Александр Оболонский: Воспоминание о Викторе Сокирко

Александр Оболонский: Воспоминание о Викторе Сокирко

Друзья!

И масштаб Витиной личности, и то, что он сделал за свою жизнь для страны и для каждого из нас, в ней живущих, объективно заслуживают слов самых больших и высоких. Да и стены эти вроде обязывают. Но Витя, как и Лиля, по характеру был абсолютно чужд любой патетики и пафоса. Это еще одна причина, почему так тяжко говорить у его гроба. Поэтому я попробую немного сказать о сути, с минимумом эпитетов.

Замечу лишь, что Виктор был очень важной частью диссидентского движения - явления не только политического, но и морального. И то, что оно сейчас полузабыто, не в чести - признак нашего общего неблагополучия и подловатости времени. Кстати, это отразилось и на последних годах Витиной жизни.

Нас с ним объединяют больше полувека жизни рядом и многое-многое другое. И могу сказать, что Виктор был человеком абсолютно уникальным. Он соединял в себе трудно совместимые качества - многогранность и хорошее упрямство в конкретных делах, принципиальность и доброе, терпимое отношение к людям разных взглядов, невероятный общественный темперамент и готовность помогать отдельным людям, заточенность на экономические вещи и идеализм, порой на грани наивности. А, главное - он был ГРАЖДАНИНОМ этой страны, причем в те времена, когда и слов "гражданское общество" в наших пенатах не существовало. (Кстати, сейчас со словами все вроде в порядке, только с наличием граждан как-то плоховато.) А Сокирко был гражданином, как говорится, еще "до звезды".

Он смог и успел сделать очень много хорошего и важного. Не буду даже пытаться перечислять. Скажу лишь, что он часто был как бы на шаг впереди времени. Лишь несколько штрихов. Они вместе с Лилей создали новый жанр - "философско-историко-географический диафильм" и сделали боле полусотни таких фильмов. И регулярный показ их с обсуждением и чаем - так называемые сокирковские пятницы в течение, наверное, четверти века - для очень многих стали школой гражданского самосознания. Фильмы актуальны и сейчас. И то, что Лиля с Алешей собрали все сценарии и Алеша напечатал их в виде книжек, очень здорово. Отдельное спасибо.

Витина книжка начала 70-х называлась "В защиту экономических свобод". Мы в те времена больше думали о свободах политических и всем, с этим связанным, а экономика, рынок были как бы на периферии наших забот и мыслей. (В 90-е, кстати, произошел перекос в обратную сторону, за что мы теперь расплачиваемся.) Но тогда было иначе. И Витя видел проблемы глубже нас. И потом это вылилось в "Общество защиты осужденных хозяйственников" и неформальные Суды присяжных.

Когда Витю посадили (кстати, в тот же день, когда выслали Сахарова), он не занял позицию Джордано Бруно, за что его тогда и после многие несправедливо, а многие - по неинформированности, осуждали, а нашел другую позицию и прошел буквально по лезвию ножа, сохранив и честь, и достоинство.

Вообще он порой делал вещи, казавшиеся многим даже единомышленникам, неоднозначными. Так, во времена Чеченских войн и после, они с несколькими единомышленниками каждый четверг стояли у памятника Пушкину с от руки намалеванными плакатами: "Чечня - прости нас!" и "Пусть сдохнут все имперские мечты". Что по тем временам было, прямо скажем, не очень популярным, но как все повернулось, мы знаем.

И многое-многое другое... В завершение скажу, что если бы у нас было больше таких людей, как Витя, мы бы жили в другой, более достойной стране. В песне "Давай разрушим эту тюрьму" есть слова: "И если ты надавишь плечом, и если мы надавим вдвоем, то стены рухнут, рухнут, рухнут...". Витя всю свою жизнь и изо всех сил, себя нисколько не жалея и не думая о себе, давил на стену. А мы - постольку-поскольку, с оглядкой на свои дела, планы, жизни... И потому все как есть.

Прости, Витя.