В.А.Волконскому - автору книги

Сокирко В.В.

Экономические материалы и обсуждения 1980-1988гг.

В.А.Волконскому - автору книги "Проблемы совершенствования хозяйственного механизма"

Уважаемый Виктор Александрович! Позвольте поделиться впечатлениями от чтения Вашей последней книги "Проблемы совершенствования хозяйственного механизма". Они достаточно противоречивы. Радость от нового, впервые сказанного в печати (по крайней мере, для меня) и, след., ставшего отныне предметом открытого обсуждения, перебивается недовольством от того, что в предисловии книги было обещано больше, чем содержится в ней на деле.

Конечно, положения о том: 1) что никакое совершенствование хозяйственного механизма невозможно без правильного согласования экономических интересов государства, коллективов и личностей, без соизмерения затрат и результатов с помощью цен плановой сбалансированности; 2) что экономическое равновесие, сбалансированность равносильна оптимальному состоянию хозяйства; 3) что важной составляющей прибыли, чистой продукции, стоимости продукции, нац.дохода является не только зарплата и иные траты, но и "эффект управления и планирования" как результат деятельности управляющего звена (этот "эффект" должен делиться между потребителями и производителями, между торгующими и планирующими органами)… и т.д. – все это замечательные достижения и, думаю, принесут большую пользу в дальнейших дискуссиях о путях реформирования нашей экономики.

Однако читая во введении, что цель работы – описание общей ("идеальной модели) хозяйственного механизма, чтобы "все нынешние многочисленные преобразования выстраивать в продуманную систему с ясно осознанной целью", - и не найдя в конце книги заключения с итоговым описанием этой "идеальной схемы-цели", т.е. хотя бы приблизительного очерка возможных конкретных путей ее осуществления, перехода (раз она цель "уже приводимых в настоящее время многочисленных преобразований") – я испытал разочарование.

Впрочем, перечитав еще раз первую главу ("Согласование экономических интересов – критерий совершенствования хозяйст.механизма"), я убедился, что моя претензия к Вам неосновательна: обещанная "идеальная модель" вкратце изложена на стр.11: "Чтобы согласовать экономические интересы хозяйственных организаций с интересами повышения общей эффективности народного хозяйства, механизм должен выполнять задачу измерения вклада каждой организации в национальный доход страны. Такую задачу может выполнить механизм, основанный на принципах полного хозрасчета и эквивалентности обмена между отдельными организациями. Он характеризуется полным отграничением финансов хозяйства (предприятия, объединения) от государственного бюджета на основе нормативного метода распределения между собственными фондами хозяйства и бюджетом, и запрета всякого нехозрасчетного перераспределения (изъятии, дотации), за исключением специальных случаев, оговоренных законом. Для выполнения указанной задачи цены в таком механизме должны по возможности наилучшим образом отражать эффективность продукции для народного хозяйства и затраты, связанные с ее производством".

В последующем это изложение цели еще раз уточняется, а именно: 1) полная финансовая независимость хозяйств от государственного бюджета; 2) цены должны быть правильными, должны балансировать производство и потребление, обеспечивать экономическое равновесие, т.е. оптимальность хозяйства; 3) управление не административными, а финансовыми методами (налогами, кредитами и т.п.), когда план является не навязыванием заданий, а увязыванием интересов в плане-договоре.

Во второй главе книги рассматриваются принципы правильного ценообразования, а в третьей – вопросы распределения чистой продукции и финансового управления. Рассматриваются и осуществимые (даже осуществленные в ряде экспериментов у нас или в восточноевропейских соцстранах) предложения и мероприятия по претворению в жизнь "идеальной модели", так что даже удивляешься: в чем же тогда заключаются вопросы и трудности?

Но известно, что трудности на путях экономической реформы есть, и трудности почти непреодолимые. Не только у нас, но и в "братских соц.странах". В предисловии Вы сделали оговорку, что не будете рассматривать процесс "перехода", как слишком сложную тему, но, видимо, у Вас нет на это права, раз зашла речь о смысле уже "осуществляющихся сегодня мероприятий".

