая система и у них
нет права воровать?
Ответ: Конечно, они знали об этом. До капитанов доводились плановые
задания, они точно знали, сколько обязаны сдавать продукции АО, и надо
сказать, что плановые задания они выполняли, с этой стороны к ним претензий
нет. Но, используя вверенное имущество, они производили дополнительное
количество икры и уже не сдавали ее, фактически утаивали от АО, а
реализовывали, т.е. похищали.
- А может, у них не было инструкций отдавать все, а не только план?
Ответ: Нет, они были обязаны оприходовать все. Если бы капитаны сдали
только план и ничего больше не добывали, то никаких претензий к ним не было
бы. Но по внутреннему распорядку вся добываемая продукция должна
оприходоваться и принадлежать АО. Именно поэтому руководство АО обратилось с
заявлением в правоохранительные органы.
- А новое руководство АО знало, что капитаны так подрабатывают и что
это все как бы официально узаконено?
Ответ: Оно было в курсе и именно поэтому собиралось пресечь эту
практику.
- Был ли договор с капитанами, что если они больше выловят, то и больше
получат за работу? Или, выполнив план, должны были тут же свертывать трал и
возвращаться домой?
Ответ: Там была определенная система зарплаты, которая, конечно,
допускала премирование тех, кто добывает продукцию сверх плана.
- Если бы они продали продукции не на 200 тыс. долл., а скажем, на 50,
может, АО не имело бы претензий...
Ответ: Тут я должен дать пояснение. Такое дело подлежит возбуждению и
расследованию, как только установлен факт хищения. Виновные привлекаются к
ответственности независимо от того, желает этого АО или нет. Собственность
защищается законом независимо от желания самого собственника. Вполне
возможна ситуация, когда АО и не хотело бы привлекать к ответственности этих
лиц, но при наличии доказательств хищения мы обязаны были бы привлечь их к
ответственности.
- Сам капитан улов не принимает и не считает. Его принимают на берегу
приемщики. Значит, был сговор не только капитанов и матросов, но и
приемщиков?
Ответ: По делу были привлечены и другие лица, но мы сейчас
рассматриваем дело только в отношении капитанов.
- Не было ли ранее сговора капитанов с руководством АО? Может, они в
чем-то не поделились?
Ответ: Не было.
Вопросы судьи: Представьте ситуацию: на выходные судно выходит в море,
ловит рыбу, добывает икру не в ходе планового лома, а самоуправно. В такой
ситуации вы будете настаивать, что выловленная ими рыба и заготовленная икра
тоже являются собственностью АО?
Ответ: Думаю, что при таком раскладе ситуация меняется. Очень важно,
что эти люди выполняли трудовые обязанности по договору с собственником,
фактически его обманывали. А вот если они просто самовольно использовали
чужое имущество, что-то с его помощью сделали, они добыли этот продукт не в
пользу собственника и должны отвечать только за тот реальный ущерб, которые
причинили собственнику, используя его имущество.
- Значит, вы проводите различие, когда это делается в ходе выполнения
трудовых договоров, а когда помимо них, хотя и там, и там используются
имущество, оборудование собственника?
Ответ: Да.

Из речи защитника

... Позвольте дать и мне пояснения сути произошедшего.
Район действия - Камчатка. Время - переломный 1993 год, когда
свирепствовала инфляция, акционировалась государственная промышленность,
включая океанический рыбфлот, вдруг ставший частным АО. Положение рыбаков
резко менялось в худшую сторону: зарплата задерживалась, подработка в виде
сверхплановой заготовки икры "налево" стала реально запрещаться. А ведь она
играла в рыбацких доходах очень весомую роль, официальные заработки были
малы до смешного. Так, у капитанов, месяцами находившихся в открытом море,
дневной заработок составлял 10 долларов, у остальных, понятно, еще меньше. С
другой стороны, обогащалось руководство АО. Петропавловск-Камчатский
небольшой город, там все обо всех известно, включая рост личных доходов у
гендиректора АО, его счетов в калифорнийском банке, учебу детей в Америке и
т.п. А у моряков в это время семьи оставались буквально без средств к
существованию.
Поэтому хотя капитаны, выполняя служебный долг, и запрещали рыбакам
заниматься самозаготовкой икры, но в тот год они просто реально не могли
этого сделать, потому что возмущения экипажей доходило до угроз и
предзабастовочного состояния. Капитаны были вынуждены подчиняться решениям
экипажей.
Кстати, сразу поясню: рыбакам делиться "левыми" доходами с береговыми
работниками не было нужды, потому что свою сверхплановую икру они сбывали в
Корее или Японии без захода на базу...
Чтобы пресечь эту практику и лишить моряков "левых" приработков,
руководство АО запретило судам заходить на отдых в иностранные порты,
принимало и другие меры (например, внедряло доносчиков в экипажи). Словом,
шла ожесточенная борьба нового начальства с традицией "левой" работы,
которая кончилась не компромиссом, а обращением АО в правоприменительные
органы и посадкой капитанов для острастки всем рыбакам. Такова общественная
сторона дела.
Что касается стороны юридической, то мне представляется, что обвинять
членов экипажей и капитанов в хищении продукции АО неправомерно, ибо эта
продукция АО не принадлежала.
Да, экипажи работали по договорам подряда, в согласии с которыми они
должны были сохранять вверенные им суда, экономить горючее и иные ресурсы, а
главное, выполнять плановые обязательства по вылову рыбы и заготовке икры. И
свои обязательства они выполняли, а поскольку зарплата не соответствовала их
труду, премии за сверхплановую добычу были также незначительными, то время
своего отдыха они посвящали дополнительному производству на себя. И
единственно, в чем их можно упрекнуть - только в самовольном использовании
оборудования. По большому счету основную вину за это я возлагаю на
руководство АО, не желавшее достойным образом оплачивать их тяжелый и
опасный труд.
Да, с точки зрения руководителей АО самозаготовка икры была страшным
грехом самостоятельности подчиненных им работников. Мне же эта самозаготовка
представляется не хищением, а разновидностью частнопредпринимательской
деятельности с использованием бывшего государственного имущества. При
социализме в УК существовала специальная уголовная норма для кары таких
действий, которые признавались не хищением, а именно незаконным частным
предпринимательством. После развала СССР, в 1991 г. эта норма была
упразднена, частное предпринимательство легализовано, а проблемы, связанные
с использованием при этом чужого имущества, перешли, естественно в область
гражданских споров и правоотношений. Похищенными могли при этом считаться
только те государственные материалы, которые тратились на изготовление
дополнительной продукции, сама же она считалась собственностью тех, кто ее
производил.
Но с капитанами поступили по-иному, объявив похищенным весь объем
"левого" производства икры, что является явным усилением уголовных кар
против "левых" производителей даже по нормам соцзаконности. Я считаю, что мы
сегодня должны судить людей за их инициативную работу хотя бы не так зло,
как при социализме. Да и что преступного они совершили? Выполнили все свои
обязательства перед АО: сохранили суда, не расходовали лишнее горючее,
выполнили план по рыбопродукции да еще терпели мизерную зарплату,
компенсируя ее нехватку доходом от дополнительного производства
рыбопродукции (уже на себя).
К сожалению, новые руководители АО даже не пожелали разбираться в
традициях и возможностях своих работников, провозгласив верность старой
рабовладельческой психологии: "Все - мое! А что идет не мне - воровство!". Я
считаю, что такое упрощенное толкование права на "священную и
неприкосновенную частную собственность" способно погубить людей и надеюсь,
что вы в этом глубоко разберетесь, особенно в вопросе: "Чьей собственностью
была дополнительно произведенная моряками рыбопродукция? - Дирекции АО или
произведших ее тружеников?
И еще. Как можно говорить, что капитаны виновны в присвоении вверенной
им рыбы? Ведь они ее сами выловили из моря, где она была ничьей. Только
когда ее оприходуют на берегу или плавбазе, она становится собственностью
АО. Утверждение обвинителя: "Раз выловлено, значит принадлежит АО" я считаю
неправомерным. Пока рыбак еще не сдал рыбу по договору, пока он тянет ее из
моря, она - его (а иначе, если трал упустил, то, значит, похитил?). Тем
более она его, когда он ловит для себя, сверх плана АО. Я прошу вас
разобраться в этом.
Если у вас останутся сомнения в правоте рыбаков (ведь они пользовались
чужим судном, может, даже прихватывали часть своего рабочего времени,
нарушали договор с АО), то прошу учесть, что такие споры должны разрешаться
в гражданском суде, куда и следовало бы направить это дело.
Наконец, считаю неправомерным наказывать капитанов лишением свободы за
действия всех членов экипажей. И еще прошу учесть все смягчающие
обстоятельства: отличные характеристики в течение долгого трудового пути,
многодетность. Прошу не уподобиться хору осуждений в камчатской прессе о
криминалитете среди рыбаков. Нашли, видите ли, главных воров - тех, кто
тяжко работает...

