Директору Института экономики АН

Сокирко В.В.

Экономические материалы и обсуждения 1980-1988гг.

Директору Института экономики АН СССР Капустину Е.Н.

Уважаемый гражданин директор!

В марте 1980 г. Вы отправили в Мосгорпрокуратуру справку с разбором и выводами о содержании 8 выпусков самиздатских сборников "В защиту экономических свобод", составителем семи из которых был Сокирко В.В. под псевдонимом К.Буржуадемов. В сентябре 1980г. Мосгорсуд судил меня по ст.190-1 УК РСФСР (распространение клеветы, порочащей советский строй), причем из 10 пунктов обвинения 6 (по 6-ти сборникам "ЗЭС") были основаны на доводах, изложенных в Вашей справке. Суд полностью согласился с обвинением, при этом, правда, фактически отказался от рассмотрения заключения специалистов, в том числе и Вашего, и присудил меня к очень мягкому наказанию – трем годам общих лагерей условно (с учетом уже отсиженных семи с лишним месяцев в следственном изоляторе).

Как на следствии, так и на суде я добивался, прежде всего, чтобы мне объяснили, в чем именно заключается моя "клевета", заведомая ложность, потому что твердо был (и остаюсь быть) уверенным, что часто ошибаюсь, но специально врать? – этого в самиздатских и иных текстах со мной не было и быть не могло. Следствие в доказательство представило только доводы Вашей справки, суд же ограничился кратким заявлением, что, рассмотрев предъявленные ему сборники, убедился в их клеветническим характере. Получается, что только Ваша справка и содержит конкретные доводы, по которым я могу критически судить о своих убеждениях (и ошибках, конечно) по жизненно важным для всех проблемах.

Однако и Ваша справка мне не может ничем помочь. Я просто ничего не могу понять – настолько слабыми и неубедительными кажутся представленные Вами доводы, настолько в ней очевидна цель: выполнить задание и помочь следствию осудить составителя этих "возмутительных" сборников и как можно суровее (я сужу об этом по Вашим обвинительным формулировкам, прямо соответствующим не ст.190, а гораздо более жесткой ст.70 УК РСФСР, предусматривающей наказание до 7 лет строгого режима и 5 лет ссылки). Год назад я был в негодовании на очевидную пристрастность "Справки" и считал, что именно она содержит клевету, но уже на меня лично. Сейчас это стало делом прошлым, и не юридическая сторона меня сейчас волнует, а реальная Ваша критика моих взглядов, выраженных в этих сборниках, и не только моих, но и других людей (в общем, там был не один десяток авторов – в своем большинстве – обычных советских людей). Жизненно важно знать, в чем именно мои убеждения неверны.

Кстати, органы следствия с пониманием отнеслись к моему намерению продолжить разговор по сути Ваших возражении после моего суда и даже давали время, чтобы я подробнее мог записать содержание Вашей справки. Поскольку я дал обязательство не заниматься впредь самиздатом, то прошу данное мое письмо считать частным и прошу дать мне ответы на следующие вопросы (если трудно письменно, то можно это сделать и при личной встрече):

1. Понятно, что Вы резко отрицательно относитесь к моим взглядам, называя их, мелкобуржуазные, вульгарно-буржуазными, давно отвергнутыми и т.д. и т.п. Но в то же время Вы квалифицируете мою защиту их как клевету и преступление. Тогда выходит, что тысячи ученых и миллионы людей на Западе, например, которые имеют похожие убеждения и защищают их в полемике, например, с коммунистами,- тоже являются клеветниками и преступниками. Думаю, однако, что при встречах с западными учеными или при поездках к ним, Вы придерживаетесь иной, более уважительной и терпимой точки зрения. Почему же Вы не желаете придерживаться ее и дома?

Наше государство признает право на немарксистскую идеологию, например, веру в Бога или, как в моем случае – на буржуазно-коммунистические взгляды. Мне кажется, что в этом вопросе Вы занимаете антиконституционные позиции. Если наши ученые будут столь нетерпимы ко всем возникающим направлениям в науке и в убеждениях, то они будут обречены на бесплодие и бесполезность. Я хочу еще раз спросить Вас: могу ли я, советский человек буржуазно-коммунистических убеждений, спокойно и уважительно разговаривать с Вами, спорить о насущных проблемах экономики нашей страны, критиковать и давать конструктивные предложения (Вам – представителю господствующей научной школы) и не бояться, что только за это буду обвинен в клевете и уголовно наказан?

