Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Диафильм "Ленинград" Часть III. "Народная воля"

Том 6. Северо-Запад.  1967-1976гг.

Диафильм "Ленинград"

Часть III. "Народная воля"

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

1-2. Василий Курочкин 1862

"Письмо японца об России" .
Знай, что под суровым петербургским солнцем
В русском очень много общего с японцем.

3. Потому что, видишь, милый друг Фукута,
Строить государство начал очень круто
Кумбо Петр Великий, славный в целом мире,

4. Обучать народ свой он велел голландцам
Всяким европейским фокусам и танцам,
Как ногами шаркать, лить из меди пушки,
Из науки пули и из глины кружки,

5. Чтобы в оных кружках, Азии на диво,
Пить под страхом казни в ассамблеях пиво,
Бороды всем выбрил. Не приспело время,
Брить как у японцев, маковку и темя,

6. Так лились в Россию волны просвещенья,
Силясь переспорить волны наводненья,
Ибо поглощенный думами о флоте
Кумбо им построил город на болоте
В этом-то болоте, в Петербурге то есть,
Я насчет России сочиняю повесть.

7. Минуло столетье. Там, где были топи,
Выросли громады западных утопий.
Здесь для виду носят, как в Европе, фраки,
А живут как наши деды в Нагасаки.
Барства и холопства там видны остатки:
Там все сохранилось в дивном беспорядке,

8. Европейски-модном, азиатски-диком
Как при Кумбо Первом, при Петре Великом!

9. Этот стих написан в самый расцвет весны Александра II, когда освобожденная Россия в лице Герцена и русской молодежи была готова к сотрудничеству с правительством, ради свободы Родины, когда прозвучавшие строки писались не противником царя, а его союзниками в борьбе с рабством и азиатчиной.

10. Всем известны заслуги Александра Николаевна - лучшего из наших царей. И одна из них - он не тратил

11. народных денег на монументальные сооружения. Деловые, скромно украшенные здания встали в то время. Вот бывший военный арсенал, а ныне музей.

12. Сегодня здесь собраны образцы оружия за 100 с лишним лет. Внушительный прогресс в технике убийства, и одновременно напоминание о том, что Александр был инициатором военной реформы.

13. После крымского поражения армию, конечно, надо было совершенствовать. Но уж очень это привычное и легкое дело для русских царей: заимствовать у Европы новую технику и принципы, а потом иметь

14. возможность обратить их против своего народа. Освободитель крестьян и реформатор армии - в этом двойственность заслуг Александра II. Наверное, не надо искать причин действий царя-освободителя в особенности его воспитания, как это было с его дядей здесь, в царскосельских парках.

15. Его сформировало противостояние плохому примеру отца. В этом, по-видимому, простая разгадка глобальных изменений русской политики.

16. И все же надо учесть, что воспитателями Александра были уже не европейские гувернеры, с их идеальными, и потому экстремистскими образцами, а русские мыслящие люди. Царскосельские дворцы стали наполняться русским духом. Вот что говорил в 1833 году царевичу его наставник, поэт Жуковский.

17. "Только то, что справедливо теперь, то несомненно. Ибо кто отвечает за будущее? Это уже область провидения... Только оставаясь в границах человечества со светлым понятием о справедливости, можем мы действовать благотворно, т.е. нравственно.

18. Напротив, вступая в дело Провидения и надеясь силою в одну минуту произвести то, что оно медленно созидает временем, мы губим и гибнем. Что же, должны мы себя осудить на безделие и неподвижно предаться во власть времени?

19. Нет... Идти шаг за шагом за временем, вслушиваться в его голос и исполнять то, что оно требует. Отставать от него столь же бедственно, как и перегонять его. Не толкай горы с места, но и не стой под ней, когда она падает, в обоих случаях неминуемо погибнешь, но работай беспрестанно, неутомимо, наряду со временем.

20. Отделяя от живого то, что уже умерло, от того, в чем уже теснится зародыш жизни и, храня то, что зрело и полно жизни, ты произведешь новое и уничтожишь старое, бесплодное или вредное. Словом, живи и давай жить, а паче всего блюди Божию правду".

