предыдущая оглавление следующая

Первые пояснения



Эта книга нелегка для понимания, и сколько бы ни старался, где-то,
возможно, я косноязычен или непонятен.
Дело в том, что я и сам не всегда понимаю истины, о которой хочу
рассказать. Где именно пролегают границы между свободой и преступлениями?
Что именно говорит Бог в нестройных голосах совести присяжных? Не один раз и
с разных сторон я пытался рассказывать об этом ясно и определенно, но так и
не получал полной правды. Я остро ощущаю хаотичность этой книги, она как
будто сложена из различных кусочков - разновременных попыток узнать и
донести до людей правду. Попытки узнать Истину о свободе и преступлении в
любом взятом почти наугад уголовном деле соединяются с накоплением опыта
анализа голосов присяжных, изучением свойств самого инструментария. Чтобы
облегчить читателям восприятие двойственной задачи, каждая глава книги
получила двойное название: его первая часть говорит о содержательной стороне
обсуждаемых уголовных дел, а вторая часть (в скобках) ставит процессуальные
проблемы.
И тем не менее, я сочувствую своим читателям. Единственное, чем могу
оправдаться, - масштабом поднимаемых проблем и тем, что уклониться от
вложения своего труда в их разрешение не имею права.

О девизе и названии

Вверху обложки книги помещен в качестве девиза и кредо веры нашей
работы известный древнеримский постулат "Глас народа - Глас Божий". К
сожалению, не могу рассчитывать, что большинство читателей разделяют эту
веру. Об этом сужу по возмущению своих друзей: "Разве можно невнятную
разноголосицу присяжных приравнивать к Голосу Бога?"
Я не предлагаю законы государства утверждать вердиктами присяжных.
Речь идет о более глубоком и трудном: хороший законодатель не может не
обращать внимания на суждения присяжных, не искать в них тот самый Глас
Божий, который он и должен отразить в создаваемых законах с наибольшим
тщанием.
Вере в суждения присяжных никак не противоречат опыт и легенды народов
о том, что вековечный Закон способны дать только мудрецы, умеющие слушать
голос Божественного Завета - от Моисея и Конфуция в древности до отцов-
основателей и верховных судей США. И, конечно, нашим законодателям и судьям,
а также их избирателям тоже надо уметь слышать голоса совести.
Мне кажется, что сказанное уже проясняет смысл названия книги "Сумма
голосов присяжных в поиске граней экономической свободы".
При социализме частное предпринимательство и свободный рынок
идеологически и практически считались хаосом и преступлением против
единственно верного и общеполезного варианта хозяйствования по
государственному плану. Поражение страны в холодной войне перевернуло эти
представления. Оказалось, что именно частная инициатива и механизм
конкурентного соревнования на западном рынке обеспечивают отбор самых
выгодных обществу экономических решений. А следовательно, снятие запретов на
экономическую свободу, освобождение и реабилитация людей, которые при
социализме считались экономическими преступниками, легализация теневой
экономики способны реально двинуть страну к процветанию.
Именно это убеждение стало основным стимулом работы нашего Общества
защиты осужденных хозяйственников и экономических свобод (ОЗОХиЭС), и мы
будем рады, если наши продолжатели от него не откажутся, добиваясь
всемерного снятия с бизнеса государственных запретов и ограничений.
Оправдательные вердикты общественных судов присяжных нас в этом
поддерживали.
Однако эта поддержка не была безусловной. В ряде случаев действия наших
подзащитных присяжные называли преступлением. Да и сам ход времени показал,
что экономическая свобода конкурирующих предпринимателей совсем не равна
вседозволенности и даже не может существовать при ней. Как не может
существовать соревновательный спорт, если он не подчинен строгому и
беспристрастному судейству, так не может быть развитого бизнеса, если
обязательства не будут выполняться, деньги не будут возвращаться, если будут
царить обман и рэкет, а думать придется, прежде всего, о выживании среди
мошенников и вымогателей.
Отсюда и вывод: экономическую свободу в стране нельзя обеспечить лишь
снятием государственных запретов, необходимо еще отделить ее от
преступлений. Поэтому на обсуждение присяжных мы чаще всего выносили не
только типичные, но и спорные дела.