Ведь на деле почти все элементы этого "перехода" у нас уже провозглашались: и объявление предприятий и объединений хозяйственно самостоятельными, и объявление прибыли – основным критерием работы (но обернулось оно поголовным изъятием в бюджет "свободного остатка прибыли "), и объявление основным хозяйственным показателем чистой продукции вместо "вала"… Впрочем, о причинах всех этих неудач высказывается и Ваша книга, хоть косвенно, но очень ясно: никакое совершенствование хозяйства невозможно без введений гибких цен:

"Опыт ряда соц.стран показал, что там, где комплекс мероприятий не предусматривал существенных изменений в области ценообразования, которые обеспечили бы достаточную гибкость ценам, в ряде случаев приходилось отходить от принятых решений по сокращению числа плановых показателей, поскольку детальные планы оказываются необходимыми как компенсация недостатка в гармонизации экономических интересов поставщика и потребителя» (стр.14).

Это верно. Или поставщики и потребители будут сами балансировать производство продукции и спрос на нее с помощью гибких цен, или для такого баланса необходим детальный централизованный (на уровне закона) план по валу". И никуда не деться от необходимости такого выбора, не увернуться. Без гибких цен показатель "чистой продукции", предлагаемый ныне для внедрения, так же "не пойдет", как и показатель прибыли в 1965 г.

Может быть, Вы объясните мне, как можно преодолевать предвидимые Вами "трудности перехода"?

Законно предположить, что введение гибких цен и финансовой независимости хозяйственных организаций обусловит возникновение соревновательности между ними, начнет малоуправляемый, почти стихийный процесс переориентирования хозяйств на новые цели обслуживания потребителей, т.е. вызовет этот самый пресловутый трудный переход.

Но мне почему-то кажется, что больших экономических трудностей при этом не возникнет. При соответствующей подготовке средств и ресурсов "про запас", при готовности держать рынок потребительских товаров вплоть до временного введения карточной системы, этот "переход" сведется к довольно быстрому переобучению хозяйственных руководителей, прихода новых людей, способных к самостоятельной работе на потребительский спрос, к всемерному повышению экономичности и эффективности работы. В процессе такого перехода сами хозяйства должны работать, чем дальше, тем лучше.

Вот социальные аспекты "перехода" – совсем иное дело. Если в обществе нет желающих перейти к работе по-новому, то заранее можно сказать – переход к "идеальной схеме" будет неудачным, даже убыточным. Объяснение простое: наше хозяйство сегодня несовершенно, из-за этого страна теряет очень много, терпит низкую общественную производительность труда. Усовершенствование, оптимизация хозяйственной системы могут быть осуществлены за счет перестройки и отсечения неэффективных потребностей и нерентабельных производителей (ненужных или плохих работников). Таких окажется немало, и они могут оказаться в числе недовольных начатой хозяйственной реформой, совершенствованием, взрывоопасным человеческим материалом. Даже перевод ненужных и плохих работников в "оплачиваемые безработные" их мало устроит. При этом будет снижен их социальный статус. Мучительный процесс психологической перестройки людей на высокопроизводительную работу будет очень не прост, длиться может не годами даже, а десятилетиям, и всегда у людей будет велик соблазн вернуться к нынешнему захребетничеству. Справиться с этими трудностями может только твердая убежденность большей части общества в необходимости такой перестройки, готовность к жертвам и старательность, мощь идеологической и религиозно-нравственной пропаганды, безусловная прочность и последовательность власти при проведении переходных мероприятий (а в этом, как показывают опыты Венгрии и Польши, совсем нет уверенности), и необходимая гибкость (допустимость временных отступлений в зависимости от настроений общества)… Так, в Венгрии, если верить книге Голубевой, после радикальной экономической реформы 1968 года стали бурно развиваться мелкие и средние предприятия, лучше использующие конъюнктуру спроса. Уровень зарплаты работников этих предприятий сильно обогнал заработок рабочих крупных предприятий (вроде "Красного Чепеля") – главной "пролетарской" основы партийно-государственной власти. Поставленная перед выбором: отступить от принципов реформы или свертывать крупные предприятия, как нерентабельные, венгерское правительство избрало первый путь, утвердив, что уровень зарплаты на всех предприятиях не должен превышать уровень зарплаты работников тяжелой промышленности. Думаю, что это было правильное отступление, потому что флагманы венгерской промышленности еще долго не смогут работать на уровне мировых стандартов, конкурировать на мировых рынках и быть рентабельными, такое отступление только обеспечивает устойчивое совершенствование хозяйством, а не закрывает ему путь.