21. В первые годы своего царствования Александр Николаевич как будто следовал этому замечательному совету: неторопливо, но неуклонно готовил реформу деревни, а потом и всей страны, вместе с женой, вместе с наставником, со всеми мыслящими людьми, со всей Россией.

22. Как всякое великое дело, освободительная реформа 1861 года, кроме поддержки громадного большинства народа, вызвала и недовольство: справа за радикальность от обиженных крепостников, а слева - за половинчатость, от новой революционно настроенной интеллигенции из разночинцев. Чернышевский с группой "Молодая Россия" сочинял прокламации к крестьянам с призывом к топору, расправе, революции. Говорят, что и крепостники зашевелились.

23. Во всяком случае,в Польше они были в первых рядах национального восстания 1863 года. Их подавили, только раздав крестьянам земли взбунтовавшихся панов.

24. В 62-ом году в Петербурге полыхали пожары. Молва упорно обвиняла в них "нигилистов". Царь поддался панике.

25. Чернышевский был арестован, посажен в Петропавловскую крепость, а потом сослан навечно в Сибирь. Цензура ужесточена, конституционные реформы приостановлены. Русский вариант революции Мейдзи прервался. Россия соскользнула вновь на извечные круги проклятой радикальной круговерти.

26. В ответ на репрессии царя последовали революционные выстрелы. С удивлением спрашивает Александр Каракозова: "Почему ты в меня стрелял?" Он явно не понимал происходящего с ним и с Россией, не понимал исторической неизбежности этого экстремизма. Не понимал, что если сами русские цари только за 150 лет

27. европейской выучки смогли прийти к мысли о необходимой постепенности, то вновь родившимся разночинным гражданам нужно дать для этого переосмысления хотя бы несколько десятилетий.

28. Александр увидел в Каракозове и его товарищах - выродков. И уничтожил их. В начавшемся противоборстве с нигилистами на задний план стало отходить продолжение задуманных реформ. Они стали казаться не спасением, а, напротив - источником всех бед.

29. В запутавшемся воображении царя-освободителя вставали картины недавней французской революции, судьба французского короля, начавшего с вынужденного созыва генеральных штатов, а кончившего гильотиной и гибелью династии. А ведь в этом-то вся разница: когда вынужден бессильно катить под откос, чем когда по своей воле и инициативе. Александр ничего уже не отличал, обуреваемый все больше мыслью: оставить все, вернуться к прочности отца.

30. За нарастанием репрессий следовало нарастание революционного террора, а вслед - очередная репрессия - отмена суда присяжных и наполнение казематов Петропавловки новой, чистой и горячей молодежью.

31. Замшелых стен седая вязь, /И как пройти не поклонясь
Петровой каменной невесте /Стоишь на смерть, Петру верна,

32. И вечно горькой крови нашей /К твоим губам поднесена
Неупиваемая чаша.

В войне царя с народовольцами вина царя нам понятна. Ну, а другая сторона безвинна? Чиста, молода, горяча. И кто осудит погибших?

33. Но вспомним: У их предшественников - декабристов - было оружие и давняя традиция переворотов и цареубийств. Но дворяне оказались демократичней разночинцев и отвергли кровавый путь.

34. Охота за царем-освободителем шла почти 4 года. Давно забыто время, когда царь мог прогуливаться свободно по петербургским улицам. Теперь его ежедневные маршруты меняются, визиты откладываются, но и террористы увеличивают размах своей охоты.

35. Степан Халтурин подкладываег бомбу под столовую в Зимнем дворце. Но снова Бог хранит царя. За охотой на несчастного императора с придыханием следит почти вся разночинная Россия. Террористов было немного, но много было им сочувствующих.

36. Обезумевший от страха царь-освободитель и обезземевший от взнуздывания и ярости конь-Россия - таков трагический конец лучшего русского царствования! Как будто кровь была необходима России для излечения от обуревавших ее бесов. И она была пролита 1 марта 1881 года. На этом месте, где воздвигли потомки храм Воскресенья на Александровой крови.