2. В справке Вы оспариваете фундаментальный факт нашего развития – снижение темпов роста экономики, даже обвиняете по этому вопросу в подтасовке, хотя сам факт устойчивого снижения темпов роста – бесспорен и должен составлять предмет наших общих (а не только моих) тревог. Можно, конечно, доказывать, что, достигнув нормального темпа роста технически развитых стран (~ 4% в среднем), он стабилизируется и у нас, но это совсем не факт. Напротив, все данные за то, что он уже сейчас – ниже среднемирового и имеет тенденцию снижаться до нуля, т.е. до застоя. Именно эта тенденция, грозящая многими бедами, и заставляет меня говорить о настоятельной необходимости срочных решений, кардинальных мер и реформ для исправления этой тенденции.

Вы также утверждаете о бесспорном и непрерывном росте жизненного уровня, ссылаясь на рост зарплаты. Но известно, что такое утверждение было бы оправданным только, если бы цены на товары были равновесными, рыночными, не допускающими дефицитности продукции. Однако таких условий у нас нет, из практической жизни известно, что дефицитность продукции растет, покупательная способность денег падает, сильно растут рыночные цены и потихоньку – государственные за счет смены дешевых марок товаров на более дорогие. Об этом начинают писать даже советские экономисты (о явлениях инфляции) на основе фактических данных, что подрывает в корне "бесспорность" Вашего утверждения. Но, может, Вы мне укажете солидные работы, в которых вопросы движения цен, жизненного уровня, темпов роста и т.д. исследованы всесторонне и объективно, признаны мировым сообществом ученых, как бесспорные? Был бы рад ознакомиться с такими, крайне нужными исследованиями. Я с удовольствием изменил бы свою "пессимистическую" точку зрения и снял бы с души камень тревоги, убедившись, что страхи мои напрасны и в будущем опасности стране не грозят. Но, скажите, сами Вы разве точно в этом уверены? А если осуществится именно пессимистический прогноз, разве не страшит Вас вечный позор, лежащий, прежде всего, на советских экономистах, которые могли видеть опасность этого кризиса, обязаны были по совести предупредить об этом нацию – и молчали, пренебрегли своим прямым профессиональным и гражданским долгом? Пренебрегли долгом сами и не давали исполнить его другим?

И очень хочу получить от Вас ответ на этот важнейший вопрос. Кто проводит непредвзятые и бесстрашные научно-критическое исследования перспектив экономического и социального развития страны, признаваемые мировой наукой (говорю об этом лишь как о действительном критерии объективности). Как можно с ними ознакомиться и можно ли в них принимать участие?

3. В "Справке" Вы склонны игнорировать важность изучения черного рынка, проблем "теневой экономики", сводя их лишь к преступным исключениям, с которыми надо бороться. Утверждение о значительности этих явлений Вы бездоказательно отметаете. Но я не могу верить Вам на слово. Я знаю, что раз есть дефицит товаров, то неизбежно будет спекуляция, как необходимое, почти логическое следствие. Рост дефицитности продукции, скрытности инфляции неизбежно усиливает черный рынок, делает его необходимым, как ни карай его, как в годы военного коммунизма были неизбежны "мешочники" и "Сухаревка". Но рост черного рынка означает рост огромных по трудности и опасностям социальных проблем. Кто-либо в Вашем институте думает об этом? Что говорит объективного об этом (а не так, как в той "Справке") советская экономическая наука? И если они есть, то как мне познакомиться с исследованиями черного рынка, чтобы все вопросы и недоумения, поднятые в сборниках "В защиту экономических свобод", нашли свое недвусмысленное разъяснение, а мои взгляды – опровержение.

Повторяю, я не хочу оспаривать все положения "Справки", которые мне кажутся неверными. Их слишком много, почти все. Нет, я хочу сосредоточиться на главном, решающем. Честное слово, я – открытая система и способен менять взгляды под напором действительных фактов или весомых аргументов. Буду рад переубедиться, а нет – польза все равно будет, и не только мне, но и Вам тоже.

4. B "Справке" Вы заявили, что "в условиях социализма планомерность и товарно-денежные отношение не выступают как антиподы… рыночные инструменты используются для планомерного и гармоничного сбалансированного развития производства" – но что это означает? Возможны ли какие-либо эффективные рыночные инструменты без гибкости цен? И как именно Вы представляете действительно радикальное "совершенствование хозяйственного механизма"? Экономическую реформу? Как Вы относитесь к венгерской и югославским социалистическим системам? Почему нельзя пойти по их пути?

5. Вы много раз обвиняете меня в отстаивании прав частной собственности, как подрыве социализма. Но разве нынешний партийный курс на всемерную помощь и развитие личного подсобного хозяйства, рост приусадебных форм колхозного общего производства – не похож на то же самое? Мне кажется, что я гораздо вернее понял и принял нынешнее направление партии на развитие приусадебного сектора.

Но, думаю, хватит вопросов. Очень надеюсь на ответ. 12.6.1981г

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.