; ЗЭС N7: Роман Редлих "За права гражданина"
предыдущая оглавление

В защиту экономических свобод.            Выпуск 7

Раздел II.Права человека и социально-экономические права

(подборка статей и документов)

Роман Редлих "За права гражданина"

 (в сокращении)

Полностью следовало выписать "За права человека и гражданина", но добавку "и гражданина" стали что-то слишком часто забывать. Вот и хочется напомнить о ней в полный голос. Потому что без этой добавки борьба за права и свободу грозит соскользнуть в права без свободы и даже против свободы, Потому что наращивание так называемых социальных прав означает наращивание государственной опеки, на которую можно и согласиться, если граждане сами того желают.

Социальные права сами по себе хороши. Беда с ними в том, что слишком уж часто они используются демагогически, служа оправданием для отнюдь не демократических опекунов. Не забудем, что не только советская власть – как только заходит речь о правах – начинает хвастать тем, что якобы даровала своим гражданам право на труд, право на социальное обеспечение, на образование, на бесплатную медицинскую помощь и обвинять демократию в том, что она плохо эти права обеспечивает. Не забудем, что Гитлер не только избавил Германию от безработицы, (т.е. обеспечил каждому немцу право на труд), введя воинскую и трудовую повинность, но что он тоже строил у себя социализм и ввел социальное законодательство, бывшее, по тому времени, едва ли не самым прогрессивным в Европе. И напомним, как раз за наиболее привлекательные социальные права при любом государственном строе надо платить, что никакой бесплатной медицинской помощи, бесплатного образования и бесплатного обеспечения по старости или инвалидности по сути дела ведь никогда не было и не будет. Врачам и учителям ведь надо платить, и если им платит государство, то платит оно так или иначе из карманов граждан. При парламентарном устройстве оно делает это под контролем парламента и общественности, при непарламентарном (как, например, в царской России) – под контролем только общественности, а при тоталитарном (как, например, у нас сейчас) – под контролем псевдопарламента и псевдообщественности, т.е. заведомо плохо и совершенно безответственно.

Реализация социальных прав – зачастую всего лишь вопрос распределения национального дохода. Здесь граждане получает лишь то, что сами же дали. Социальные права стоят поэтому под государственной властью и зависят не столько от пользующегося ими человека и гражданина, сколько от социального и государственного устройства и состояния государственной казны. Бороться за социальные права, разумеется, нужно, но не забудем, что социальные требования бывает легко удовлетворить, когда имеются на то ресурсы и совершенно невозможно, когда этих ресурсов нет.

Совершенно другое дело – права гражданские, вернее, права гражданина. Эти права стоят над государством. Они не даруются властителями, но, напротив, определяют границы государственной власти, запрещая ей вмешиваться в сферу свобод гражданина. Эти права гарантируются не милостью правителей, но готовностью граждан отстаивать их от посягательств, протестовать против их нарушения и не подчиняться власти, не соблюдающей этих прав. Их гарантия – в неотчуждаемом праве угнетенных, в праве на революцию, на восстание, на изгнание тиранических властителей.

Афинским тираноубийцам был поставлен памятник на Акрополе. В "Декларации прав человека" об этом неотчуждаемом праве сказано с дипломатической стыдливостью: "…чтобы человек не был вынужден прибегать в качества последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения".

Но сказано. Нельзя было не сказать, ибо здесь право равняется свободе. В этой главной и основной своей функции гражданские права и гражданские свободы просто одно и то же.

Прирожденны эти права или нет – дело десятое. Но именно эти права (свободы) есть основа основ. Без них нет ни граждан, ни гражданственности, и все остальные права превращаются в подачки власти, порой реальные, порой только кажущиеся, а порой и порабощающие. В безоговорочной защите именно этих прав – неотменимая правда либерализма, и борьба за свободу есть борьба именно за эти права.

* * *

Мы сторонники социальных реформ и прав и готовы голосовать за увеличение пособий многодетным матерям и за введение в нашей стране числа дней отдыха, равного, скажем, принятому во Франции или Италии. Мы сочувствуем благородной деятельности "Эмнести Интерэшонал" и рады каждой туристической встрече… Мы приветствуем и малые шаги, и малые дела. Но зовем мы направить эти шаги и эти дела на великую цель освобождения.

В формуле "За права человека и гражданина" мы ставим ударение на правах гражданина, потому что ими обеспечивается то, что в наших глазах для России сегодня важнее всего: освобождение от опеки партийного государства, не фиктивная, а подлинная гражданственность, тот суверенитет народа, который еще на заре нашей истории давал русским людям право не принять, а то и изгнать неугодного князя. Мы помним, что гражданские права коренятся в неотчуждаемой свободе граждан, в их готовности и решимости нести ответственность за себя и свою страну. И призывая к борьбе за реализацию этих порой суровых и трудных, но первородных прав, мы призываем не разменивать их на чечевичную похлебку облегчений.

предыдущая оглавление
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.