37. На последнем издыхании от провалов в борьбе с жандармами, лишь руками недавно привлеченных и ничего не понимающих мальчишек "Народная воля" все-таки достигла своей цели.

38. Драгоценной была эта кровь. Она заставила многих прервать гибельный путь вниз, к народном расправе, заставила отшатнуться с негодованием от недавних героев-террористов к Пушкинскому "О ужас, янычары". На этой трагедии разночинная Россия излечивалась от революционной горячки, возвращалась к положительному труду, науке, искусству, возрождению национальных традиций, повседневным малым делам, т.е. к формуле Жуковского.

39. Сам храм, ошеломляюще нарядный, выполненный по древнерусским образцам, в сплошном ковре резьбы и изразцов с мозаичными яркими, безукоризненного рисунка панно снаружи и внутри - но нет сил им любоваться, настолько здесь густа история. Он воспринимается нами лишь как жертвенное искупление вины живых.

40. А второй искупительной жертвой были сами убийцы. Глядя на храм, мы скорбим и о них, замечательных, в общем, людях, но так трагично пошедших по ложному пути.

41. И сколько надо церквей на крови,
Чтобы понять, отбросить прочь Химеры,
Что смертоносна вера без любви, /Как не спасает и любовь без веры.

42. И это дало свои революционные плоды, перевесив в XX веке трагический опыт предшествующих лет.

43. Гатчина

44. Взойдя на престол и покарав убийц отца, Александр III бросил смертоносную столицу и поселился на 40 км южнее, в укрепленной Гатчине.

45. Только здесь он чувствовал себя в безопасности.

46. Сегодня в Гатчинском парке внимание привлекают лишь два здания: Приорский замок, выстроенный Павлом I в дар последнему приору Мальтийского рыцарского ордена, принадлежностью к которому Павел очень гордился, и царский дворец.

47. Насколько поэтичен этот замок из сухой глины на берегу когда-то большого озера,

48. настолько безрадостно смотреть на эту тяжеловесную постройку, которую и дворцом-то не хочется называть. Крепость - вот более точное название. Все для того - и дозорные башни, и предмостные укрепления, водные рвы и специально охраняемый мост.

49. Сейчас здесь с удобством расположилась какая-то секретная организация.

50. Рядом с дворцом Александра III выстроен целый городок административных и хозяйственных учреждений тяжелого государственного стиля, символизирующий для нас дух последних лет царизма.

51. Зато заброшенная же царем-беглецом столица преображалась, зарастая чертополохом доходных домов. Александр II дал простор частной инициативе, а у его сына не было ни сил, ни времени, чтобы загнать частников в их прежнее небытие, выполоть эти наглые сорняки-цветочки.

52. Освобождение коснулось и женщин. Говорят, по уровню развитости женщин и их свободе можно безошибочно судить о развитии всего народа. Московская Русь характеризуется Домостроем, Петербургская Россия -

53. Александровским институтом для мещанок да институтом благородных девиц, возникших на базе Смольного монастыря.

54. Закономерности освобождения везде одинаковы. Образованным женщинам оказалось мало доли матери и хозяйки. Любовь к отсталой и несчастной стране требовала от них личной деятельности, а порой подвига. Зарубежные студентки, медсестры, артистки, учительницы, нигилистки, революционерки, общественные деятельницы.

55. Пожалуй, женщины - это последняя категория освободившихся подданных в русской империи. Сперва дворяне, потом крестьяне, теперь женщина - и вот вся страна стала свободной - нет, пока лишь экономически.

56. Может, женщины тогдашней России, мечтающие о свободе слова и печати, не ценили это право, т.е. право на личное, частное дело, дело своей жизни. Свободно вести исследования и преподавание, писать свои книги, налаживать собственную работу, строить собственный и по своему вкусу дом - этим правом на расчищенной от крепостничества почве русские воспользовались в полной мере в эпоху двух последних, слабых и недалеких императоров.

57. Конечно, все это отразилось на архитектуре. Государственному покровительству, по-видимому, обязаны громоздкие здания в псевдорусских, псевдомосковских традициях, под старину, когда так крепка была царская власть.

