Переписка с Григорием Исааковичем

Сокирко В.В.

Экономические материалы и обсуждения 1980-1988гг.

Переписка с Григорием Исааковичем Х.(Ханиным (?)- ст.науч.сотрудником, канд.экономич.наук)

Уважаемый Г.И.! Недавно мне довелось прочесть две ваших неопубликованных работы: "Развитие экономики СССР в 9-й пятилетке и перспективы ее развития в ближайшие годы, пути ускорения развития советской экономики" и "Анализ экономического развития СССР за 1956-1975гг. и перспективы народного хозяйства СССР в ближайшие 15 лет (краткие выводы)" и очень захотелось выразить свою благодарность за очень нужную и смелую, на мой взгляд, общественно важную работу, которую Вы совершили в этих статьях.

Как и другие, в последние годы я очень остро ощущал тревогу за перспективы нашей экономики и настоятельную нужду в грамотном и правдивом анализе ее перспектив. В конце 79 года даже сам попытался сделать такой общий прогноз, но, скорее, это была только постановка вопроса. Очень больного вопроса, поэтому из "Правды" мне был прислан ругательный отзыв, но без существенных и доказательных опровержений. И вот теперь я прочел Ваши замечательные работы, которые "доказывают" в главном все мои тревоги. Спасибо. И я был бы рад, если бы с выводами Ваших исследований познакомилось как можно больше интересующихся этими проблемами людей.

Кроме того, существует очень сильная потребность в периодическом (годовом хотя бы) анализе произошедших изменений состояния и организации нашей экономики. Думаю, что только Вы способны выполнять такую работу на базе своего богатейшего запаса умений, знаний и острого чувства личной ответственности. Ведь именно правда, сколь угодно горькая, но спасительная, нам всем нужна: знание того, что было, что происходит и что будет с нами – особенно в глубинных экономических процессах, характеризующих жизнь всего народа. А то ведь сослепу страна погибнет, и чем тогда оправдаемся мы, те, кто мог видеть и не видел?

Я слышал, что Вы запретили бесконтрольное распространение своих работ, т.е. поступление их в самиздат. До недавнего времени я придерживался иной точки зрения и много писал для самиздата. Потом был вынужден отказаться от этого, правда, не по своей воле. Однако думаю, что сейчас я понимаю причины Вашего добровольного самоограничения в этом же. Действительно, опасность бесконтрольного хождения работ заключается в возможности перехода их заграницу и использовании в зарубежной пропаганде, что вместо пользы может создать лишь дополнительные трудности для страны и обострение в отношениях автора с властями (учитывая их большую мнительность). На деле нам не нужны ни эмигрантские читатели, ни бесконтрольная самиздатская публика, которой, в общем (знаю по своему опыту), экономические работы не интересны. А нужно, необходимо общение и обмен работами между понимающими, заинтересованными, экономически и социально думающими людьми – для пользы и нас самих, и общества, и власти. То есть, нужно контролируемое чтение (потребление) Ваших и других работ – на правах рукописей и с запретом перепечатки их без воли автора. И тогда они будут жить и участвовать в развитии страны, получат высшее оправдание. Если Вы согласны с этим, то прошу включить меня в число Ваших искренних почитателей и читателей этих и будущих Ваших работ. 10.6.81г.

Ответ Г.И.

…Ваше письмо получил только в начале октября. Большое спасибо за теплые слова о моей работе. Раньше научный работник мог узнать об общественной оценке своей работы из рецензии, но о работе такого рода, которую я написал, и Вы тоже, узнаешь только по отзывам немногочисленных читателей.

Я читал Ваше письмо в "Правду" (1979г. – В.С.). Оно мне очень понравилось и по форме, и по содержанию. Помню, что после каждой прочитанной страницы я говорил: правильно, правильно. В нем только опасность недооценивалась и относилось на 1990 год то, что произойдет гораздо раньше, если ничего у нас не изменится. Ну, а во всем остальном наши позиции совершенно совпадают.