Смысл схемы на обложке
и в начале глав

В годы моей молодости среди либеральных экономистов были популярны
задачи оптимального планирования(моделирующие некоторые рыночные процессы).
Считалось, что они могут решаться методом так называемого линейного
программирования, суть которого вкратце сводилось к следующему: все мыслимое
многомерное пространство возможных экономических решений ограничивалось со
всех сторон плоскостями (геометрические варианты линейных уравнений),
отделяющими область возможных плановых вариантов от невозможных - этакий
многомерный многогранник. Одновременно записывалось и линейное уравнение так
называемой целевой функции (как правило, в виде максимизации общей прибыли
или народнохозяйственного эффекта).
Суть же решения состояла в нахождении в этом многограннике точки с
наибольшим значением избранной целевой функции, т.е. одной из вершин этого
многогранника, а именно той, в которой плоскость целевой функции впервые
касается многогранника возможных решений при последовательном снижении
значения этой функции. Метод детализировался описанием поиска ребер
многогранника, по которым кратчайшим образом выходят на искомую вершину,
взамен немыслимого перебора возможных решений.
Давно уже забыта вся эта терминология. Экономистам стала ясна крайняя
условность представлений о возможности сведения природного рынка и тем более
бесконечного мира человеческих целей к решению каких-то оптимизационных
задач. Но вот что касается представлений о необходимости ясного ограничения
пространства допустимых предпринимательских решений нравственными и
правовыми плоскостями, то они мне кажутся и сейчас актуальными, а их
зрительный образ убедительным.
Каждая глава этой книги посвящена анализу мнений присяжных по одной из
разновидностей обвинений в адрес предпринимателей, решает важную
нравственно-правовую проблему и тем самым устанавливает одну из плоскостей
ограничения допустимого бизнеса от области преступлений. Понятно, что эти
ограничения нельзя вычислить математически, но зато они поддаются (пусть с
большим трудом) пониманию правозащитников, логике законодателей и судей.
Поэтому можно считать, что на схеме представлены структура и даже оглавление
книги.
Конечно, множество границ неизмеримо больше обозначенного на нашей
схеме. Только малая часть его вне схемы проанализирована в последней
аналитической главе 7 "Иные составы обвинений".
Перед исследователями бескрайнее поле.

О списке авторов-участников

За авторским фотолистом и благодарностями следует Список авторов-
участников судов присяжных, 442 фамилии которых сохранились в наших архивах.
Именно на их суждения, чувства и совесть прежде всего мы опирались и в
многолетней работе, и в этой книге.
Нет, я не отказываюсь от единоличного авторства, наверное, самой
трудной в моей жизни книги. И тем не менее, у нее много авторов, она
аккумулирует в себе многолетний труд правозащитников, таланты многих
сотрудничавших с нами блестящих юристов, суждения и жизненный опыт не только
поименованных присяжных, но и неизвестных нам 996 респондентов-участников
социологического опроса по трем делам, которые с научной точки зрения
являются выразителями мыслей всего российского народа в гораздо больше
степени, чем избранные ими депутаты. Именно эти люди настоящие авторы, а я
их толкователь.

Пояснения к таблице
"Сумма голосов присяжных"