Вопросы к защитнику и ответы

Присяжный: Капитаны знали, что им будут мало платить? Почему они
соглашались?
Ответ: Практика малых окладов с негласной подработкой сложилась давно,
а ситуация обострилась в связи с инфляцией. Что касается согласия, то
капитанам просто некуда больше идти работать в условиях Камчатки, только к
этому АО монополисту.
Присяжный: При найме экипажи не могли ставить условием право на
самозаготовку?
Ответ: К сожалению, не могли. Я не знаю случая, когда бы экипаж стал
требовать официального разрешения на самозаготовку. Рыбаков устраивало
существование просто такой негласной традиции, хотя столь же традиционно она
считалась преступной. О таких открытых требованиях они даже помыслить не
могли.
Присяжный: Не нарушали ли рыбаки своим дополнительным ловом квоты АО на
рыбу?
Ответ судьи: Квоты они не нарушали и вреда рыбным запасам не нанесли.
Обвинитель: Правильно ли я понял, что вы обосновываете свой вывод о
невиновности капитанов в хищении тем обстоятельством, что выловленная ими
продукция не являлась собственностью АО?
Ответ: Да.
Обвинитель: Известно ли вам положение Гражданского кодекса РФ, что
имущество переходит в собственность юридического лица с момента получения
его полномочным представителем?
Ответ: Да.
Обвинитель: Является ли капитан таким полномочным представителем?
Ответ: Нет, капитан не принимал рыбу, он командовал судном и людьми.
Обвинитель: А если бы к капитану в порту подошел бизнесмен и сообщил,
что по договору с его АО желает передать свой товар на его судно, и тот
согласился бы - в этом случае капитан является представителем АО?
Ответ: Если капитану брать на себя такие посреднические функции
разрешено его должностной инструкцией, то да, здесь он является
представителем АО. Но к нашей ситуации этот пример не относится.
(Примечание: вышеприведенный "опрос обвинителем защитника" является хорошим
примером должной работы сторон в судебных прениях).
Судья: Как вы оцениваете то обстоятельство, что икра рыбы, выловленной
в наших водах, была продана за рубеж, когда в стране такое напряжение с
рыбопродуктами?
Ответ: Но это делают все. "Океанрыбфлот" тоже ловит "нашу рыбу" и
сбывает ее в иностранных портах. Только часть ее идет на внутреннее
потребление, когда есть выгодный спрос. Что делать, сейчас время рынка.

Напутственное слово судьи

Перед вами по сути ставится один вопрос: сверхплановая неучтенная
продукция, присваиваемая теми, кто ее производит, похищена или нет?
Обвинитель утверждает: да! Он исходит из общепризнанного в мировой
законодательной практике принципа: все, что произведено на предприятии и с
помощью его имущества является собственностью предприятия.
Защита говорит: нет, считая, что все произведенное рабочими руками
(своеобразный конфликт труда и капитала) без причинения вреда собственнику и
при выполнении всех обязательств перед собственником является собственностью
рабочих. Они изготовили продукцию, которую предусмотрел собственник, а то,
что они сделали сверх, они сделали за счет своего труда и имели право
распорядиться им. Защитник если и усматривает в этом правонарушение, то
считает, что этот спор должен быть разрешен в гражданско-правовом порядке.
Я хочу особенно сосредоточить ваше внимание на утверждении обвинителя,
что пока данное лицо или экипаж выступает от имени АО, все, что он
производит, является собственностью АО. Вот когда они действуют не в рамках
трудового контракта при исполнении трудовых обязанностей, а самовольно
используя что-то (или с разрешения собственника), тогда все, что
произведено, является их собственностью и они могут распорядиться им, как
сочтут нужным.
Хочу обратить ваше внимание на доводы защитника, согласно которым труд
капитанов и моряков оплачивался по крайне низким расценкам, практически не
дающим людям, занятым тяжелейшим трудом, сводить концы с концами. Здесь
несколько раз задавали вопрос: знали ли эти люди, что им надо сдавать всю
рыбу и икру? Конечно, знали. Они взрослые, здравомыслящие люди, но полагали,
что прежнее положение вещей было более справедливым. Мол, если государство
не в состоянии платить нам достойную зарплату, то дайте возможность хотя бы
самим обеспечить свои семьи.
Обвинитель полагает, что прежняя практика была следствием
бесхозяйственности, которая царила на данном предприятии. Люди, которые
реально им не владели, а лишь бесконтрольно им распоряжались, легко могли
отдавать тем или иным работникам право на распоряжение этой собственностью.
Теперь стало иное.
Однако защитник обращает ваше внимание на то, что когда с приходом
реальных собственников началась кампания против самозаготовок, условия для
такого перехода и отказа от доходов самозаготовки при повышении зарплаты
создано не было. Повторяю, если государство мало платило, но закрывало глаза
на то, что человек кормит себя за счет своих сил, то новый собственник
правильно ведет борьбу с несанкционированными действиями своих работников,
но условия жизни им при этом надо улучшать.
Прошу вас ответить на три вопроса:
1. Виновны ли капитаны в хищении?
2. Если они не виновны в хищении, то виновны ли они в злоупотреблении
служебным положением, причинившим вред АО?
3. Если они виновны по п.1 или п.2, то заслуживают ли лишения свободы?