Я несколько раз переделывал прогноз в сторону большего пессимизма. То, что Вы читали – это средний вариант предпоследнего прогноза. Наше воображение слишком приковано к обычным экономическим стандартам таких процессов, а ведь мы имеем дело с необычным объектом. Уже после той работы, которую Вы читали, я занялся анализом экономического развития СССР с 1913 по 1955 г. Там "вылезло" много неизвестных мне ранее вещей, и я понял, что спад будет гораздо сильнее, чем я думал, опираясь только на анализ 20-летнего периода. Думаю, что Вы не хуже меня понимаете, что тенденции можно определить, проанализировав очень большой период, и при этом не только экономику, но и другие сферы общественной жизни, от которой сама экономика зависит.

Относительно годовых обзоров экономики. Мне эта мысль тоже приходила в голову. Но они мало что добавят к тому, что я написал. Кроме того, я последние годы занимался и продолжаю заниматься другими интересными темами (история нашего общества, возможность возврата к золотому обращению при капитализме) и мне не хочется тратить время и на эту работу. Может быть, в конце года или в начале будущего года я переделаю ту "выжимку", которую Вы читали, добавив анализ периода за 1913-1955гг. и уточнив прогноз. Но почему бы Вам не заняться этими годовыми обзорами? Это великолепная школа экономического анализа. Плохо только, что стат.справочники приходят с большими опозданиями, и некоторые важные материалы (например, материальные запасы в натуральном выражении, кроме топлива, в них отсутствуют), но при желании все можно найти. Я с удовольствием перечитал бы такой обзор. Если пришлете первый вариант, охотно изложу свое мнение.

Желаю Вам всего хорошего, пишите о настроении, занятиях, планах.

Жму руку Ваш Г.И. 22.10.1981г.

Уважаемый Григорий Исаакович! С благодарностью прочитал Ваше письмо еще в ноябре прошлого года, но задержал свой ответ, собираясь соединить с ним копию обзора экономических статей за 1981 год, который я намеревался послать в "Правду". Я надеялся получить от Вас отзыв, которым и воспользоваться для исправления. Но… с работой я сильно задержался, нарушив все собственные сроки (как и у Вас, у меня, к сожалению, очень много интересов, особенно диафильмовского свойства – и не только личных). Когда же я вплотную приступил к обзору, то понял, что совершенно не способен справиться с экономическим анализом хоть в какие-то приемлемые сроки – просто нет профессионального умения. А раз такую работу мне сейчас не поднять, я ограничился знакомым делом – качественным, публицистическим анализом накопленных за год интересных вырезок из "Правды" и "Лит.газеты". Но и эта работа оказалась для меня очень большой, на пределе моих возможностей. Ни о каком улучшении ее, редактировании и т.п. не было и речи. Фактически я составил лишь черновик в нескольких копиях, одну из которых и отправил в "Правду" в качестве своего очередного письма (хотя в нем 99 стр.). Согласно Вашему разрешению другую копию направляю Вам, надеясь, что Вы найдете время с ней ознакомиться и вернуть со своими впечатлениями о полезности этой и аналогичной работ.

Со своей стороны, я очень заинтересован в ознакомлении с Вашими работами, заранее убежденный в их значительности и важности, особенно для меня. Ведь, к сожалению, такие трудоспособные, честные и патриотичные люди, способные на безбоязненную и конструктивную работу для страны даже в условиях общественной глухоты – столь редки (это не комплимент – это горечь). Думаю, что именно сознание ненужности моего эконом.обзора для реальных (нужность его для страны я прекрасно понимаю) читателей и отобрало у меня силы работать над ним с энтузиазмом. Наверное, Вам знакомо это горькое чувство. Общая глухота парализует и индивидуальную работу. Думаю, что если удастся ее устранить хотя бы в узком кругу личных знакомых, и то станет легче.

Еще раз простите за задержку с ответом, надеюсь на продолжение нашей переписки. 21.2.1982г.

Ответ Г.И.Х.

Уважаемый В.В.! Ваше письмо получил в конце марта. Поэтому думаю, что не слишком задержал с ответом.

