предыдущая оглавление следующая

Приложение 1.2. Запись ОСП по делу В. о товарных кредитах


(20.01.1995 г.)

Обвинитель - Владышевский А.Ф.
Защитник - Сокирко В.В.
12 присяжных.

Тезисы обвинителя

Предприниматель В. начал с получения кредита из Сбербанка г. Иваново в
1992 г. на свое малое предприятие "Интро" 1, 5 млн. руб. для производства
товаров народного потребления. Однако кредит весь ушел на оплату офиса,
автомобиля, зарплату, обустройство московского филиала. Дальнейшая
деятельность В. и его сотрудницы 3. заключалась в обмане представителей
различных предприятий о наличии в "Интро" товаров, заключении договоров на
их поставку и получении по этим договорам предоплаты. Ни разу никаких
товаров реально никому поставлено не было, но по некоторым договорам В.
вернул предоплату с соответствующей пеней, воспользовавшись для этого
деньгами, полученными им от обманутых предприятий. Так, в сентябре 1992 г.
он заключил с гендиректором ТОО "Кепро" П. соглашение о поставке 100 тыс.
тонн украинского сахара на 4, 1 млрд. руб., потом, с помощью подложных
документов, убедил его, что первый эшелон с 5 тыс. тонн сахара уже движется
в Россию под охраной войск и добился перечисления на свой счет 206 млн. руб.
предоплаты, взятых П. в свою очередь в банке под 120% годовых. Как раз этими
деньгами В. и З. расплатились с прежними заимодавцами "Интро", остальные же
средства конвертировали в валюту, готовясь скрыться за границей.
Одновременно В. начал вести переговоры с другой фирмой СП "МКС-плюс" о
поставке ей еще большего количества сахара - 200 тыс. тонн на 9 млрд. руб. с
предоплатой четверти этой суммы. Сделка осуществлена так и не была в связи с
обращением П. в правоприменительные органы. В. и 3. на заранее купленной
иномарке и с большим количеством валюты пытались уехать за рубеж, но были
задержаны на Украине, а потом переданы России.
Вывод. хищение денег путем мошенничества очевидно, а тот факт, что В.
вернул деньги первым заимодавцам, не надо принимать во внимание, раз хищение
уже было им совершено.
Тезисы защитника

Судить надо только по фактам, а они таковы, что по первым заключенным
договорам В. хотя и не выполнил своих товарных обязательств, но полностью
рассчитался по ним в финансовом отношении, так что по этим эпизодам к нему
нельзя предъявлять не только уголовные, но даже гражданско-правовые
претензии. Что же касается последнего, действительно неисполненного договора
с фирмой СП "МКС плюс", то и тут нет никаких оснований полагать, что у В.
был умысел не вернуть взятые им деньги в случае непоступления сахара.
Напротив, факты опять же свидетельствуют о том, что В. готовил новую сделку
(и почти заключил ее), в результате которой он бы получил средства,
десятикратно превышающие сумму предоплаты, взятой у СП "МКС-плюс", а значит
наверняка вернул бы и этот долг.
Можно, конечно, задать вопрос: а как бы он потом расплатился уже по
новой сделке? Я, конечно, не знаю точного ответа. Возможно, В. мог надеяться
на еще более масштабную сделку (ведь до тех пор ему все удавалось). А может,
у него была надежда, что он найдет какую-то чудодейственную технологию или
государство ему подарит эти деньги через гигантское их обесценение в ходе
безудержной инфляции, и тогда он расплатится из сохранившейся валюты (на это
можно было реально тогда рассчитывать), или что он найдет мешки с долларами
на аэродроме (такие случаи бывали) и т.д., и т.п. В любом случае, речь
сейчас может идти не о его реальных действиях, а лишь о домыслах по поводу
сделки, которая так и не осуществилась, т.е. о действии, которого просто не
было, и потому говорить о его преступном характере беспредметно.
Если следовать фактам, то никаких хищений В. не совершал, а виновен
лишь в гражданском правонарушении, а именно в неисполнении договора по
поставке сахара, и потому дело его должен разбирать не уголовный, а
гражданский суд. Даже если в действиях В. можно усмотреть элементы обмана и
не целевого, не должного использования кредита (взятых для предоплаты
денег), то такой обман (мошенничество) не может трактоваться как хищение.
Вопросы присяжным:
1.Виновен ли В. в хищении?
2.Виновен ли В. в ином преступлении?
3.Если В. виновен, то заслуживает ли он снисхождения?
Суждения 4 присяжных, признавших В. виновным в хищении путем
мошенничества без снисхождения