58. Но гораздо чаще появляются в те времена совсем иные, модернистские здания, самых разных стилей или совсем без стилей. Бессистемность, отсутствие архитектурной дисциплины, безвкусица новых "доходных домов" стали притчей во языцех в кругах художественной интеллигенции.

59. Вот как печалится дореволюционный путеводитель по Петербургу. "Петербург уже не тот... Почти нет тех обширных цельных ансамблей, и совершенно нет того единства зданий, улиц и всех атрибутов: уличных вывесок, фонарей, мостов, что были прежде.

60. Получается конгломерат сооружений, который скорей напоминает живописный базар" провинциальной архитектурной красивости, нежели столичную, гордую, чуть холодную, но царственно величавую выдержанность...

61. Эпоха буржуазного и демократического модернизма на деле чужда Петербургу, лишь восстановление прежних архитектурных канонов может увеличить красоту нашего города".

62. Активно выступала против новой архитектуры группа "Мир искусств". В 1907 г. Александр Бенуа писал: "Он если красив, то именно в целом, большими ансамблями.

63. Если сравнивать виды Петербурга с некоторыми видами Парижа, то невольно явится на ум сравнение строгого римского сенатора с восхитительной греческой вакханкой. Но ведь и в римском сенаторе не меньше обаяния, чем в вакханке, иначе бы римский сенатор не покорил весь мир и ту же самую вакханку.

64. В Петербурге есть именно тот дух формально совершенной жизни, несносной для общего российского разгильдяйства, но, бесспорно, не лишенный обаяния. Это какой-то каменный колосс, чудовищный и пленительный в одно и то же время...

65. Но вокруг этого Рима и Вавилона растет какая-то подозрительная трава с веселенькими цветочками, воздвигаются какие-то огромные дома с приятными роскошными фасадами, открывающие залитые светом магазины, наполненные мишурной дрянью, отделанные всякой дешевкой, омерзительными лепными украшениями - происходит что-то нелепое, даже неприличное.

66. За очень немногим случаем этот город уродуется, т.к. только то, что в нем старого, то и хорошо. Петербург времен Екатерины и Александра был красив и благороден, а что теперь, в нем строят только нелепо, безобразно и пошло". Какой же путь предлагает дореволюционный путеводитель для спасения? - А вот какой.

67. "Нужно, чтобы дома были ровные, мостовые однообразные... необходимо принуждение к планомерной застройке. Если нельзя подчинить право строить диктатуре (хотя отчего нельзя - ведь было же так в эпоху Николая I), то хотя бы установить контроль.

68. Современный Петербург все более становится шаблонным, европейским. Лишь общая дружная работа по застройке, лишь диктатура художественной власти в распределении мест построек и привлечение лучших сил - спасут столицу".

69. Прошло-то всего полвека полусвободной, полуевропейской жизни, а в среде художественной интеллигенции уже началась реакция на это буржуазное развитие. Они закрыли глаза на истинный облик

70. старого Петербурга, увековеченный французским туристом: азиатские хибары на приступе у античных дворцов. Старый Петербург стал ассоциироваться лишь с главными ансамблями. Тоска по прошлому величию выдвигала требование художественной диктатуры.

71. Но, когда она пришла с революцией, эта диктатура, ее провозвестники почему-то оказались в эмиграции у разбитого корыта. Но это уже совсем иная тема.

72. Буржуазное развитие вызвало реакцию не только в архитектуре. В литературе усилились декадентские течения и, особенно, символизм, связанный с поисками новых религий, с восточной мистикой. Возникла нужда даже в постройке буддийского храма. И вот мы стоим перед ним, и много раз удивляемся и добротности постройки, и непривычной композиции, и

73. красивым узором отделки, и символам, из которых нам доступен только круг счастья, а главное, тому,

74. что нужна была эта вера людям, живущим в начале нашего века.

75. А мечети мы радовались, как старой знакомой. И высоченные минареты, и портал в сталактитах, и голубой купол - все было, как у ее сестер на родине. Казалось, она терпит здешний холод, чтобы люди глядели на ее купол, светлели и учились веротерпимости.