Совещание присяжных

1 (начальник цеха на пенсии): Капитаны виновны. Судно - это как
территория цеха или завода, а плавающая рыба - это те же комплектующие
детали за забором завода. Но когда они попали на заводскую территорию, то
уже принадлежат заводу. Так и тут: вся рыба, которая попадает на судно, уже
принадлежит АО. Поскольку все на судне делалось по распоряжению капитанов, а
кроме них никто не имеет права распоряжаться, они и виновны.
2 (бухгалтер): Я считаю, они не виновны, потому что их вынудило к этому
правление АО, выплачивая ничтожную зарплату.
Старшина 8 (фармацевт): Значит, низкая зарплата дает каждому из нас
основание для хищения?
1: Да, пришел, значит, Иван Иванович наниматься на работу, ему положили
зарплату 100 рублей. Поработал и говорит: "Мне надо 120". Ему отвечают:
"Извините, пожалуйста, когда вы нанимались, вам все объясняли".
Старшина: Вы не считаете, что здесь есть расхождение?
2: Расхождение есть, но дело в том, что сейчас везде такая практика.
Это общеизвестно. Не знаю, прилично ли об этом здесь рассказывать, но воруют
почему? Потому что уславливаются: "Вот вам 10 долларов в день, а остальное
мы вам будем "доплачивать" другими деньгами, а какими - не говорят. И я так
думаю, что с капитанами была такая же договоренность, в контракт, конечно,
не вписанная, потому что сами понимаете, такие вещи в контракт вписать
невозможно. А потом их просто подставили.
3 (геолог): Да, они виновны... нет, не могу сказать, что полностью
разделяю первую точку зрения. Свою позицию могу пояснить только по всем трем
вопросам сразу. Я не могу однозначно ответить на эти вопросы, потому что это
не решение проблемы. Но что касается определения их действий как хищения - с
этим я согласна.
4 (служащая): Да, они виновны.
5 (предприниматель): Нет, они не виновны. У них просто не было иного
выхода, чтобы кормить семьи. "Океанрыбфлот" был монополистом, им негде было
найти работу за сносную зарплату.
1: Почему же нельзя, есть еще рыболовецкие колхозы... Они тоже содержат
суда, приходи и нанимайся. Или пусть идет в другое АО...
5: Не знаю, может, матросы могли найти другую работу, но не капитаны. И
потому капитаны были вынуждены соглашаться на 10 долларов в день в надежде
на "левую" подработку. Так что это не хищение, а "левая" работа...
Старшина: Вы считаете, что они поступали справедливо, присваивая себе
часть рыбы? И не считаете ли вы, что этих людей возможность воровать просто
устраивала?
5: Несправедливо поступало в первую очередь начальство АО, которое
положило им такую маленькую зарплату. Власти несправедливы...
Старшина: Можно ведь бороться за зарплату забастовками...
5: Ну, это долго, а семьи ведь голодают.
Старшина: Есть методы официальной борьбы с этим явлением.
5: Это все только формально. Формально всего можно добиться, а на
деле... То, что тут называется хищением, правильнее называть заработком и
сравнить с тем, как у нас старые женщины торгуют у метро всякой всячиной
просто от нужды. С человеческих позиций, мне кажется, они не виновны...
Старшина: Значит, вы считаете справедливым такое хищение, присвоение
части продукции... Интересно...
6 (инженер): Считаю, что они не виновны. Практика получения
дополнительного заработка в море была раньше нормой. А сейчас сразу менять
отношения. Поймите, невозможно паровоз остановить сразу...
1: Ну и что, всех распустить?
6: Конечно, допускать все нельзя, но и...
Старшина: Конечно, тут дело шире, я с вами согласен. На любом
производстве бывало такое использование для себя оборудования, материалов.
Это ужасно.
3: А Вы платите нормально, и люди станут...
Старшина: Ну, хорошо, пойдем дальше.
7 (студент): Я считаю, что они не виновны. По моему мнению, улов должен
считаться собственностью АО только после его приема и регистрации на берегу.
Если бы уже на берегу, после регистрации они попытались продать продукцию
"налево", это было бы хищением.
Старшина: А видели ли вы фильм о производстве "КамАЗов", когда
недособранные и потому неучтенные грузовики выгоняли в соседнюю республику и
продавали? Разве это не было хищением? Почему мы говорим: учтенное и
неучтенное? Ведь и тут судно использовалось, оборудование, сети, снасти.
7: Я хочу сказать, что кроме капитана и команды никто не знал, сколько
они наловили в самом деле. Если на тех же "КамАЗах" пробиты номера и все
прекрасно знают, сколько чужих материалов или комплектующих истрачено, то
тут улов зависит только от них.
Старшина: Ну, тут тоже все плыли, все знали, за чем плыли и сколько они
возьмут чего не надо... ну пусть, пойдем дальше.
9 (врач-профессор): Я считаю, что виновны в хищении, но сажать их не
надо, потому что это была система. И их впервые решили наказывать.
Старшина: Да они впервые попались.
9: Считаю, что их надо наказывать каким-то другим способом.
10 (предприниматель-менеджер): Мое мнение: они виновны. Вот житейский
пример. Любой из вас мог поставить кооперативную палатку в свое время,
посадить там продавца, не зная, какая там будет прибыль. Вы ему для начала
ставите минимальный план и за каждую копейку сверх плана собираетесь
доплачивать... Но ему гораздо выгодней поехать на базу, купить водку за 10
тысяч и продать за 20 тысяч. Он никогда не будет работать на вас, он будет
работать на себя. И в данном случае происходило тоже самое. Капитан,
находясь на борту, должен принимать от рыбаков этот продукт как
представитель АО. О чем мы спорим? Когда он сбывает в порту этот товар и не
сдает деньги АО, он ворует. Он пользуется снастями, людьми, время работы
которых оплачивается, он пользуется даже теми портами и, возможно, местами
сбыта товаров АО.
Старшина: Остался мой голос. У меня тоже нет сомнения, что хищение
было, что капитаны виновны. Я готов согласиться с аргументами первого и
десятого присяжных. Существующий порядок устраивал всех: и капитанов, и
команды. А ссылки на то, что мало платят, у каждого могут быть. Это не
должно значить, что я могу тут взять, тут недоделать, там украсть. В данном
случае такое отношение вылилось в хищение, и в солидное хищение.
Подвожу итоги опроса по 1-му вопросу: 6 против 4 за то, что капитаны
виновны в хищении. Теперь задается вопрос тем, кто признал капитанов
невиновными в хищении: признают ли они их виновными в злоупотреблении
служебным положением?
2: Поскольку капитаны использовали оборудование АО без разрешения, то
они виновны в злоупотреблении служебным положением. Смягчающим
обстоятельством им служит то, что руководство АО их к этому вынудило.
5: Да, было злоупотребление служебным положением.
6: Поскольку они капитаны, то злоупотребление было.
7: Согласен, было.
Старшина: Итак, все четверо, кто отказался признать капитанов виновными
в хищении, признали их виновными в злоупотреблении служебным положением.
Переходим к последнему вопросу: "Заслуживают ли капитаны лишения
свободы?"
1: Виновны и заслуживают лишения свободы
2: Нет, они не заслуживают лишения свободы, но должны возместить
материальный ущерб АО, а также невыплаченные ими налоги.
9: Ну, если они все возместят, с чего же тогда налоги платить?
2: Нет, пусть платят.
Старшина: Выходит, если сегодня попался, то ладно, только заплатил, что
тебе положено, а завтра, может, снова обойдется, значит снова можно
воровать.
1: Конечно, воруй дальше.
3: Я не хочу, чтобы их сажали. Я хочу, чтобы АО, столкнувшись с этими
капитанами и на примере их судьбы, научилось вести себя, как надо. Это
сложно. Часто и банки так своих работников подводят. И вообще со многими так
поступают. Хорошо бы, если бы осудили и тех, и этих. И платить-то им, в
общем, тоже нечего.
Старшина: Ну, это я совсем не знаю... Вот я предприниматель, принимаю
на работу людей, которые обязуются не только передо мной, а перед всем АО,
членами которого являются те же рыбаки и которые тоже должны получать
прибыль. Ну почему бы нам не сесть за стол переговоров и не договориться,
как будет делиться прибыль, заработанная нами?
3: Но ведь уже было сказано, что это невозможно. Руководство АО
заставляло рыбаков работать бесплатно. Да, было хищение, но их к нему
вынудили. Они в море выходили практически бесплатно...
10: А если бы они не вышли в море, то интересно, смогло бы выжить само
АО? Может ли оно существовать, если на него никто не работает? Думаю, что
монополисты здесь не только АО, но и рыбаки. Ведь других рыбаков у АО нет.
Не вышли они в море, куда деваться АО? Нет, думаю, что это положение просто
всех устраивало. 200 тыс. долл. - это приличная сумма. Вот у меня 400
человек работают. Когда я их принимаю, они все кивают головой, со всем
согласны, а уже через полгода начинают "качать права": и того мало, и этого
не хочу, работать могу только в такое-то время и т.п. А ведь я им честно
сказал: получать будете столько, работать много. Я бы не взял его, если бы
он сразу высказал мне эти условия, а не обещал золотые горы в работе. Так и
моряки могли бы сразу все сказать АО и отказаться выходить в море. Они же
поступают иначе. И так часто бывает. Если же их за это наказывать, то впредь
многие подумают...
4: Считаю, они не заслуживают лишения свободы.
5: Не заслуживают.
6: Не заслуживают. Это не было их обогащением. У них не было выхода.
10: Простите, вот уголовник пришел из тюрьмы. У него тоже безвыходное
положение, и он вас грабит. И вы что - будете его жалеть? Будете говорить,
что он не виновен? Пусть, значит, грабит?
7: Нет, они не заслуживают лишения свободы.
9: Нет, не заслуживают, но надо разжаловать в матросы.
10: Я бы тоже сказал, что не заслуживают. Но я бы заставил возместить
ущерб, снял бы с занимаемых должностей и года на два условно вкатал, чтобы
боялись в следующий раз идти на преступление, но не сажал бы.
Старшина: А я бы посадил. Считаю, что они заслуживают лишения свободы.
Потому что такая практика будет продолжаться до бесконечности, если людей не
наказывать по-настоящему. А одно возмещение ущерба для людей никогда наукой
не станет. Конечно, 8 или 10 лет - это слишком много, но лишение свободы
нужно.
1: Правильно. Но что с экипажами делать? Их как наказывать, а?
Старшина: Подведем итоги: 6 присяжных считают, что капитаны виновны в
хищении, 4 - виновны в злоупотреблении служебным положением, 2 - считают их
заслуживающими лишения свободы.
Вердикт: Капитаны виновны в хищении, но не заслуживают лишения свободы.

Итоговый лист ИСП-1 по делу капитанов 6.05.1996 г.

