; ЗЭС N2: Виктор Грин. «Юридические основы экономического насилия в СССР» Из великого множества инструкций и законов, ограничивающих свободную
предыдущая оглавление следующая

В защиту экономических свобод

Выпуск 2, ноябрь 1978г.

Составители К.Буржуадемов и В.Грин  

Раздел I. Попытки теоретического осмысления свободной экономической деятельности.

(В разделе мы поместили как экономические работы, посвященные рыночной экономике в нашей стране, так и юридические, посвященные анализу и критике ныне действующих законов, запрещающих свободную экономическую деятельность, а также опыт успешной экономической реформы в Венгрии.

Виктор Грин. «Юридические основы экономического насилия в СССР»

Из великого множества инструкций и законов, ограничивающих свободную экономическую деятельность в нашей стране, мы разберем лишь две статьи УК РСФСР – 153-ю и 154-ю и комментарии к ним по книге "Комментарий..." УК РСФСР, М., 1964.Статья 153-я гласит:

Частнопредпринимательская деятельность с использованием государственных, кооперативных или иных общественных форм – наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества или ссылкой на срок до пяти лет с конфискацией имущества.

Коммерческое посредничество, осуществляемое частными лицами в виде промысла или в целях обогащения, - наказывается лишением свободы на срок до трех лет с конфискацией имущества или ссылкой на срок до трех лет с конфискацией имущества.

Как следует из Комментария, к частнопредпринимательской деятельности без использования общественных форм относятся спекуляция и занятия запрещенным промыслом. Под частнопредпринимательской деятельностью Комментарий подразумевает (стр.324) такую производственную, торговую или посредническую деятельность, "которая является выражением частнохозяйственных стремлений и преследует цель извлечения незаконного дохода".

Но что такое частнохозяйственное стремление - иметь частное хозяйство или стремление, порожденное частным хозяйством? Составители Комментария это от нас скрывают, делая закон растяжимее. Ну, да, стремление к частнохозяйственной деятельности еще не основание для лишения свободы. Необходимо еще: "…и преследует цель извлечения незаконного дохода". Но где указан критерий законности дохода? – Его нет!

Правда, Комментарий приводит пример частнопредпринимательской деятельности: "лицо, пользуясь фиктивными документами, выдает себя за представителя колхоза и сбывает под видом колхозной продукции овощи, произведенные в действительности отдельными гражданами, получая за это от них вознаграждение" (стр.325). Почему же доход в этом случае считается незаконным? Колхозники поручили Иванову продать их сельскохозяйственный продукт (не ехать же всем селом на базар!). Иванов затратил массу труда, который и был колхозниками оплачен в полном соответствии с принципом оплаты по труду. Не понятно только, зачем Иванову в этом случае фиктивные документы… Колхозникам выгодно послать Иванова на базар – вместо десятков и сотен людей от хозяйства на длительное время будет оторван лишь один человек. И Иванов не в проигрыше. Пока… ему не дали 5 лет с конфискацией имущества! За общественно-полезный  труд!!!

В качестве примера коммерческого посредничества приводится посредничество в обмене гражданами жилой площади, в приобретении и продаже дач (с получением вознаграждения за подыскание комнат и квартир).

Действительно, тем, кто придумал данную статью УК, нет нужды подыскивать комнаты и квартиры, ибо они обеспечены и дачами, и квартирами до седьмого порядка родства. Ну, а тем, у кого нет квартиры и дачи? Что обществу выгоднее: армия страждущих и жаждущих носится целыми днями (а ведь иногда и годами) по городам и весям в поисках жилья, или быстрая и квалифицированная помощь специалиста, собирающего и обрабатывающего массу нужной обществу информации? Очевидно – второе. Однако награда за общественно-полезный труд – три года концлагерей с конфискацией имущества!

Нетрудовым доходом советское уголовное законодательство считает и оплату труда по сбору и выдаче информации о дефицитных товарах. В плановой экономике обеспечение торговых точек и баз производится не на основе потребности в товаре, а по разнарядке: поэтому в одних местах густо, а в других – пусто. И населения было бы выгодно иметь работников, знающих, что и где можно приобрести. К сожалению, эта работа считается противозаконной. И рыщет народ в поисках "дифсыта", которым, может быть, завален соседний магазин, адрес которого за небольшое вознаграждение с удовольствием сообщил бы Вам Иванов.

 На основании чего же доход в вышеприведенных примерах считается нетрудовым? Ведь во всех случаях налицо затраты, притом общественно-полезного труда, и не малого! Правда, труда умственного, информационного. Уж не по этой ли причине доход считается нетрудовым? Тогда напрашивается недоуменный вопрос: "За какой же физический труд высшее сословие (в т.ч. и авторы УК) имеют фактически неограниченные доходы?"

Статья 154-я начинается так:

Спекуляция, то есть скупка и перепродажа товаров или иных предметов с целью наживы – наказывается лишением свободы на срок до двух лет с конфискацией имущества или без таковой, или исправительными работами на срок до одного года, или штрафом до трехсот рублей.