В целом Ваша работа произвела на меня очень хорошее впечатление. Обзор печати, который Вы провели, не только позволил очень убедительно показать тяжелую экономическую обстановку в стране, порочность нынешнего хозяйственного механизма, но и действительно широко распространенное недовольство им и бесплодность частичных решений. Я в свое время читал подавляющее большинство цитируемых Вами статей, но удачно выбранные места из них, умелые комментарии, создают новое качество. Проявляется эффект системности. Повторяю, что хотя я и читал почти все эти статьи, но все же узнал много интересного из Вашей работы. Так что и сам жанр, и метод реализации его, по моему, чрезвычайно удачные. В хорошие времена эту работу, безусловно, следовало бы издать. Вы, наверное, помните, что нечто похожее проделал лет 15 назад Антонов О.А. в книге "Для всех и для себя". Но он использовал прессу только для анализа проблемы лучших показателей. Небезынтересно и то, что "Правда" систематически публикует статьи, которые нетрудно истолковать негативно для нынешней экономической системы.

Конечно, в работе есть и отдельные литературные огрехи, но Вы сами это легко обнаружите и исправите при необходимости. 5% работы (по объему) мне кажутся менее удачными, с некоторыми положениями я не согласен. Сначала о неточностях. Уровень инфляции в прошлом году был не 1,5?3%, а, как минимум, 4% по национальному доходу, а по розничному товарообороту и капитальным вложениям еще больше. В связи с недооценкой уровня инфляции в стране, Ваша оценка экономического положения в 1981г. лучше, чем оно было на самом деле. Вообще, этот параграф следовало бы улучшить (или вообще опустить, весь остальной текст достаточно убедительно говорит о том, что нас ждет).

На стр.3 Вы характеризуете повышение цен осенью 1981г., как охватывающее предметы роскоши, а перечень товаров, на которые повышались цены (стр.69) свидетельствует о том, что там были отнюдь не только предметы роскоши. В том-то и дело, что теперь только на предметах роскоши нельзя обеспечить сбалансирование доходов и расходов населения. Сомнения вызывает у меня Ваша положительная программа. Мне об этом писать легче потому, что долгое время я тоже придерживался примерно такой же точки зрения, а последние полгода известная неуверенность в реальности этого пути, которая существовала и раньше, окрепла.

Я не исключаю возможности этого пути у нас. Например, экономический и социальный кризис, равный по масштабу кризису 1921г., сделает этот путь возможным и, может быть, неизбежным. Весь вопрос состоит в том, что даже в этом случае такой поворот может оказаться тактическим маневром, временным отступлением. Для того, чтобы он стал постоянной основой общества необходимо показать длительную совместимость этих двух противоположных (буржуазно-коммунистических) систем. Возможно ли длительное устойчивое развитие общества на двух противоположных общественно-экономических обоснованиях? Период НЭПа был наполнен кризисами (через каждые 1-1,5 года) и, в конце концов, НЭП зашел в тупик. Думаю, что и в Венгрии это было, мы просто мало об этом знаем. В Югославии кризисы через каждые 4-5 лет.

Буржуазное, рыночное хозяйство требует адекватной политической надстройки. Мало кто будет развивать крупное дело без реальных гарантий от экспроприации, но такой гарантией может стать только другая, коренным образом отличная политическая система, не менее того.

Опыт Венгрии и Югославии, во-первых, нам плохо известен, об этом по-настоящему могли бы рассказать только сами венгры и югославы, и при том не официальные экономисты и философы, а историки (даже более добросовестные, чем наши), а независимые. Во-вторых, он слишком мал, чтобы делать далеко идущие выводы. В истории для этого требуется, и нередко, 40-50 лет. Смотрите, как зашла, в конечном счете, как мне кажется, в тупик смешанная экономика в капитал.странах. Для этого потребовалось как раз 50 лет. Поэтому, как мне кажется, в обществ.науках ничто не может заменить абстрактного анализа, логического рассуждения.

Общая глухота меня огорчает и угнетает так же, как и Вас. Она имеет глубокие исторические причины, и я нередко опасаюсь, что она долго не кончится. Но от понимания причин этой глухоты каждому отдельному человеку не легче. Но если у человека есть научные способности и совесть, то он просто не может не заниматься серьезным анализом общественных процессов, наперекор этой глухоте.

Когда мне нужно вернуть Вашу работу? Я не хотел бы подвергать ее случайностям почты. В июле я, скорее всего, буду в Москве и тогда смогу ее передать. Но если она Вам сейчас нужна, сообщите, и я немедленно вышлю. Как реагировала "Правда" на Вашу работу?

Желаю Вам всего хорошего. Пишите и дальше, несмотря на общественную глухоту. 10.4.82г. Ваш Х.