ХарактеристикиГолоса
Профес-
сия
Воз-
раст
ПолОбразо-
вание
ХищениеЗлоупот-
ребление
Лишение свободы
1Пенсионер61мср.техн.данетда
2Бухгалтер44жвысшеенетданет
3Геолог50жвысшееданетнет
4Служащая42жсреднееданетнет
5Предприниматель50жвысшеенетданет
6Инженер53жвысшеенетданет
7Студент19мсреднеенетданет
8Фармацевт47мвысшееданетда
9Профессор59мвысшееданетнет
10Предприниматель31мвысшееданетнет
Итого:да - 6
нет - 4
да - 4
нет - 6
да - 2
нет - 8

ИСП-2 (5.08.1996 г.), Москва, м-р "Беляево"

После просмотра видеозаписи прений сторон ИСП-1 судья Похмелкин А.В.
дал присяжным следующее напутствие:
"Коротко напомню основные доводы сторон. Сразу хочу предостеречь: пусть
вас не смущают такие нюансы, что речь идет об океане и рыбе. Озаботьтесь
сутью, которая сводится к одному простому вопросу: можно ли считать хищением
присвоение сверхплановой продукции?
Эта ситуация была типичной для большинства наших предприятий, особенно
в период существования плановой системы, когда произведенная по плану
продукция поступала государству, а продукция, произведенная негласно, сверх
плана, за счет дополнительного вложения труда, сырья, материалов и т.д., как
правило, уходила "налево", т.е. реализовывалась на "черном рынке" по
свободным рыночным ценам, а полученные доходы распределялись между теми, кто
эту продукцию произвел. Вся так называемая "теневая" экономика советского
периода, о которой тогда так много говорили как о каком-то страшилище, как
раз и являлась созданием сверхплановой продукции.
Итак, обвинитель утверждает, что присвоение сверхплановой продукции,
безусловно, является хищением. На чем он основывает свое утверждение? На том
правиле, что все, что произведено усилиями рабочих данного предприятия, за
счет его имущества - есть собственность предприятия. При этом обвинитель
ссылается и на действующее в нашей стране гражданское законодательство (а
это действительно так) и на общемировую юридическую практику.
Защитник же это оспаривает. По существу он спорит с законом. Он имеет
на это право, да и вы имеете право не согласиться с законом. Он утверждает:
нет, поскольку продукция произведена руками рабочих, которые выполнили все
свои обязательства перед собственником и принесли собственнику немалый доход
(а надо сказать, что по плану они, конечно, произвели неизмеримо больше, чем
в результате так называемой самозаготовки рыбы), они имели право
позаботиться и о себе. Поэтому все, что рыбаки произвели дополнительно,
является уже их собственностью, и они вправе распорядиться ею по своему
усмотрению.
Я прошу вас обратить внимание вот еще на какой момент. Предположим, что
дополнительно выловленная рыба является все же собственностью акционерного
общества, что действия моряков были неправомерными, были связаны с
нарушением закона. Но надо ли это считать преступлением и тем более, можно
ли их считать таким тяжким преступлением, как хищение?
Хищение, как вы услышали от прокурора, есть безвозмездное изъятие с
корыстной целью чужого имущества, принесшее ущерб его собственнику. Но
защитник утверждает, что рыбаков никто не обязывал производить это
дополнительное количество продукции. Они ведь могли выполнить плановое
задание по вылову рыбы и вернуться в порт приписки, и никаких претензий к
ним со стороны АО не было бы. Рыбаки затратили дополнительные силы и время,
чтобы прокормить себя, произвели дополнительную продукцию, реализовали ее и
стоимость взяли себе. Какой при этом ущерб причинен предприятию? (Кстати,
сейчас я излагаю доводы защитника, но это не значит, что сам я эти доводы
разделяю и что я с ними согласен, просто по закону я обязан напомнить вам их
и систематизировать). Сравним две ситуации: когда они ничего дополнительно
не заготовили и вернулись лишь с плановой продукцией и когда они вернулись в
порт с той же самой плановой продукцией, но при этом произвели и присвоили
еще и дополнительную продукцию. Что изменилось в этих двух ситуациях для
предприятия? И можно ли при этом говорить о хищении наличного имущества у
предприятия? - спрашивает защитник.
Кроме того защитник обратил ваше внимание на то, что рыбаки действовали
фактически в состоянии крайней необходимости. Они получали мизерную
зарплату, они не в состоянии были прокормить свои семьи, и давно сложившаяся
практика самозаготовок была практически единственной формой поддержания их
сносного существования в то время.
Оцените теперь доводы прокурора. Он говорит: все, что рыбаки поймали,
неважно, планово или сверхпланово, все является собственностью предприятия.
Это закон, причем не только нашей страны, но любого цивилизованного
общества. Прокурор утверждает, что если мы будет отступать от этого правила,
законы, интересы собственника мы никогда реально не защитим.
Еще раз обращаю ваше внимание на доводы защитника и даже в большей
части на их вторую часть. Признаем эту дополнительную продукцию
собственностью предприятия, а действия рыбаков неправомерными, но нельзя их
осуждать и наказывать за хищение, поскольку никто не обязывал их производить
эту дополнительную продукцию, они это сделали по собственной инициативе и
вложили в нее свой труд. Поэтом, помимо всего прочего, как утверждает
защитник, здесь еще нет безвозмездности - обязательного признака хищения.
(Хищение, это когда я что-то забираю и ничего не отдаю в обмен, а здесь
именно рыбаки произвели эту продукцию, вложив в нее свой труд). Вернусь еще
раз к доводам защиты о крайне тяжелом экономическом положении капитанов и
членов экипажей. Они вынуждены были заниматься самозаготовками, потому что
акционерное общество не обеспечило их зарплатой, которая бы позволила им и
их семьям вести достойную их труда, да и просто сносную жизнь.
Но тут же прошу обратить внимание на доводы обвинителя: если каждый из
нас будет подобным образом решать свои экономические и материальные
проблемы, что будет? Россия, в традициях которой воровство заложено
исторически, превратится в аналог латиноамериканской страны, где правят не
закон и право, а произвол каждого конкретного человека. И если капитаны и
члены их экипажей хотели добиться от своего руководства улучшения оплаты и
условий своего труда, у них были правовые рычаги для этого, в крайнем
случае, вплоть до забастовки, но никак не самовольное присвоение
собственности предприятия.
...Обращаю ваше внимание на последний довод защитника, когда он
говорил, что, возможно, действия рыбаков были неправомерными, но в любом
случае это не хищение. Если АО считает, что ему все же был нанесен ущерб в
результате неправомерного использования его имущества, то пусть оно
обращается на рыбаков в суд и взыскивает с них этот самый ущерб, доказывая
его перед судом по закону. Защитник сказал, что данное дело должно
разрешаться не в уголовном суде, т.е. не путем наказания этих людей, а в
гражданском порядке...
Перед вами ставятся три вопроса:
1. Виновны ли капитаны в хищении чужого имущества?
2. Виновны ли они в ином правонарушении?
3. Если они виновны в хищении, то заслуживают ли они лишения свободы?"
Совещание присяжных