Спекуляция в виде промысла или в крупных размерах – наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет с конфискацией имущества. …

Под целью наживы понимается (стр.330): "…стремление извлечь без затраты общественно-полезного труда материальную (!) выгоду путем перепродажи скупленных товаров или иных предметов по более высокой цене".

В каком же случае возможна спекуляция без затрат общественно-полезного труда? Вот картина: Иванов подошел к прилавку, купил по 3 руб. за штуку товар, за которым не было никакой очереди, и, не отходя от кассы, стал предлагать этот же товар по пятерке. Вроде бы именно такая ситуация не содержит затрат общественно-полезного труда. Но доводилось ли Вам видеть такое? Мне – нет… Кто же станет покупать по 5, когда рядом тот же товар продается по 3?!

Допустим теперь, что после покупки Иванов преднамеренно поехал в город Н…, где этого товара нет, и стал продавать по 5 руб там. Будет ли это спекуляцией, т.е. имелись ли в этом случае затраты общественно-полезного труда или нет? Из повседневной практики известно, что советское правосудие такую продажу считает спекуляцией. Но почему? Разве этот процесс не требует затрат труда? Требует, да еще каких! Во-первых, нужно отказаться от банковского процента с вклада на сберкнижке (которые, допустим, были трудовым доходом). Во-вторых, необходимо затратить время (следовательно, и труд) на расчетные операции, в третьих, необходимо арендовать транспорт, погрузить приобретенный товар, доставить его в город Н., в четвертых, необходимо обеспечить сохранность товара и, в конечном счете, его продать. Разве это не труд?!

Известно, что затраты на реализацию товара составляют до одной трети от общей его стоимости. Известно также (и с этим все согласны), что розничные цены должны быть выше оптовых (что Иванов и осуществил на практике). Известно, что работникам торговли платят за труд (другой вопрос – по труду ли?). Итак бесспорно, что Иванов затратил уйму труда. Является ли этот труд общественно полезным? Опять же – да! Ибо Иванов освободил жителей города Н. от необходимости ехать (т.е. от затрат труда!) за товаром в первый город. Он сократил дефицитность товара в городе Н. Наконец, он как истинный патриот своей страны взвалил на себя заботы, которые обязано было проявлять (но не проявляло) государство. (Заметим, что хлопоты Иванова многократно были увеличены возможными репрессиями со стороны государства). А в итоге за заботу о людях (и о себе в т.ч.) «награда» – 7 лет лагерей с конфискацией имущества! Жизнь Иванова искалечена, жители города Н. остались без необходимого товара… Кому же это выгодно?...

Нет, не поворачивается у меня язык назвать Иванова преступником! Слышу коммунистические упреки: бесплатно бы доброе дело делал, ан нет – с целью наживы. Но в том то и дело, что ни эти крикуны, ни само государство не только бесплатно, но и за большие деньги не желают (не выгодно!) нормально снабжать население города Н. ширпотребом.

Третий пример. Подошел Иванов к прилавку, а там – очередь: хочешь купить товар – постой, поработай! Стоит товар 3 руб., в руки дают по штуке, три часа в очереди… Сколько же стоит работа "постоять в очереди"? Минимальная часовая оплата труда у нас – 50 коп., средняя – 1 руб., хорошая – 3 руб., а для профессионала шабашника – 10. Отстоял Иванов в очереди, и стал его товар стоить (для него) от 4-50 до 33 руб. Подходит Иванов к последнему в очереди и предлагает: "Червонец!". А последний: "У, спекулянт проклятый!". А Иванов-то к нему с добрым сердцем: хотел освободить его от изнурительнейшего труда, который он затратил сам, и который для какого-нибудь другого последнего окажется ох как общественно полезным.

Четвертый пример. Попал "дифсыт" по три рубля к продавцу магазина, который пустил его по пятерке. Спекулянт! Труда не вложил, а цену набавил! А Вы бы поработали вместо этого продавца (продавцы всегда требуются)! Неохота? Понимаем, понимаем… И даже за навар неохота? То-то! Потому что это не легче, чем у станка стоять. А продавец какой ни есть, а тоже человек. И ему не только за труд, но и по труду получить хочется. Но извращенно-изуверские условия труда работников сферы обслуживания (подкрепленные марксистско-ленинской политэкономией) ставят их формально и фактически на скамью подсудимых.

Пятый пример. За особую лояльность получил Петров высшую награду – загранкомандировочку (или круиз вокруг Европы). Вернулся оттуда Петров со всякой всячиной – глазам больно, a ему нет. И не на десять рублей, а в 10 раз дороже загнал он все это барахло у себя на Родине. Петров – человек глубокоуважаемый и не может он считаться спекулянтом. Однако дело, которым занимался Иванов или продавец магазина, было доступно каждому. А у Петрова – привилегия, монополия. Иванову – нельзя, и мне – нельзя, и Вам – нельзя… А ему можно, потому – почет и уважение… Суди, читатель, есть ли тут спекулянт?