Уважаемый Григорий Исаакович! Я очень рад Вашему лестному отзыву. Он был для меня неожиданным, наверное, незаслуженным, но – честно признаюсь – очень нужным. Считайте, что из положительных – он почти единственный. "Правда" мне просто не ответила, не прислала даже почтового уведомления о вручении. Витя В. отозвался довольно кисло: "В общем, я с тобой согласен, но зачем долдонить одно и то же о рынке, да еще лицемерить про коммунизм…" Реакция других близких знакомых схожа, так что начинаешь задумываться: может, ты и вправду какую-то несусветную чушь и банальность состряпал? Ваш отзыв меня снова ставит на ноги и убеждает, что дело скорее в общественной глухоте… Интересно: откуда она и когда кончится?

Наша ситуация мне напоминает Рим времен упадка: философы и проповедники кричат народу: опомнись, вернись к правам и доблестям предков, а народ уже безнадежно развращен потребительством и требует лишь "хлеба и зрелищ!" Положение изменилось лишь с приходом новой веры и нового стиля жизни – христианства, а потом – с приходом варваров.

Я убежден, что у нас самих есть и иные возможности для преодоления наступающего кризиса – ну, например, как в Европе на рубеже нового времени… Все зависит от людей – хватит ли у них желания и воли к реформации, к устроению более эффективной и творческой жизни, или возобладают упаднические требования большего материального и культурного достатка и потребления ("хлеба и зрелищ!")

Конечно, прежде всего и в доступной нам мере, мы обязаны сами жить общественно полезной и трудовой жизнью, а в какой мере это не удается из-за внешних условий, мы обязаны уяснить, как необходимо изменить эти условия к лучшему (на мой взгляд, переходом к рыночному хозяйству при одновременном укреплении глубокой веры и прочной нравственности). Я много раз сталкивался с удивлением по поводу моих буржуазно-коммунистических убеждений: как, мол, можно совмещать столь несовместимое. Но на деле буржуазное общество всегда включало в себя коммунизм, как этическую и утопическую составляющую, всегда включало не только рыночный идеал свободы, но и этический принцип равенства и утопический – братства (формула 1789г.).

Мне чрезвычайно важна Ваша критика моей "положительной программы", тем более что, кажется, вы смогли уже пережить и преодолеть подобное. Вы совершенно правильно пишите, что для успеха реформы необходимо "показать длительную совместимость этих двух противоположных систем". Действительно, нам сейчас грозит несколько опасностей: 1) рост общественной апатии и безвольного движения к распаду; 2) стремление возложить вину за наши беды на нынешнюю идеологию, как таковую, что стоит ее изменить, допустим, на православие,.как "истинную" – и все образуется" (хотя на деле и суть общества, и его проблемы останутся теми же); 3) чистое западничество, т.е. стремление устроить жизнь по западным образцам, примитивно понятым, т.е. как чистую свободу и рынок, рациональную буржуазность, без этики и идеалов, без равенства и братства – на деле же это ведет к вырождению и распаду. Спасти же нас может только соединение рынка и идеалов. Все эти тенденции надо преодолевать – не только теоретически, но и в практике собственной жизни, осваивая на деле культуру взаимопонимания, диалога, компромисса, на практике своей жизни, соединяя религиозно-коммунистические и буржуазно-рыночные основания. И только тогда будет уверенность, что жизнь прожита верно, на сколько хватило сил, на столько мы расширили базу и основания будущей реформы общества – чтобы не оказалась она только тактическим маневром властей, как НЭП.

Был бы рад услышать более развернутым Ваше мнение по этому вопросу.

Меня поразила Ваша оценка уровня инфляции в нашей стране, вернее, ее рост в сравнении с предыдущими периодами (как прогрессирующий паралич) – хотелось бы и в этом побольше Вас послушать. Что касается кризисов НЭПа, Венгрии и Югославии – то мне они кажутся намного меньшим злом нашего "перманентного кризиса" (кстати говоря, циклических, кризисообразных колебаний в нашей экономике тоже очень много – я столкнулся с этим при рассмотрении динамики производства нефтеаппаратуры в стране).

С огорчением ощутил Ваш скепсис по отношению к венгерскому опыту и опыту стран со смешанной экономикой, но чтобы иметь основания для пересмотра своих взглядов, хотелось бы точнее узнать Ваши доводы.

