Уже после окончания вуза в 1963 году Лилины друзья позвали меня в свой первый поход по Саянам от железной дороги Абакан-Тайшет через Минусинск к озеру Байкал и я обрадовался, < что смогу попутно заехать в страну своего сибирского детства

Саяны в стихах и фото

Стихи А.Жилина,
фото Б.Быкова и А.Жилина,
составитель В.Сокирко

В 1963 году Лилины друзья, незадолго до этого ставшие и моими, позвали меня в поход
по Саянам. Я размечтался заехать попутно в «страну своего сибирского детства», в
Минусинск. Мама снабдила меня адресом и двумя килограммами апельсинов в подарок
(тогда это можно было считать действительным подарком сибирячкам от сына москвички-сослуживицы
времён войны).
Но поезда по новой дороге Абакан - Тайшет ходили только раз в сутки,
терять время на мой визит в Минусинск мои попутчики никак не могли, и потому
мое «возвращение в детство» не состоялось. Апельсины мы съели в поезде,
а мое сибирское былое осталось лишь в памяти, да вот на этих фото Бориса Быкова
и Толи Жилина, а также в Толиных стихах. Наше же семейное путешествие по
Восточным Саянам и Байкалу состоялось только в 1976 году.
Много на свете тропок проложено,
Мне лишь немного пройти их положено.
Грустно становится очень от этого,
Мало безмерно отпуска летнего.
Взял бы рюкзак иуехал бы в Африку,
Или к медведям вхолодную Арктику,
Я бы не прочь побродитьпо Австралии,
Я бы хотел посмотреть Гималаи.
То разбирает желание жгучее
В джунглях сразиться с змеёю гремучею,
Или по мутной воде Ниловой
Плыть на спине крокодиловой.
И вот получаю отпуск, спеша,-
Двадцать четыре рабочих дня.
Заморские мысли исчезли враз,
Меня принимает добрый Кавказ


В общем вагоне
В поезде душном / лежат туши,
Разинув рты, /просят воды.
Ноги разные /торчат грязные.
Дети сопливые,/ старики плешивые,
Чемоданы, узлы./ Проводники злы,
В воздухе смрад /- совсем как ад,
Кошмарные сны-/ висят топоры.
Общий вагон / вам не знаком?
Лучше тогда / не знать никогда!
Не обливайтесь потом – /летайте самолётом!

Замазаны прошлые раны,
Уложен рюкзак упрямый,
Едем мы на Саяны, / к недрам Сибири самой.
Не надо совсем лишних слов, / Без них понятно даже -
Саяны не пустят ослов! / Это знает каждый.
Нагроможденье леса, скал, / Тысячи горных речек,
Среди них человек мал, / Если он человечек.
Много на себя не берём, / Но сил ещё не убыло.
Тайга! Мы всё же тебя пройдём! / Чтоб ты там не придумала!


После трудной и долгой дороги
На приветливой мягкой траве
Отдыхали уставшие ноги,
Пододвинувшись к самой воде.
Рядом тут же ботинки лежали.
Потрудились немало они,
Километры тайги прошагали,
И устало висят языки.
Трудно бедным порой приходилось:
Камни резали больно бока,
То свирепое солнце палило,
То бывала сплошная вода.
Ноги шли по болотам немало,

Продираясь сквозь чащи завал,
Чтоб дорогу найти к перевалу,
На котором никто не бывал.
Но леса не хотели упорно
Свои тропы ногам открывать.
К перевалу вперёд звали горы,
А тайга возвращала назад.
Возвращала назад и слабела,
Были ноги сильнее её,
Ими жажда открытий владела,
Помешать им не может ничто.
Пробежали минуты привала,
Ноги влезли в ботинки опять,
Чтоб дорогу найти к перевалу,
Чтобы новые дали узнать

Штаны мои неважные– /Они ведь трикотажные,
Но проживут не каждые,/ Как эти трикотажные.