Пример шестой и последний. Директор магазина (торга и т.д.): "Хэлло, Иван Кузьмич! Мы тут получили дубленочки из Парижа… Сколько тебе отпустить?" – А сколько тебе надо?..." И ни тебе черного рынка, ни торговых забот-хлопот: тысячи и десятки тысяч рублей – дело нескольких минут. Они говорят, очень трудная работа! Но ни Иванова, ни меня, ни Вас к этой работе не допустят: нужна очень прочная блатформа и… номенклатура.

Затронем еще один важный момент, имеющий касательство к спекуляции (да и не только к ней). Допустим, Иванов сделал своими руками вещь. Какую цену он имеет право назначить за нее на рынке? Наш узаконенный бог – Маркс констатировал, что цены в рыночной экономике колеблются вокруг стоимости (и то при отсутствии монополии на производство и сбыт). Однако нам не известно, чтобы Маркс требовал назначение цены, равной стоимости (такое требование выдвинули уже его последыши). А посему, принципы свободы и равноправия требуют, чтобы цена назначалась продавцом по собственному усмотрению. Не устраивает цена – не покупай. Считаешь, что для продавца это слишком выгодно – сделай так, чтобы было выгодно и тебе: займись производством и реализацией выгодного товара. Однако, если ни Вы, ни государство не желаете обеспечить рынок товаром по более низкой цене (ну хотя бы на копейку), чем у Иванова, значит, это дело и для Вас, и для государства невыгодно, убыточно, и обвинение Иванова в завышении цены есть ложь!

Иногда можно слышать и такое: у государства, мол, не хватает ни сил, ни средств, ни рабочих рук. Неправда! Если у одного Иванова хватает, то у государства должно хватать и подавно. Не хочет, не желает! Не желает платить производителю по труду…

"К ответственности за спекуляцию должны привлекаться также лица, которые перед продажей предметов, скупленных ими с целью наживы, подвергают эти предметы незначительной переработке, обработке, ремонту и т.д. (перекраивают кофточки, ремонтируют автомашины и пр.)" (стр.331).

Рассмотрим проблему в таком виде. Действующие лица: Галкин – владелец автомашины, которую он продает за 3.000 руб., Иванов - "спекулянт", купивший машину за 3.000 и продавший за 5.000 руб., Орлов – покупатель машины по цене 5.000 руб., Воронов – патриот-блюститель и Государство – страж закона.

Из трех вариантов: а) не покупать машины вообще; б) купить машину за 3.000 и отремонтировать ее самому; в) купить отремонтированную машину за 5000, самым выгодным для Орлова оказался последний. И тут встрял Воронов: Иванов спекулянт! Семь лет ему!!! С конфискацией!!! А ведь у Воронова были те же варианты, однако он счел (добровольно!) для себя самым выгодным первый. Следовательно, Иванов с его (Воронова) точки зрения остался в убытке. Так его еще и посадить! Оно, конечно, законно, но нелогично и бесчеловечно.

Если Иванов получил от перепродажи крупный барыш, (особенно если ремонта практически не было), спрашивается, почему же от этого барыша отказались и Галкин (который сам мог продать машину за 5.000 руб.), и Орлов (который сам мог купить машину за 3.000 руб.), и Воронов (который тоже мог бы "спекульнуть"), и государство (которое могло бы взять все заботы на себя)?

Советским законом преследуется и занятие запрещенными промыслами, к которым, в частности, относятся (стр.347): "складские операции (вне общественных форм!) с полученными товарами для последующей их перепродажи, перевозка пассажиров и грузов на автомашинах и мотоциклах, содержание постоялых дворов, каруселей, купален, весов, силомеров, тиров, устройство различных игр и т.д. Общественная полезность всех перечисленных работ очевидна, однако если Иванов рискнет за них взяться, его ожидает 4 года лишения свободы с конфискацией! Что же это за страна, где законом запрещено приносить людям радость и пользу, одних лишая заработка, других – необходимых и приятных услуг?

Посмотрим теперь на нашу проблему с другого конца: какой доход является законным, какой нетрудовым? Ну, зарплата на госпредприятии, наверное, не может быть незаконной. Но почему считается трудовым доходом в виде процента от вклада в сберкассе? (Мы догадываемся, у каких социальных групп денежное выражение этого процента особенно велико). Ведь этот доход поистине нетрудовой, следовательно, и незаконный. Что же это за закон, если он допускает одновременно внутри себя и беззаконие!? В чьих интересах это, догадаться нетрудно…

Подводя итог, с горечью констатируем: УК РСФСР запрещает значительное количество видов ненасильственной общественно полезной деятельности, тормозя тем самым экономическое развитие нашего общества.

 

предыдущая оглавление следующая
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.