76. П. Лукницкий
Над куполом не голубое небо, /Палящий зной не целовал мечеть,
Нет уголка, усталый путник где бы, /Прохладе рад, стал о Медине петь.
Нет... Над болотом, скованным цепями /Тяжеловесных каменных громад,
Стоит одна, опутана снегами, /Пронизывающими Ленинград.
Чтоб тяжелей еще была разлука /Над ней свинец опущенных небес
И не услышать ей, гортанным звуком /Пророненное: "Д?рига-аттес"...

77-78. Павловск

79. Уставшие от наглости народившихся купцов, ростовщиков, казнокрадов, видов доходных домов, от жестокости и грязи первоначального накопления капитала, интеллигентные дети шестидесятников стремились

80. в дедовские усадьбы, к идеалам классической простоты, к вишневым садам, еще не срубленным хамским топором. В таких усадьбах, пусть не столь великолепных, как Павловское, и зарождались новые направления искусства.

81. Вот как об этом не без преувеличения писала Анна Павловна Философова: "Русское декаденство родилось у нас, в Богдановском. "Мир искусства" был создан здесь моим сыном и племянником Сережей Дягелевым. Для меня, женщины 60-х годов, их разговоры звучали так дико, что я с трудом сдерживала свое негодование. Они надо мной смеялись".

82. Однако, гуляя по старым аллеям и обдумывая необходимость эстетической диктатуры, пусть ради искусства, дети шестидесятников забывали и не хотели знать, как создавалась и каким рабством держалась восхищавшая их красота.

83. Есть и сейчас в Богдановском немой, но красноречивый свидетель расточительности былых владельцев. Зеленой кудрявой стеной обступает великолепный старинный сад небольшой Богдановский дом.

84. "Я мой рай земной, мой Богдановский сад, ни на что не променяю" - говорил старый Философов. Для него это был не просто парк. Это была ожившая, принявшая зеленую, вечно изменчивую форму, мечта об изящном.

85. Прелестные, задумчивые, точно из Тургеневской повести взятые пруды. Так поэтично склоняют над ними свои гибкие ветви плакучие ивы и березы. В этих уголках вода и деревья, по молчаливому сговору, окутывают... одним общим очарованием северной вкрадчивой природы, но если прислушаться к их голосам, они расскажут жуткие повести издевательства, насилия и надругательства человека над человеком.

86. Все женихи и невесты, подвластные Дмитрию Николаевичу, перед свадьбой обязаны были вырыть определенное количество земли, углубить и расширить пруды. Когда гости приезжали, хозяин Богдановского водил их

87. по причудливым тенистым дорожкам среди павильонов и беседок, показывая им павлинов, черепах, лебедей, и чувствовал себя не диким барином, а насадителем изящного в глухом медвежьем углу. 1000 человек 10 лет засаживали и разрабатывали 20 десятин сада Философых.

88. Одна половина сада была устроена еще в первую половину XVIII века в Версальском стиле. Прямые широкие аллеи, причудливо остриженные липы, ели на фоне высоких шпалер из деревьев. За садом текла речка из темной торфяной воды. За нею начинался лес. Превратил этот лес в парк английского типа, сообразно вкусу времени. Речка и болотистая долина были превращены в колоссальный пруд, напоминающий озеро. В пруду выросли острова.

89. Живописные мостики были переброшены через протоки и каналы. Общий план нового сада принадлежал французу Дебосу. От острова отплывала лодка с нарядными крепостными девушками.

90. Они обязаны были очищать зеркальную поверхность воды от вытянувшихся со дна болотных листьев.

91. В своих поездках Дмитрий Николаевич, как и всюду, был окружен обычным крепостным гаремом. Даже заграницу он возил его с собой, поражая иностранцев такой необычной свитой, красавиц Василис и Параш. Зато после освобождения Василисы и Параши вволю натешились над барином. Раскачают на простынях да бух об пол. Только приезд сына оградил старика от дальнейших расправ.