Это пирамида для присвоения денег, пострадали вкладчики и все мы.
- Бесспорное мошенничество и организация пирамиды с присвоением, в
конечном счете, большой суммы денег. Возвращались только небольшие суммы с
целью выиграть время. Ущерб тут также очевиден. Ведь пострадали банки, т.е.
их вкладчики. И от этого мы все страдаем. Ведь сейчас более 50% банковских
кредитов не возвращается. А мы избираем мошенников в Думу.
- Вред очевиден. Он присвоил чужие деньги, а в результате прогорают и
фирма, и банк. Подрывается и без того неэффективная экономика. Виновен.
- Нельзя считать, что если все воруют, то и надо воровать. Если эту
цепочку не порвать, всем будет очень плохо. Он обманывал людей, и они
понесли ущерб. Виновен в мошенничестве.
- Думаю, что его первые операции были бизнесом - покупатели должны были
просто жаловаться в арбитраж на неисполнение договоров. Но вот последняя его
операция - это чистое выманивание денег. Здесь он виновен в мошенничестве с
целью хищения.

Суждения 1-го присяжного, признавшего за В. вину в хищении, но со
снисхождением

- Конечно, судить тут надо с осторожностью, возможны следственные
фальсификации или укрытие обстоятельств, по которым В. объективно не мог
выполнить своих обязательств. Но если все услышанное верно, то это
действительно грязная коммерция, тогда В. виновен в хищении путем обмана.
Но, с другой стороны, деньги он брал почти у таких же мошенников. Да и наше
государство мошенничает не меньше, взять хотя бы обесцененные вклады в
Сбербанке. Так что он заслуживает снисхождения.

Суждения 7 присяжных, признавших В. виновным не в хищении, а в обмане
со снисхождением

Он хотел как лучше, но в нашем бизнесе этика не устоялась.
- Думаю, что начинал он с хорошими намерениями. Взял кредит, чтобы
заняться производством, но не получилось, что и неудивительно в наших
условиях. Тогда стал собирать деньги по-иному. Нельзя утверждать, что он не
собирался отдавать деньги. Бывает, что сначала собирают деньги, а уж потом
ищут товар. В обмане он, видимо, виновен, но не с целью хищения. Его афера
столь блестяща, что даже вызывает симпатию. Заслуживает снисхождения.
- В этом деле я не вижу хищения, хотя считаю В. классическим
мошенником. Заслуживает снисхождения.
- Он виновен, конечно, в обмане, но надо учесть, что в те годы бизнес
только формировался, этика в нем не устоялась, что дает основания для
снисхождения.
- Просматривается стремление привлечь к себе средства незаконным путем,
как у АО "МММ", но ущерба нет, значит, нет и хищения.

Государство виновато больше.
- Он мошенничал в государстве, основанном на мошенничестве. Его бы надо
поставить прямо перед должниками, пусть бы они и решали его судьбу. Думаю,
что он заслуживает снисхождения.
- Государство поставило всех в такие условия, что нельзя сделать и
шага, не нарушив что-либо, ну хотя бы налогового законодательства. В свете
этой ситуации действия В. мне кажутся даже не самым большим грехом. И хотя в
обмане он виновен, но, конечно, заслуживает снисхождения.

Обанкротившийся директор хуже такого мелкого жулика.
- Вот у нас была хорошая лыжная база. Пришел новый директор, решил все
переоборудовать, построить гостиницу, столовую, наладить выпечку, сдавать
помещения - в общем, грандиозные планы. Взял под это кредиты в банке, нанял
охрану из дивизии Дзержинского, начал ломать базу... И на этом его
деятельность заккончилась - посадили. Персонал теперь без работы, дети без
спортзанятий, не снесенные домики используются как публичные... Вывод: в
сравнении с другими В. просто мелкий жулик, а наш шеф - вредитель. В.,
конечно, виновен в мошенничестве, но заслуживает снисхождения.
Вердикт присяжных: В хищении не виновен. Виновен в мошенничестве без
признаков хищения - 7 голосами против 5, заслуживает снисхождения - 8
голосами против 4.

предыдущая оглавление следующая