1 (пенсионерка): Я считаю капитанов виновными в нарушениях, но не
только их. Они и хозяева этих трех судов ведь тоже кому-то подчинены. Там,
понимаете, наверное, какой-то клубок. Нам тут не хватает материалов
следствия, чтобы все понять. Если разбираться, то не они только виновны, но
и те, кто над ними стоит. Они виновны, но не лично в своем злоупотреблении.
Может, им надо было лучше проанализировать план сдачи рыбы. Видимо, план был
занижен, иначе откуда появилась возможность сверхплановой ее добычи. И еще
что... В общем, капитаны виноваты, но на какой срок их наказывать, я не
знаю. Вообще, может их наказывать надо условно, в любом случае лучше к самым
минимальным наказаниям. Да, виноваты, но лишения свободы не заслуживают.
2 (учительница): Есть АО, которое наняло трех капитанов и сказало им:
вы должны отлавливать за такое-то время столько рыбы. Если вы столько рыбы
сдали, получаете свою зарплату. И вот они план сделали, рыбу по договору
сдали АО. А в свободное свое время выловили еще дополнительную рыбу, а их за
это обвинили в хищении. Вот, например, все только до 6 работали, а они
работали и дольше, но вырученные за это деньги не поделили с начальниками, а
взяли себе, и за это их лишили свободы. Это все равно, как посадить
таксиста, который днем работает на таксопарк, а вечером работает на себя.
Почему я считаю, что они не виноваты? Конечно, в принципе, вина у них
есть, но какая-то административная, а не уголовная. Да, они нарушили
договор, заключенный ими с акционерным обществом в части использования и
амортизации оборудования, судна, снастей... Но они ничего не украли из
имущества. Они только незаконно выловили у государства рыбу. Но почему
именно за это мы должны их осуждать? Если рыболовы имеют право ловить рыбу в
промысловый период, то почему они нет? Где разница, выловить одну рыбу в
пруду или одну тонну в море, я этого никак не пойму... И потом, если ловит
АО - это одно, а ловят другие - кража?
Вот если бы рыбаки выловленный центнер рыбы уже передали АО, а потом из
этого уже принятого центнера взяли хотя бы килограмм - это было бы
воровством. Это понятно: сначала они отдали АО как собственность его, а
потому уже украли хотя бы 10 граммов - это хищение. Но только так. А ведь
они присваивали не ту рыбу, которую сдали и за которую должны были получить
зарплату, а выловленную ими дополнительно, вне договора и потому никак не
принадлежащую АО.
Ну это можно сравнить с таким случаем. Допустим, я возьму у вас деньги,
скажем, 100 тыс. руб. и скажу, что через два месяца их верну. А сама, грубо
говоря, за это время куплю на них товар, перепродам подороже и из этих 100
тыс. руб. сделаю 200 и вам как обещала 100 тыс. руб. верну. А вы мне
скажете: "Дорогая моя, а почему ты мне только 100 тысяч вернула? Ты мне 200
должна вернуть, ты украла у меня 100 тысяч... Как это будет?"
Старшина - 8 (учитель): Нет, тут правильнее было бы ваше прежнее
сравнение со взятым автомобилем. Да, автомобиль я вернул, но при этом у него
оказалось крыло помятым, полбака бензина не стало. Они использовали даром
чужой корабль...
2: Хорошо, конечно, им надо заплатить за топливо или помятости корабля.
Но ведь это не уголовное дело, а просто расчет между ними за использованное
средство, за ремонт или амортизацию корабля, а государству надо было
заплатить налог за выловленную рыбаками рыбу. Но при чем тут хищение? Я
считаю, в уголовном преступлении они не виноваты и сидеть не должны.
5 (уборщица): Они виноваты, но не в уголовном, а в гражданском порядке,
в правонарушении. Лишения свободы не заслуживают.
3 (учащаяся): Не виновны.
4 (уборщица): Я считаю, что они виновны, потому что деяния совершали
систематически, умышленно, с корыстной целью наживы и заслуживают уголовного
наказания. А то, что им зарплату не платили или мало платили, это не имеет
никакого значения, потому что они не имели права нарушать закон. Даже если
не было хищения, то они уголовно виноваты в злоупотреблении служебным
положением. Почему тратили свое время? Нет, это ваше мнение, а у меня свое.
Старшина: Но капитанов обвинили именно в хищении, и вопрос нам задан
именно о том, виноваты ли они в хищении, а не как еще иначе. Мне-то тоже
кажется, что капитаны виновны, но только не в том, в чем их обвиняют. По
статье о хищении их судить несправедливо. Может, мы что-то упустили, не
рассмотрели?
2: А может, тут несовершенство законов и надо исходить и из размера
оборота? Ведь есть же разница в том сколько, даже если вести речь о хищении?
11 (пенсионер): Ну о каком же хищении тут можно вести речь? Ничего они
не украли. А за потраченное горючее и за использование судна, сетей с них
надо было деньги высчитать, вот и все.
2: Да, тут все произошло, наверное, от того, что с начальством не
поделились, АО хотело и эту прибыль положить к себе в карман, вот и наехало.
Если бы они по-настоящему хотели бороться с такой практикой, то действовали
бы постепенно, административно: сначала предупреждениями, отстранениями от
капитанства, еще как-то, а тут сразу - уголовное дело. И лишать людей
свободы за то, что они заработали себе дополнительные деньги - я уж и не
знаю...
7 (домохозяйка): Считаю, что они не виновны. Я во всем согласна с этой
женщиной (2). Она предугадывает и высказывает мои мысли.
10 (служащая МАИ): Виновны, но по вопросу о лишении свободы я еще не
составила мнения... Виновны, но не в хищении и не заслуживают лишения
свободы.
9 (повар): Считаю их не виновными. Как я поняла, когда они были
государственными, то такая ловля была им разрешена, у них и шло, как обычно,
а тут стали требовать... Вот и... А у них все шло, как обычно.
Старшина: Нет, официально такие самозаготовки никогда им не разрешали,
но закрывали на это глаза, не смотрели.
6: Не виновны...
Старшина: Мнений о виновности капитанов может быть очень много, самых
разных, но нас сейчас спрашивают очень конкретно: виновны ли капитаны в
хищении и заслуживают ли за это лишения свободы. Все остальное уже за
рамками обсуждения. Поэтому давайте окончательно определимся именно по
заданным вопросам... (Проводится итоговый опрос).
Наш вердикт: В хищении капитаны не виновны, но 4 из них оговорили, что
у капитанов есть вина в ином правонарушении (гражданском или
административном), которое не должно вызывать уголовного наказания.

Итоговый лист ИСП-2 по делу капитанов 5.08.1996 г.

ХарактеристикиГолоса
Профес-
сия
Воз-
раст
ПолОбразо-
вание
ХищениеИное право-
нарушение
Лишение свободы
1Пенсионерка72жср.техн.нетданет
2Учитель44жвысшеенетнетнет
3Учащаяся19жсреднеенетнетнет
4Уборщица45жср.спец.нетданет
5Уборщица40жсреднеенетнетнет
6Рабочая53жсреднеенетнетнет
7Домохозяйка25жсреднеенетнетнет
8Учитель25мвысшеенетда нет
9Повар57жсреднеенетнетнет
10Служ. МАИ46жвысшеенетданет
11Пенсионер65жсреднеенетнетнет
Итого:да - 0
нет - 11
да - 4
нет - 7
да - 0
нет - 11

ИСП-3 (14.08.1996 г.), Москва, м-р "Печатники"

После изложения фабулы дела и прений сторон ИСП-1 судья Похмелкин А.В.
дал присяжным следующее напутствие:
Перехожу к аргументации обвинения и защиты. Обвинение исходит из того,
что все признаки данного в законе понятия хищения здесь налицо: неучтенная
икра минтая является собственностью АО и была незаконно изъята с корыстной
целью. Тут не случай Деточкина, который изымал машины в пользу детей, а ради
личного присвоения. И, наконец, причинен вред собственнику АО, поскольку оно
лишилось икры минтая на 200 тыс. долл.
Что на это возражает защита? Она говорит: нет никакого хищения. Во-
первых, потому что эта дополнительная икра минтая принадлежала не АО. Она
добыта за счет дополнительно вложенного труда рыбаков, сверх установленного
плана, а потому люди, которые этот труд затратили и были вправе ею
распорядиться. Более того, даже если считать, что эта икра принадлежит АО,
все равно нельзя говорить о хищении, потому что нет признака
безвозмездности: ведь рыбаки вложили в нее свой дополнительный труд, их к
этому никто не вынуждал. Они могли и не ловить эту рыбу, а, выполнив план,
просто вернуться домой, и никаких претензий к ним не было бы. АО получило,
сколько хотело. Да, есть упущенная выгода, но она не является хищением.
Хищением считается, когда у вас отбирают то имущество, которое у вас есть. А
если вы в результате, например, моих действий что-то недополучили, то,
может, я окажусь не прав и что-то вам буду обязан возместить, но это не
означает, что я у вас что-то украл, потому что у вас этого еще и не было...
Защита ссылается и на то, что капитаны и члены экипажей находились в
бедственном положении. В уголовном законе есть понятие крайней
необходимости, когда человек или группа лиц могут причинить вред для
предотвращения еще большего вреда. В данном случае их как бы принуждали
прибегать к забастовке, но от нее был бы более серьезный ущерб.
Обвинение в свою очередь обращает внимание на то, что использовалось
оборудование АО, транспортные средства, горючее предприятия - и без его
согласия... На это защита отвечает: да, возможно, это неправомерно, но это
не хищение. Можно говорить о причинении какого-то имущественного вреда,
можно ставить даже вопрос о взыскании с виновных стоимости истраченного или
изношенного имущества, но это не дает оснований обвинять их ни в хищении, ни
в ином уголовном преступлении.
Вот в общих чертах аргументация обвинения и защиты по данному делу.
Сразу же могу сказать, что оно достаточно типично. Пусть вас не смущают
океан, рыба, капитаны и т.д. Среди вас есть бухгалтеры, люди, работающие в
экономике. Все знают, что такое неучтенная продукция. Все знают, что за счет
этой неучтенной продукции держалась вся советская экономика в свое время...
И вот вопрос, который мы перед вами ставим и над которым ломают голову в
течении 10 лет юристы: изъятие неучтенной, сверхплановой продукции,
созданной без ведома и согласия нанимателя, реализация ее и присвоение
вырученных денег - хищение или нет? Вопрос очень неоднозначный и непростой,
поэтому тут возможны самые разные точки зрения и среди юристов, и среди
присяжных...
Вопросы к присяжным:
1. Виновны ли капитаны в хищении чужого имущества?
2. Если нет, то виновны ли они в гражданском правонарушении?
3. Если виновны в хищении, то заслуживают ли лишения свободы?