Параллельная Списку авторов-участников и спискам подзащитных главная
таблица книги есть свод проделанной ими работы.
Сведения о проведенных процессах расположены в хронологическом порядке
и структуризованы по разделам. Заголовок каждого из разделов содержит
буквенное обозначение, а также информацию о числе рассмотренных в разделе
дел, об основном типе обвинений и его квалификации по Уголовному кодексу
РСФСР (и по аналогичным статьям УК других союзных республик), а также
сведения о последующих законодательных изменениях в последнее десятилетие
(информация о реакции законодателей на ход времени и суждения людей).
Структура разделов таблицы в общих чертах соответствует семи основным главам
книги.
Если по одному делу проводилось несколько процессов, то сведения о них
объединены в одной строке с подведением промежуточного итога по делу.
Каждый раздел содержит суммирующие строки по видам проведенных судов
присяжных. В затонированной ячейке итоговой строки каждого раздела указано
соотношение оправдательных и обвинительных вердиктов.
В столбцах таблицы располагаются следующие сведения:
1-й столбец "Данные о подсудимых, представленные присяжнм" - содержит
начальную букву фамилии подсудимого, профессию, место проведения суда,
определенный приговором срок наказания.
Знаком "+" в этом столбце обозначены дела, анализируемые в
соответствующей главе книги.
2-й столбец "Дата, вид, число судов присяжных" - содержит сведения о
времени проведения и форме суда присяжных, причем используются следующие
обозначения:
ОСП - общественные суды присяжных,
ИСП - исследовательские суды присяжных,
ООМ - социологические опросы общественного мнения,
3СП - заочные суды присяжных (через печать и письма).
(Описания этих понятий приведены в главе 8 "Учитесь слушать
присяжных".)
3 - 6-е столбцы "Голоса присяжных о вине подсудимых" - содержат
количественные сведения об основных голосах (суждениях) присяжных по делу, а
именно:
3-й столбец "Виновны" - число присяжных, согласившихся с вердиктом:
"Подсудимый виновен в том, в чем его обвиняли, и заслуживает лишения
свободы".
4-й столбец "Вина условна" - число присяжных, согласившихся с
вердиктом: "Подсудимый виновен, но не так, как его обвинили, и не
заслуживает лишения свободы".
5-й столбец "Не виновны" - число присяжных, не считающих подсудимого
виновным в уголовном преступлении.
6-й столбец "Всего" - общее число присяжных, принявших участие в
процессе.
7-й столбец "Данные о пересмотрах приговоров и смягчнии" - содержит
сведения о реакции правоприменительных органов на жалобы по делу, о
пересмотрах приговоров и иных решениях, повлиявших на смягчение наказания, а
также иные сведения о судьбе подсудимого.
Содержащиеся в числовых столбцах сведения о голосах присяжных
суммируются по разделам и таблице в целом. Именно эти "интегральные
вердикты" можно сравнивать с произошедшими в стране законодательными
изменениями.
В качестве промежуточных итогов в таблице зафиксированы суммы голосов
по каждому типу суда присяжных раздельно, что позволяет отследить
определенную погрешность: влияние этого фактора на результат и тем самым
получить возможность оценить степень его объективности.
Особняком в этом ряду стоят данные опросов общественного мнения,
поскольку они представляют не только число реально опрошенных респондентов,
но и миллионы российских граждан. Поэтому итоги их "голосования" приходится
не складывать, а сопоставлять с результатами других обсуждений.
Уяснению должных выводов из информации, сведенной в эту таблицу,
посвящена вся книга. По мере ее чтения читателям скоро станут понятны
трудность, и даже невозможность в ходе анализа опираться только на простое
суммирование голосов присяжных. И тем не менее, агрегирование итогов разных
обсуждений разными людьми - основной путь к пониманию Истины для всех нас, я
в этом уверен.
Наша "Сумма" является итогом многолетней правозащитной работы,
возможно, даже ее завершением. А с другой стороны, в этой книге она является
объектом исследования, и потому помещена даже до ее аналитического начала. С
полным правом можно сказать, что "Сумма" является альфой и омегой всей
работы.
Что касается главных выводов, то сейчас я ограничусь лишь следующим: по
рассмотренным уголовным делам присяжные на 80% уверены, что официальные суды
незаслуженно лишали подсудимых свободы, а на 55% уверены, что они осуждали
при этом невиновных. Только по двум составам -о мошенничестве устроителей
"пирамид" и о взятках должностных лиц положение оказалось иным: большинство
участников признали подсудимых виновными в уголовных преступлениях, но не
посчитали необходимым наказывать их лишением свободы. Все это говорит о том,
что потребность общества в улучшении нашего правосудия огромна.


предыдущая оглавление следующая