Видите, сколько я назадавал вопросов. Если будет желание, всегда буду рад Вашему письму, а еще больше – если удастся встретиться. Мой отпуск – в июне-июле. Видимо, в конце июля буду в Москве. Был бы рад увидеть Вас у Вити, например (можно и у нас дома). Срочности в возврате моей работы нет – вполне дотерпит до августа.

Еще раз спасибо. Не забывайте. 22.4.82г.

Письмо Г.И.Х. – 22 мая 82г.

Уважаемый В.В.! Извините за задержку с ответом. Было довольно много работы, неприятностей и просто плохое настроение.

Мне кажется, что нельзя критические замечания Вити и других Ваших друзей рассматривать только как проявление общественной глухоты. Я высоко отозвался об основной части Вашей работы, посвященной критике существующего хозяйственного механизма. Ваши друзья критиковали Вашу положительную программу. И я ее тоже не совсем понимаю и выражал Вам по ее поводу свои сомнения. Трудно было бы ожидать, что несколько страниц, посвященные такой фундаментальной проблеме, могут убедить. Когда-то на такие темы писали толстые книги. Ваше пожелание "соединить рынок и идеалы, укрепление глубокой веры и прочной нравственности" вызывает мои симпатии и вряд ли могут вызвать возражения. Но как конкретно перейти от нынешнего состояния к идеальному, каков политический, социальный, экономический, нравственный облик проектируемого общества, насколько непротиворечивы отдельные его элементы? Пока Вы это подробно не покажете – выражение "буржуазно-коммунистическое", которое Вы используете, будет вызывать справедливое недоумение. Хотя теперь я лучше понимаю его смысл, чем раньше, но и только. Конкретный его облик мне не ясен. Я не хочу сказать, что Вы не правы, может быть, Вы и правы, но Вы очень мало сделали, чтобы убедить других в своей положительной программе. Повторяю, что меня совсем не пугает отличие Вашей идеи от традиционных альтернатив. Вполне возможно, что традиционные альтернативы плохи, а Ваша хорошая. Но сделайте ее убедительной и понятной. Вы взялись за крайне трудную задачу. Для ее решения нужны огромные знания, воображение, ум, проницательность. Дай Бог, чтобы Вы ее успешно решили.

Сравнение с концом Римской империи полностью совпадает с моими ощущениями. Вы упоминаете о Реформации. Благодаря Вам я заинтересовался этим явлением. Видите, насколько я гуманитарно не образован. Поэтому не придавайте большого значения моим рассуждениям на неэкономические темы.

Указанный мною рост цен находит подтверждение в ряде статей, опубликованных за последние два года в журнале "В.Э.". Вы легко их обнаружите, я не помню соответствующие номера, просто отмечал совпадение оценок. Нужно сказать, что кризисы НЭПа, Венгрии, Югославии слабее наших – нынешних и прежних. Ну и что? Почему надо брать явно плохую базу сравнения. В Венгрии и Югославии я не жил. Но историю НЭПа более или менее знаю. Рынок при НЭПе – это уродец, рахит и все что угодно в том же духе. Конечно, это лучше, чем военный коммунизм. И лучше, чем последующая система. Но далеко не только от идеального, но и нормального состояния. Если Вы почитаете хотя бы работы Дзержинского того времени, легко это обнаружите: бюрократизм, расточительство, очковтирательство, и все это в больших дозах. У Ильфа и Петрова Вы обнаружите то же самое: вспомните перипетии немецкого консультанта, который боялся, что большевики его замучают работой. Лучше всего в период НЭПа показало себя сельское хозяйство, но оно было частным, затем легкая и пищевая промышленность, работающая на с/х сырье и частично частная, а вот тяжелая промышленность в 1928г. по эффективности использования ресурсов далеко отставала от уровня 1913г. Сам факт, что в 1981г. на 13-м году проведения реформы в Венгрии пришлось в нее вносить такие большие изменения, говорит о весьма серьезных кризисных явлениях. Разрешения создавать частные предприятия с численностью в 100 наемных рабочих разве не говорит о неэффективности гос.предприятий и в новых условиях? Но каков же будет следующий шаг? Я читал несколько статей Ацари в "Коммунисте" и "Проблемы мира и социализма" и понял, какое серьезное недовольство существует в Венгрии, особенно среди венгерской интеллигенции.