Совещание присяжных

7 (пенсионерка-бухгалтер): Я как бухгалтер сказала бы так. Если вопрос
идет о хищении, то тут никакого хищения нет в принципе... Вначале надо
просто определить позицию. На первый вопрос отвечаю - нет, на второй - да.
3 (продавец): Я тоже отвечаю: на первый - нет, на второй - да. Они не
виновны, потому что добытое сверх плана было заработано их трудом.
2 (домохозяйка): А у меня ответ на оба вопроса: нет и нет. Нет, я тут
поняла, что с использованием чужого оборудования у них вина есть. АО за
использование они должны возместить какой-то штраф...
7: Даже в гражданском нарушении вины нет? Ну а амортизацию оборудования
на кого списывать? Только на АО? Почему?
Старшина (6 - врач): Значит, уважаемые присяжные, мы все с вами
считаем, что хищения тут не было. Чем мы будем аргументировать?
7: Я лично считаю так: чтобы взять что-то у АО, оно должно было это
иметь. А оно эту рыбу еще не имело. То, что взято с моря, АО еще не
принадлежало. Раз еще не принадлежало, то о каком хищении может идти речь?
Старшина: Значит, вы согласны с аргументами защиты?
7: По идее да, хотя еще не очень со всем разобралась... А то, что они
виновны в гражданском смысле, то конечно. Во-первых, они после рабочего дня
или там когда-то пользовались оборудованием. То, что команда работала, она
за это, конечно, получала. Но вот износ оборудования, расход горючего и
прочее, за это, надо взыскать какую-то определенную сумму, может, даже
какой-то штраф, если трудно все траты определить. В административном порядке
они виноваты, а в хищении - нет.
4 (пенсионерка): То, что они работали, это, конечно, но делали они это
не по праву...
7: Ну да, не по праву, но они виновны примерно, как браконьеры, а с
браконьера какой спрос? - Плати штраф и все. Какое тут хищение?
1 (педагог): Я считаю так: раз план люди выполнили, то свою работу,
предназначение выполнили. Они имели право подработать на жизнь, это
вполне... Хищения у них нет, поскольку это делалось сверх плана, и они имели
полное право поработать на свой карман. Но в гражданском смысле вина есть,
поскольку для этого они использовали оборудование АО... А о том, чтобы люди
не занимались такими подработками, думать должно было руководство, потому
что человек не будет подрабатывать, когда его хоть как-то устраивает
финансовое положение.
4: Да какое право подрабатывать? Это я тоже мешок возьму, да поеду
подрабатывать так? Нет, но и хищения тут нет. В гражданском виноваты, вот.
Старшина: Ну, конечно, а может, им надо было специальный договор
заключить с АО, на каких условиях они могли бы использовать это оборудование
для собственной работы.
5 (кассир): Я тоже так считаю.
Старшина: Что ж, уважаемые присяжные, получается, что мнение у нас
абсолютно одно у всех. На первый вопрос мы единодушно отвечаем:
Нет, в хищении капитаны не виновны, но они виновны в гражданском
правонарушении, вследствии того, что эксплуатировали судно, оборудование,
топливо, принадлежащее АО. Таково наше решение. Мы его принимаем единодушно,
и потому на третий вопрос отвечать нет нужды.
Итак, решение мы приняли, людей оправдали.

Итоговый лист ИСП-3 по делу капитанов 14.08.1996 г.

ХарактеристикиГолоса
Профес-
сия
Воз-
раст
ПолОбразованиеХищениеГражданское нарушение

Лишение свободы

1Педагог35жср.спец.нетданет
2Домохозяйка30жсреднеенетданет
3Продавец27жср.спец.нетданет
4Пенсионерка68жсреднеенетданет
5КKонтролер- кассир49жсреднеенетданет
6Врач50жвысшеенетданет
7Бухгалтер71жср.спец.нетданет
Итого:да - 0
нет - 7
да - 7
нет - 0
да - 0
нет - 7

ИСП-4 (13.09.1996 г.), г. Серпухов

После просмотра видеозаписи прений сторон ИСП-1 судья Зотов А.В.
ответил на вопросы присяжных, дал краткое напутствие и задал вопросы, такие
же, как на ИСП-3, после чего началось
Совещание присяжных

6 (слесарь): Ловили они в международных водах, которые никому не
принадлежат, никакому из государств вреда не нанесли. И при социализме
государственные воды считались народными, т.е. ничьими (смех одобрения). Не
вылови они, выловят другие. Как говорил Матроскин: "Холодильник из пункта
проката... (неразборчиво)". Не получая зарплату и имея голодные семьи, они
были просто вынуждены пойти на это. Будем считать, что деньги, которые они
получили от реализации сверхплановой рыбы, это плата за сверхурочный труд.
Ведь они свои обязательства перед АО выполнили.
4 (бухгалтер): Да-да, совершенно верно.
Старшина-9 (предприниматель): Но тут есть один момент, не знаю, как вы
на него смотрите. Ведь при этом они пользовались имуществом АО?
4. Но это можно расценить лишь как невольное нарушение дисциплины.
Например, я воспользовалась без спроса вашей машиной и вернула ее вам. Какое
тут хищение?
7 (повар): Они без спроса воспользовались госимуществом.
6: Конечно, тут есть нарушение должностных правил. Если следовать букве
закона, то ни капитан, ни матрос не могут съесть ни куска рыбы, ни ложки
икры. Они должны пользоваться продуктами, которые забрали с берега. А все
остальное уже получается, как хищение и нанесение ущерба АО.
4: Да-да, и еще надо подумать, что считается имуществом АО. Я считаю,
что их имущество будет только, когда они прибыли на берег, сдали продукцию,
приемщик и бухгалтер зафиксировали, тогда это становится уже имуществом. А
то, что еще не оприходовано, то, извини меня, еще не имущество. Это если я
попаду на корабль и буду ловить себе на обед удочкой - тоже, значит,
хищение? Да-да, я при этом, конечно, совершила нарушение, воспользовавшись
государственным кораблем, но это только гражданское нарушение. За него АО
имеет право наказать, премии лишить или даже с работы выгнать, если считают
нужным, но это не уголовное преступление. Вот в чем дело.
1 (домохозяйка): Но ведь им акционерное общество запрещало заниматься
самозаготовкой рыбы.
4: Так их нужда заставила, они были голодные. Кушать-то хочется.
1: Ну и что? Кушать всем хочется.
4: Да кто спорит, нарушение было, но гражданско-правовое только. АО со
своими работниками само должно разобраться. Раз оно запрещало на корабле
ловить на себя, а они не послушались - вот пускай их за такое неподчинение и
наказывают... И, во-вторых, сговор на такой самолов был у всего экипажа. А
почему тогда отвечают лишь капитаны и помощники? Вот если бы одни капитаны с
помощниками ловили, а другие были лишь свидетели, было бы понятно, почему
только их судят. А так ведь общий сговор был.
3 (акушерка): Да, но есть такое правило: отвечает за все директор.
4: Нет, перед законом все равны. И капитаны не могли их насильно
принуждать к такому лову, и сами капитаны без экипажей ничего не могут.
6: Если их судить, то только за нанесение ущерба Мировому океану, а не
акционерному обществу, которому они ущерба не нанесли.
1: В общем, я считаю: хищение было. Нет, без лишения свободы.
3: Я не считаю, что это было хищение. План они выполнили, а потом
выловили сверхурочно для себя. Нарушение у них, конечно, есть, но
общеправовое, не уголовное. Не лишать свободы.
2 (воспитательница детсада): Вина у них, конечно, немного есть, что на
такое пошли, но, учитывая, что их семьям нужен был какой-то доход, я тоже не
могу считать их виновными в преступлении. Выжить их семьям надо было. Это
гражданское преступление.
6: А еще и учитывая специфику их работы, по полгода в море...
Старшина: Интересно было бы посмотреть те трудовые договора, которые
были заключены с экипажами. Наверняка в них не было прямо сказано, что
делать со сверхплановой рыбой, и наверняка не было прямого запрета на
сверхплановый вылов. Да, если бы и был, то при установлении такого нарушения
договора могла бы пойти речь о пересмотре такого договора, но никак не об
уголовном деле.
5 (слесарь): На все вопросы отвечаю по совести: нет. Нет за ними ни
уголовного, ни гражданского правонарушения. Может, акционерное общество им
гораздо больше должно.
7 и 8 (наладчик): За ними только гражданское нарушение.
10 (каменщик): Да, это дело гражданское. Нет тут уголовной
ответственности. Надо смотреть их договор. И вообще это можно рассматривать
как сверхурочную работу. Если план выполнен, то за работу сверх надо
получать двойную оплату. Ну а они оставляли себе весь доход от продажи
сверхплановой продукции.
Старшина: Я тоже считаю, что тут было лишь нарушение каких-то положений
трудового договора. Есть такие заводы, где за работу расплачиваются самой
продукцией. И еще надо посмотреть, насколько полно акционерное общество
выполняло свои обязательства перед экипажами. И если бы дело попало в
гражданский суд, неизвестно, кто бы там оказался больше виновным.
7: Если акционерное общество само нарушало свои обязательства перед
рыбаками, то, естественно, они восполняли ущерб себе и правильно делали.
Старшина сообщает судье: вину капитанов в хищении, но без лишения
свободы, признала одна присяжная. Двое посчитали капитанов ни в чем не
виновными. 7 человек считают, что это предмет гражданского суда.
Наш вердикт: Капитаны не виновны, а дело следует передать в гражданский
суд, чтобы там в нем разобрались.