Видимо, постепенность перехода к Вашей "идеальной схеме" хозяйственного механизма должна заключаться в постепенном расширении сферы действия рыночных (равновесных), гибких цен.

Впрочем, и сейчас ведь существуют рынки и, наверное, начинать реформу следовало бы с оздоровления и расширения ныне действующей рыночной сети, перевода ее здоровой части на полностью легальные рельсы. Т.е. речь идет не только об официальных "колхозных" (продуктовых) рынках, но и промтоварных "толкучках", и снабженческих, официально не признаваемых, но реально существующих обменах рыночного типа… Думаю, что анализ реально существующих в нашей хозяйственной системе рыночных отношений очень важен, составляет первый этап планирования обсуждаемого "перехода". Надо только понять, что элементы желательной "идеальной схемы функционирования экономики" действуют в стране уже сейчас – значит, надо найти тот первоначальный плацдарм, с которого может развиваться устойчивое эволюционное реформирование экономики и общества.

К сожалению, эти вопросы изучения реальных рынков, проблем "теневой экономики", видимо, далеки от Ваших интересов. Поэтому и создается странное ощущение несвязанности между описанной Вами "идеальной схемой" и перечисляемыми "ныне проводимыми мероприятиями" по ее осуществлению. Внешне эти "мероприятия" и вправду могут быть истолкованными, как этапы осуществления Вашей "идеальной схемы". А на деле они отрывочны и потому уже обречены на неудачу. Обречены стать не эволюцией, не постепенным переходом реформирования, а разрозненными и произвольными, случайными фрагментами, рекламой доброй воли руководства к улучшениям, пропагандистскими уступками общественному мнению или даже самообманом.

Мне очень хотелось бы услышать Ваше мнение о своих "нападках". Прав ли я, считая, что "идеальную схему экономики" рассматривать надо лишь совместно с анализом возможных путей перехода к ней, с исследованием ныне существующих в экономике "рыночных плацдармов"?

Один из таких важных плацдармов – личное подсобное хозяйство, выходящее на рынок. Опыт государственных попыток его расширения в последние годы весьма поучителен и заслуживает самого внимательного анализа: почему, несмотря на коренное изменение к лучшему в отношении власти к личному подсобному хозяйству, сдвиги в этом направлении невелики? Почему люди, особенно молодежь, теперь не желает заниматься в личном хозяйстве, несмотря на партийные призывы? То ли реально осуществляемые поощрения на деле слишком малы, то ли современная деревня уже безнадежно испорчена психологией малопроизводительных, но среднеоплачиваемых государственных служащих, их беспечностью и безответственностью, то ли – из-за далеко зашедшей урбанизации, иных социальных причин и т.п.. Вот если бы было прекращено вливание в деревню легких денег за малопроизводительный труд в совхозах, колхозах и иных учреждениях, то трудная, безденежная жизнь повернула бы жителей деревни снова к производительному труду на личных участках. Однако пойти на такое "замораживание зарплаты" означает рисковать ростом социального недовольства в деревне, усилением бегства из нее… И так далее…

Различие путей развития экономики можно еще обозначить, как инфляционный (тот, который пытаются сейчас проводить на деле) и с минимумом инфляции. Последний, более трудный во всех смыслах путь, на мой взгляд, наиболее реальный и надежный. Я не согласен с концепцией благодетельности инфляции в целом, хотя и вижу ее неизбежность в настоящих условиях. Но это лишь неизбежное зло, которое надо всемерно ограничивать – конечно, не одним лишь контролем над ценами – он не только ничего не решает, а лишь усугубляет трудности – а укреплением идеологии самостоятельного, устойчивого, конкурентоспособного существования нашего общества, людей – против попустительства и беззаботности, перекладывания собственных трудностей на другие времена, других людей и народы…

…Вот какие вопросы всплыли у меня после чтения Вашей книги. И я был бы очень благодарен Вам за ответ и разъяснения волнующих меня вопросов. 28.5.1981г.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.