-------------------------------------------------------------------------------

Саянский поход 1963 года был оценен нами, участниками, как неудачный, т.к. цель не была достигнута.
Мы шли в высокогорную часть Саянского хребта, чтобы сделать восхождение на недавно
открытый пик Грандиозный, но наши руководители, по неопытности, недооценили трудности
таежных подходов к пику и были вынуждены после многих дней тайги без троп отказаться
от восхождения в самом начале высоких гор.
Разными путями стали мы потом ходить в горы. Вика Галкина горному туризму с его
таёжными завалами и комариными тучам отныне и навсегда предпочла альпинизм с его
чистыми скалами и ледниками. Мы с Лилей избегали «нехоженых троп», прокладывая маршруты
или по высокогорью, или по рекам, пригодным или не очень пригодным для нашей байдарки.
Слава Цепелев стал быстро совершенствоваться в альпинизме, но уже через два года
погиб на Кавказе на трудной вершине Ушба. Лишь Толя Жилин и Боря Быков продолжали
осваивать таёжную Сибирь.

-------------------------------------------------------------------------------

Кизир 1

Много разных речек в мире ,
/ Нет на свете длиннее Кизира!
Кто не ходил берегами его,
Прежде по тропам гуляя,
Не представляет себе ничего,
Как километры считают!
Целыми днями ноги ломали,
Спины согнув рюкзаками.
Многим болотам, диким завалам
Счёт уж давно потеряли.

Но оглянёшься с тоскою назад –
Как и не шёл совсем вроде.
tab Кедрам могучим уж больше не рад,
Если улитке подобен.
Пота ручьи не берутся в расчёт,
Дело с тайгой имея,
Трудно приходится очень без троп,
Бегать по ним веселее.
Снова Кизир перед нами течёт,
Злобно тайга шевелится,
Уж надоел нам немного поход...
Долго ещё так рубиться?

Кизир 2
 
Многими реками полон мир –
Коварная самая – это Кизир!
То повернётся некстати поток,
Длинной петлёй извиваясь,
То рассыпается сотней проток,
Ну-ка, найди, какая?
То притаится, в прятки играя,
Хоть и не хочешь играть,
То вдруг выскочит, шумом пугая.
Разве что можно узнать?!
То потечёт в лабиринте болот,
В воде по колено ходишь.
Здесь уж никто никогда не спасёт,
Если протянешь ноги.
Кизир 3
 
.Есть мощные реки в мире-
Силы много и в Кизире!
Шире раздвиньтесь, Саян горы!
Камни грохочут с тонны.
«Плохо со мною, если в ссоре,»-
Шепчут Кизировы волны
Об этом всём напоминая,
Памятник стоит белый.
Вода голубая вниз сбегает,
Порог бушует первый!
От страшного шума уши ломит,
Дрожит чуть скала у ног.
В узком каньоне ревёт и стонет
Грозный “четвёртый” порог!
“Меня питают тысячи рек,
И сил у меня на века.
Дай же работу мне, человек!
Что ж не идёшь ты сюда?”
Много в мире всяких рек –
Лучше Кизира всё же нет!

Лишь скажет слово кто “тайга”,
Я вспоминаю комара.
Когда ж комар меня кусает,
В протухшей памяти всплывает
Тайга, болото и завалы,
Пришлось рубиться где немало.
Уж эти звери –комары!
Страшнее мировой войны.
Как нападёт армада гадов,
И получаешься в блокаде,
Мучений всех тогда не счесть,
Когда нельзя ни встать, ни сесть,-
Не можешь даже кашу есть,
Из кожи собственной хоть лезь.
Набьются в уши и глаза –
Не мучай! Отпусти, тайга! Ходил бы лучше на Кавказе
И по вершинам бодро лазил.
Там в окруженьи скал, снегов,
Конечно, нету комаров.
Хочу сказать своим потомкам,
Что, собирая в путь котомку,
Не помышляйте о тайге,
Здоровья ради, верьте мне!