Итоговый лист ИСП-4 по делу капитанов 13.09.1996 г.
ХарактеристикиГолоса
Профес-
сия
Воз-
раст
ПолОбразо-
вание
ХищениеГражданское нарушениеЛишение свободы
1Домохозяйка21жсреднееданетнет
2Воспитатель46жср.спец.нетданет
3Акушерка45жср.спец.нетданет
4Бухгалтер55жвысшеенетнетнет
5Слесарь52мср.спец.нетнетнет
6Слесарь43мсреднеенетданет
7Повар32мср.спец.нетданет
8Наладчик30мсреднеенетданет
9Предприним.30мср.спец.нетданет
10Kаменщик34мсреднеенетданет
Итого:да - 1
нет - 9
да - 7
нет - 3
да - 0
нет - 10

ИСП-5 (14.09.1996 г.), г. Серпухов

После просмотра видеозаписи прений сторон ИСП-1 и разъяснений ведущего
Сокирко В.В. задал вопросы, такие же, как на ИСП-3, после чего началось

Совещание присяжных

3 (сортировщица): Я начну. Считаю, что вина их тут вынужденная из-за
таких вот условий. Зарплаты, считай, не было, они просто были вынуждены
заниматься такой ловлей рыбы. Во-вторых, рыба была в море неучтенная. Да и
капитаны не могли одни удержать от этого экипаж. Они были просто вынуждены
работать так вместе. И потому я считаю их невиновными. Пусть их дело
рассматривает только гражданский суд.
8 (рабочий): Ну что касается капитанов, то надо знать, что на данный
момент они обладают властью и имеют право командовать людьми и за них
отвечать. Если к этому делу подходить с житейской стороны, то следовало бы
это его пустить по гражданскому судопроизводству. Но если к ним подходить,
как к должностным лицам, то должна быть уголовная ответственность. Почему?
Потому что они обладают властью, имеют права заходить в порты или не
заходить, имеют право все сообщать в свое Общество. Конечно, они наловили
рыбу неучтенную, да... Но они ведь заключали контракт, по которому за вылов
как-то платили, как - мы не знаем, а тут - не по контракту, а во-вторых,
очень крупные размеры... Ну да, пусть экипаж идет даже на забастовку, но
капитан об этом должен информировать своего судовладельца: "Мол, такая
сложилась ситуация, как мне поступать?" Но капитан об этом не сообщил,
значит, добровольно пошел с ними на сделку с использованием своего
служебного положения, нарушил свои обязательства. Конечно, тарифы и законы у
нас не совершенны, но в данном конкретном случае считаю, что капитаны
подлежат уголовной ответственности.
Старшина (10-предприниматель): У нас выявилось два мнения: что это было
гражданское правонарушение и что это было уголовное преступление. Но
требуется сделать уточнение. Вот вы сказали, что капитаны совершили
уголовное преступление. Уточните: хищение или какое-то иное преступление?
8: Тут трудно сказать. Но раз рыба из океана попала на судно, то ее
надо считать принадлежащей АО, а ее изъятие - хищением...
6 (рабочая): Правильно. Раз скрывали, значит похитили.
Старшина: Простите, но с этим можно и не согласиться. Скажем, если на
государственном складе оказались чьи-то личные вещи, то они от этого не
стали государственным имуществом...
8: Но тогда сразу встанет вопрос: "А как это на государственный склад
попали личные вещи, а? И кто разрешил?"
Старшина: Это другой вопрос. Если личные вещи незаконно находятся на
государственном складе, от этого они не перестают быть личными вещами. Вот
так же и в рассматриваемом деле нам прежде всего надо выяснить: даже если
рыба была выловлена незаконно, она чья собственность: государства (видимо,
оговорка, надо: АО) или самих рыбаков? И на каком основании? От ответа на
этот вопрос будут зависеть и остальные ответы.
8: Такой вопрос мы должны решать на основании заключенного договора
администрации склада с собственником имущества о его хранении на складе.
Тогда понятно, что эта администрация только хранит чужое имущество. А без
этого как оно туда попало? А что касается рыбы, то они по контракту должны
были...
Старшина: Вы хотите сказать, что по контракту они обязаны были всю
выловленную рыбу оприходовать и считать собственностью АО?
3: А может, они ловили ее не в рабочее время...
8: Это неизвестно.
3: Нет, известно. Ловили, жертвуя своим отдыхом.
9 (авиатехник): Используя чужие сети, оборудование...
11 (типографщик): Ловили на чужом судне.
8: Использовали технику АО в корыстных целях...
3: Да, нарушение у них есть в использовании техники. За использование
судна можно их наказать, но в только не в уголовном, а в гражданском
порядке. Я так считаю.
Старшина: Позвольте, позвольте, давайте проясним ситуацию. Они выловили
рыбу, используя оборудование АО, они ее хранили на корабле, которое
принадлежало этому АО, заходили в порты тоже с использованием средств АО.
Все это так, но мы сейчас рассматриваем вопрос, виновны ли они в хищении
этой самой рыбы и ее икры. Именно хищение рыбы, а не чего-то иного...
3: Рыбу ловили в свободном море, вреда никакого нет, а за использование
оборудования АО их надо наказать в гражданском суде, вот и все...
Старшина: Ваша позиция понятна, ну а в поддержку иной точки зрения, что
это было уголовное преступление, кто-то еще может высказать аргументы?
2 (рабочая столовой): Если от большого взять немножко, это будет не
кража, а дележка.
8: Понимаете, тут тогда надо осуждать всю команду, а чтобы этого не
делать, выделили только капитанов...
3: Ну и что? Рыба ничья, неучтенная, какое тут хищение?
6: Как что? Они ж ее скрыли... И оборудование использовали.
1 (курсант): Как так нет вреда? АО они все равно убыток принесли?
3: А если бы они эту рыбу не ловили, кто бы их упрекал?
11: Вот Вы говорите, что они ловили за счет времени отдыха. Значит, они
потом работали неотдохнувшими: разве это не убыток для АО?
3: Да? А если бы они, ничего не заработав, от голоду в воду попадали,
это был бы для Общества прибыток, да?
Старшина: В этом-то трудность вопроса...
2: Скорее, правительство надо судить, что зарплату вовремя не платят.
Старшина: Интересное мнение...
4 (работник питания): Если все так будут вылавливать, то там, в океане
ничего не останется. Я целиком согласна с мнением присяжного 8.
Старшина: Я бы тоже возразил тем, кто считает, что вреда АО причинено
не было. Вред они причинили тем, что использовали оборудование, а оно
изнашивается, и так далее. И трудно сейчас судить, использовали ли они для
этого только свободное время или не только, это сложный вопрос, потому что
тут трудно что-либо разграничить и аргументировать.
3: Они по полгода в море и, может, эту рыбу полгода ловили...
11: Хищение все равно есть хищение... Столько рыбы, да еще икры...
3: А что они месяцами живут без зарплаты, разве учесть не надо?
4: Ну, в море зачем им зарплата.
Старшина: Это может быть учтено лишь как смягчающее обстоятельство. А о
главном тут высказано мнение, что хищение налицо.
11: Да - налицо.
Старшина: Да налицо ли у нас хищение? В этом весь вопрос. Вот присяжный
8 поддерживает аргументы, что то, что было поднято на судно, то и является
собственностью АО... Другие мнения есть?
8: Вот присяжная 3 говорила, что хищения нет, что тут гражданское дело.
Старшина: Значит, вы считаете, что выловленная ими рыба не принадлежала
Обществу и потому не было хищения?
3: Почему я так говорила? Я признаю, что хищение было, но оно было
вынужденным. Люди находились без зарплаты, и потому я считаю, что их надо
судить в гражданском порядке.
8: А вот это невозможно. Раз хищение было, значит судить можно только
уголовным судом.
3: Но ведь они были в открытом море, и рыба была там неучтенная, ничья,
так зачем тогда?
2: Если в море рыба ничья, то тогда и Ельцина, когда он уток стрелял,
надо судить за хищение?
3: Я о том и говорю, нельзя за это судить.
2: К этому делу надо как-то по-иному подходить, не как к хищению.
11: Но хищение же тут явное, ну было ведь. Да еще в таком количестве.
Пусть каждый говорит свое мнение конкретно.
1: Пусть в море рыба плавает ничья, но судно принадлежит АО. Выловили
они рыбу, положили на судно АО, значит оно уже его.
8: Что оказалось на корабле, то уже собственность АО.
11: Да, если подняли рыбу и сеть оборвалась, ну тогда другое дело, но
раз подняли...
3: А кто докажет, что эта неучтенная рыба была на судне?
Присяжные (хором): Да ведь они ее продали.