Не забывайте, что многие структурные и госпроизводственные факторы благоприятствуют в Венгрии: малый объем военных расходов, гарантированный экспортный рынок стран СЭВ, относительно низкие до недавнего времени цены на сырье. Как только часть этих благоприятных факторов стала весьма хуже, у венгров появились серьезные трудности, меньшие, чем у нас, вероятно, но большие, чем в других странах.

Я думаю, что надо отказаться от подражания, а заняться самостоятельным творчеством. Почему мы не можем придумать нечто лучшее, чем, скажем, венгры?

Будьте здоровы и счастливы. Желаю творческих и всех прочих успехов. Ваш Х.

Ответ 3.6.1982г.

Уважаемый Григорий Исаакович!

Спасибо за указания литературы. Вы меня поразили известием, что в Венгрии разрешено создание (частных) предприятий до 100 чел. Это, конечно, крупный шаг, а главное, что недавно Я.Кадару вручили орден Ленина (может, за это?). Хотелось бы узнать подробнее. Но Вы знаете, меня это известие совсем не удручает: если частные предприятия эффективнее, в общественном, глобальном смысле – то пусть действуют, пусть работают на наше будущее. Коммунизм – это такая великая и непонятная вещь, что до нее двигаться и двигаться, и чем скорее, тем лучше. Я почувствовал, что мое отношение к идеалу отличается от Вашего. Вы желаете сейчас полностью понять и сконструировать идеальное общество, специфическое для каждой страны – и строить его по конкретному плану (простите, если я понял неверно). Для меня же идеал – это все наилучшее из мыслимого и двигаться к нему надо, всемерно улучшая нынешнее положение. Упор переносится на совершенствование современности согласно идеалам и нормам нравственности сегодняшних людей… И если венгры приходят к выводу, что надо разрешить средние частные предприятия, и от этого будет лучше людям сегодняшним и будущим (это самое главное) – они должны это сделать ради коммунизма. Не надо бояться хорошего, бояться, что это противоречит каким-либо догмам об идеальном строе. Идеал совпадает с Добром, Свободой, Равенством…

Я согласен с Вами, что понять меня трудно, что мне надо больше думать и стараться. Но друзья меня скорее склонны упрекать за то, что пишу слишком много – а вот, чтобы отработать текст, способностей не хватает. Ваш совет мне ценен, может, будет стимулировать работу над выяснением, что такое хорошо и как это сделать. Вы правы, что это очень трудная задача, и именно потому она не под силу ни одному человеку. Тут могут помочь только общие усилия, мышление вслух. Не диссидентские выкрики (не будем трогать вопрос об их пользе – на мой взгляд, она есть), а именно мышление вслух и помощь в этом друг другу. Я буквально был счастлив, что Вы заинтересовались вопросом о Реформации – это, действительно, очень важная тема. М.Вебер трактует ее, как начало современного духа капитализма, который он ценит очень высоко (и потому не примитивно). Но он не учитывает, что Реформация во многом начинается с коммунизма, который в снятом виде как-то остается в капиталистическом обществе и потом. И может, оно и загнивает тогда, когда первоначальный этот импульс совсем исчезает… Я рад еще и потому, что Вы мне дали много своими экономическими работами и особенно приятно быть не пустым местом для такого человека. Буду рад общению с Вами и в историко-философском плане, ведь все мы неспециалисты здесь, да это почти и невозможно, быть во всех этих областях специалистами, а знать их все же надо ради решения главных вопросов.

Да, еще о подражательстве. Я против подражательства, но за использование опыта всех других стран. Выбирая рыночную или директивную систему управления хозяйством, мы не можем подражать той или иной стране, потому что эти системы в той или иной степени присутствуют в каждой стране, и потому, что иных систем логически быть не может. Мы не можем выбрать только большую или меньшую степень их сочетания. Если мы откажемся от преобладания рынка, то тем самым будем подражать восточным деспотиям. Зачем? Но, выбрав рынок – здоровый, национальный рынок, невозможно не выбрать вместе с тем и свободное, широкое использование всех собственных, национальных, неподражательских сил.

Еще раз спасибо и хорошего Вам настроения, поменьше неприятностей.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.