Комар
 
сидит на шее / И ищет хоботком,
Куда б вонзить сильнее/ И кровь попить потом.
А шея была Вити, / Он даже и во сне
Хотел, чтоб были сыты / Все звери на земле. ................
Ловил козявок разных, / Им всюду помогал,
Не обижал ни разу, / “Марксистом” вскоре стал.
‘Марксизм” - он за гуманность, / За мир и за любовь.
Без выражений бранных / Давал букашкам кровь.
Их часто нежно гладил, / Подкармливал клещей,
Для всех он добрый дядя, / Как Стёпа для детей.
Обширно Вити тело,/ Питательно оно,
И тварей стадо ело, / Сосало кровь его.
Просторные лопатки раздолье комару,
И клещ из складки в складку ползёт по животу.
Искусанная морда, распухшие глаза…
Однажды съели Витю комарики-друзья

-------------------------------------------------------------------------------

Как-то в середине похода я оставил на стоянке в охотничьей избушке свой кошелёк с пятидесятью рублями –
тогда это было больше половины чистой месячной зарплаты молодого специалиста.
От этой стоянки нас подвозил по Кизиру местный мужик,
которого я попросил мой кошелёк поискать и дал адрес. Какова ж была моя радость (уже в Москве), когда я получил денежный перевод от геологов с припиской: «В тайге деньги не нужны»

Кстати, в той охотничьей избушке Слава нашел нужные нам леску с крючком, и мы пробовали рыбу ловить
А в начинающемся высокогорье мы встретили караван тофоларов на ездовых оленях. Жалко, что встреча ограничилась приветствиями


-------------------------------------------------------------------------------

Враги теснят, восторжен вой,
Веду отчаянный я бой!
Их очень много, я один, / Зато я больше, чем они,
И в гневе страшном тут и там / Работу задаю рукам.
Трещат скелеты, льётся кровь, / Удар вдруг получаю в бровь.
Десятки трупов на траве, / А сил уж не хватает мне.
Я окружён со всех сторон, / Слышны ругательства и стон.
Земной уж жизни я не рад –/ Так дайте демитилфтолат!

Мы в болоте целый день
(Уходить отсюда лень)
И поём мы от души:/ “Как пойдём мы в камыши”
И никто не слышит нас, / Хоть поём мы в сотый раз.
Что за дикая страна? /– Нету даже камыша.
Но себя надеждой тешим / (И в затылках наших чешем),
Что когда-нибудь в Москве / мы пойдём в ВДНХ.
Там найдём мы камыши,/ наблюёмся от души.
И болото вспоминая, / Комаров с тайгой ругая, Грянем песню от души: / “Не нужны нам эти ландыши»


Быкову
Читал он очень аккуратно, / Когда ходил “на восемь тактов”,
С любовью всё вокруг снимал, Быстрей ракеты кашу жрал,
Всё время Витю вдохновлял,
Чтоб брёвна на костёр таскал.
Разнообразные таланты –
Он был ещё и диссертантом.


Вике
Она была у нас одна,
Всегда задумчивы глаза:
“Зачем же я сюда пошла?
Чтоб провалилась ты, тайга!»


Цепелёву Вёл регулярно свой дневник
Всегда суровый проводник,
Ещё геолог и ботаник,
К тому же – инженер–механик.


Туристу-альпинисту
Сплошной стеной стал небосклон, / Рюкзак за спиной в 16 тонн,
В судьбе и связке уверен будь, / Иначе рухнешь куда-нибудь.
Мы тянем в гору до облаков / Верёвок ворох и воз крюков,
Кто выдумал этот проклятый путь, / Того бы скинуть куда-нибудь.
В костях ломота, в ушах трезвон, / Грозят нам камни со всех сторон,
Святых с чертями и прочую муть- / Всех посылаем куда-нибудь.
Висим над бездной в который раз, / Проходит минута как целый час,
А чтобы поверить вам в эту жуть, / Залезьте сами куда-нибудь.




Гляжу на озеро Байкал
И аппарат держу “Кристалл”.
Покинул озеро Байкал,
Меня покинул мой“Кристалл”.
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.