8, 11: Хватит, надо решать, было ли хищение или нет, других вопросов
здесь нет.
6: Как не было, раз скрывали, тут настоящее браконьерство.
Старшина: Нет, браконьерством эти действия нельзя назвать, раз были
квоты и они не нарушены... Я считаю, что если АО не было причинено никакого
ущерба, кроме использования его судна, то трудно говорить об уголовном
преступлении. Я хотел бы вспомнить уже поднимаемую тут версию, что пока рыба
в море, она ничья или принадлежит мировому сообществу, а если во внутренних
водах государства - то собственность государства. Но в любом случае рыба,
когда плавала в море, не была собственностью АО. И была высказана версия,
что как только трал поднимает ее на борт, то она автоматически становится
собственностью акционерного общества. Защита говорила по-иному: рыба
становится собственностью АО только после ее учета, а неучтенную рыбу
похитить нельзя, рыбаков можно обвинить только в нарушении договора работы,
т.е. в гражданском правонарушении. Суть вопроса, как раз и состоит, как мы
считаем.
8: Тут с какой позиции смотреть. Если с этой, то тут есть хищение
несомненное, а если взять с другого конца - то тут нарушение договора.
3: Вот не оприходована была эта рыба ни по каким документам, и потому
Обществу и не принадлежала. Никакого тут хищения нет.
8: А это капитан должен принимать рыбу, он должен отвечать и за
коллектив, и за выловленную рыбу тоже. А раз он ее не принял, значит скрыл.
По закону капитан отвечает, как старший, но если судить по жизни, то виновны
все, потому что это было групповое хищение, и судить надо всех.
Старшина: Да, сложность, что все остальные выведены за рамки дела.
8: Это сделано, наверное, потому, что в море за все отвечает только
капитан как старший. Он принимает решения, он отвечает за жизни.
11: Да ведь они могли бы обратиться к администрации за зарплатой, а раз
не обращались, значит у них другие были доходы, в зарплате они и не
нуждались, наверное.
8: Тут ничего не сказано об их доходах и обращениях, в этом- то вся и
трудность нашего рассмотрения дела.
9: А чего им обращаться, когда они на судне жили сами по себе, считай,
как отдельное государство.
3: Раз не было акта о передаче этой рыбы АО, не было и хищения.
6: Они обязаны были ее сдать, а не сдали.
8: Ладно, давайте покороче решать, было ли хищение или нет? Я считаю,
что было. А так мы будем спорить долго.
6: Хищение было и в особо крупном размере.
3: Я остаюсь при своем мнении, что хищения не было.
Старшина: Да, они незаконно использовали оборудование Общества, но само
по себе это не является хищением. Собственно, в этом-то и вся тонкость. Если
мы решаем, что вся поднятая на борт рыба является автоматически
собственностью АО, тогда ее похитили.
1: Как только они подняли рыбу на борт и она стали похищенной, надо
считать, что капитаны нарушили договор.
4: Если б можно, все бы так плавали и ловили.
Старшина: Договор нарушается, да, но... Что так плавали и так
заготавливали - действительно, так было всегда, испокон веков.
9: А хищение - это что, воровство? Да? Но ведь экипажи эту рыбу не со
склада взяли, а из моря, так как тогда?
3: Вот о том и речь...
Старшина: Весь нюанс заключается в том, как считать поднятую на борт
рыбу? Если собственностью АО - то это хищение. А если мы будем считать, что
для объявления рыбы собственностью АО необходимо составлять акт передачи по
специальной процедуре, а его не было, то это уже другое правонарушение, но
не хищение.
9: Но тогда получается, что это не хищение?
11: Но если таким путем рассуждать, то угольщики тоже могут добывать
уголь для себя и продавать, перепродавать "налево". И таким путем тогда
можно все делать.
4: А так везде и делается.
3: За это уже общество акционерное должно отвечать..
11: Я понимаю, лес, но деревья ведь растут в лесу. И лес, значит, также
можно, рубить, пожалуйста. Так что ли?
6: Ага, меня не поймали, значит мое. А поймали, значит отвечай.
Старшина: С угольщиками сложнее. Если в Мировом океане рыба ничья, то
уголь и другие ископаемые в государстве являются собственностью государства,
и в процессе добычи эта собственность переходит.
В законодательстве есть два подхода, которые как раз и определяют, чья
эта поднятая рыба, если она не становится сразу АО, то тогда ее надо считать
принадлежащей тем, кто ее добыл, и мы тогда столкнемся только с возмещением
ущерба от использования судна и иного оборудования. Вот в чем вся тонкость.
И я не знаю, изменил ли кто свое мнение или нет.
1: Извините, но если я в училище заступаю в караул, мне дают автомат, я
же не могу его использовать по собственному желанию, как они это сделали. Я
как государственный человек должен действовать от лица государства, а они
должны также выступать, но от лица АО.
Старшина: Когда человек на посту размахивает автоматом не в ту сторону,
он нарушает присягу.
1: Они контракт подписывали...
Старшина: Правильно. Они действительно в этом случае нарушают контракт,
но это ведь еще не хищение.
1: Разрешая хищение рыбы, когда они ее на корабль подняли, они тем
самым нарушили контракт с акционерным обществом. Они же осознанно на это
шли.
Старшина: Произнося не раз слово "хищение", у меня у самого создается
впечатление, что я "давлю". И все же. Понимаете, совершая действие, они
контракт нарушают, независимо от того, является ли это хищением или нет.
6: Им было задание, например, 200 т, а они взяли 250, чтобы 50 себе
оставить. Ну все же понятно... В корыстных целях.
Старшина: Тут квоты не были нарушены. План они выполнили, но квоты не
нарушили, здесь к ним претензий нет.
9: В договоре не было у них указано, что делать с рыбой, выловленной
сверх плана. Ведь рыбу в воде не взвесишь. И если подняли ее на борт лишней,
что, в море выбрасывать? Как можно говорить, что договор они нарушили, если
в этом договоре не указано, что делать с лишней рыбой.
Старшина: Это очень интересный аспект отмечен. Получается, что
нарушение договора тут было не в том, что не выполнен или превышен план, а в
том, что они устроили свой промысел при промысле АО. Ну ладно. Кажется,
высказались уже все. Тогда давайте формулировать окончательные суждения.
1: Они виновны в хищении и должны привлекаться к уголовной
ответственности.
2: Они виновны не в хищении, а только в гражданском правонарушении.
3: Я считаю, что это у них было вынужденное гражданское нарушение.
4: Виновны в хищении и должны быть наказаны лишением свободы.
5(рабочая): Да, было хищение, да, согласна с лишением свободы.
6: Виновны в хищении в особо крупном размере и за это должны нести
ответственность лишением свободы..
8, 9, 11, 12, 13: Хищение, лишение свободы.
11: А сколько их было, капитанов? Четыре, ага...
3: Вот если на каждом судне по 30 человек было, то им там по 100 тысяч
каждому досталось. За это судить?
6: Да не рублей сто тысяч, а долларов, это если по курсу перевести, то
миллиарды там будут. За сто тысяч никто бы и не судил.
3: Плохо вы знаете, за какие копейки судят...
8: А с деньгами на свободе живут, но это другой разговор.
Старшина: Последним является мое мнение: я считаю, что капитаны виновны
лишь в гражданском правонарушении.
Итого, у нас из 12 присяжных 3 высказались, что капитаны виновны в
гражданском правонарушении, а за то, что они виновны в хищении и заслуживают
лишения свободы, высказались 9 человек.

Вердикт: Виновны в хищении, заслуживают лишения свободы.

Итоговый лист ИСП-5 по делу капитанов 14.09.1996 г.

ХарактеристикиГолоса
ПрофессияВоз-
раст
ПолОбразованиеХищениеГражданское нарушениеЛишение свободы
1Военный курсант21мсреднееданетда
2Рабочая столовой56жнеп.ср.нетданет
3Сортировщица58жсреднеенетданет
4Работник питания36жсреднееданет да
5Рабочая31жсреднееданетда
6Рабочая 42жсреднееданетда
8Рабочий52мср.техн.ланетда
9Авиатехник39мср.спец.данетда
10Предприниматель34мнез.выс.нетданет
11Типографщик43мср.техн.данетда
12Рабочая29жсреднееданетда
13Рабочий 31мср.спец.данетда
Итого:    да - 9
нет - 3
да - 3
нет - 9
да - 9
нет - 3


предыдущая оглавление следующая