92. Так он и шел сквозь жизнь, полный желаний и капризов, творивший свою волю в маленьком кружке, в центре которого стоял беззаботный, но любопытный, не глупый и ленивый вольтерианец, требовавший безграничной покорности и от собственных рабов, и от собственных сыновей, эстет и любитель искусств,

93. не в меру тесно сливавший любовь к красоте с любовью к красивому женскому, чаще всего крепостному, телу, а на деле тиран людей, прелюбодей, гнусный развратник, необузданно желающий удовлетворить каждый свой каприз, каждую блажь.

94. Высокое звание дворянина и эстетические интересы - вот тот идейный, если хотите, моральный пьедестал. Стоя на нем, владелец богдановской вотчины равнодушно и презрительно топтал своими барскими каблуками покорную, задавленную, замученную толпу крестьян.

95. Под зелеными сводами аллеи Богдановского парка в своеобразной символической игре сменялись поколения,

96. с их думами и мечтами. На смену эстету и деспоту Д.Н. Философову пришла хозяйкой шестидесятница Анна Павловна - радостная, мудрая женщина, для которой деятельность на пользу ближнего была самой подлинной потребностью, которая суеверно боялась эстетизма, а сама была полна красоты. Не успело истощиться ее влияние на жизнь, как в том же самом Богдановском

97. народилось новое духовное течение, водрузившее над старым дворянским гнездом спущенное знамя искусства, красоты, как самодовлеющей ценности. Иные были на нем письмена, другим цветами и огнями горело оно, но были в нем отсветы переживаний старого владельца.

98. И это напугало Анну Павловну. Ее вдруг окружили противники, тоже стремительные и патетичные, но отдававшие свой пафос не людям, не пользе, а искусству, потому что оно самоцельно и свободно.

99. Почему же так несчастна Россия, что сама память в ней ядовита? Но ведь не вспоминать предков, забыть прошлое, значит, впадать в петровский экстремизм, конструировать жизнь на пустом месте, вспоминать же предков и следовать их вкусам, значит восстанавливать все ту же гнусность рабства и азиатчины?

100. Каков же выход их этого дремучего тупика?

101. Начался XX век, в стране и ее столице нарастал кризис.

102. На авансцену выступал новый слой граждан,

103-104. разбуженных к сознательной жизни.

105. В январе 1905 года на Дворцовую площадь вышли с демонстрацией-петицией питерские рабочие.80 лет назад диссиденты-дворяне получили от Николая Романова пушки и картечь.

106. Теперь диссиденты-рабочие получили от второго Николая Романова еще более подлые пули. Но век был уже другой. Если первый Николай легко выкосил первую зеленую поросль, то второй Николай за это поплатился едва ли не победоносной революцией.

107. И только вырванный у царя манифест на созыв первого русского свободного парламента продлил самодержавие до 17 года. Делегаты собрались в Таврическом дворце.

106. Построенный самобытным нашим архитектором Иваном Старовым, сдержанный внешне и великолепный по архитектурному замыслу и украшению внутри,

109. этот дворец был излюбленным образцом для русских дворянских усадеб. Теперь здесь ВПШ. Но был период, длившийся целых 12 лет, когда здесь заседал русский парламент. Уникальное, единственное, небывалое в России время. Вон куда мы поднимались в своем развитии, говорит нам это здание. Но это нам, потомкам.

110. А современникам этот экзотический плод казался горьким, урезанным и оплеванным, развратным и бессильным. Первый русский парламент, и как же его поливали и не уважали - от моралистов до большевиков. Царь год за годом, шаг за шагом все больше отнимает права и сферу действия разрешенной им Думы, стремясь свести власть Таврического дворца к нулю. И, втянув страну в мировую войну, добился своего. Буржуазная демократия в стране была сметена красно- и черносотенной реакцией вооруженного общинного крестьянства.

111. Пришло время исполнения Кюстиновских пророчеств. "В стране нет независимых купцов и ремесленников. Да и откуда взяться здесь среднему классу, который составляет основную силу общества и без которого народ превращается в стадо, охраняемое хорошо выдрессированными овчарками? В истории России никто, кроме государя, не выполняет своего долга, своего прямого назначения - ни дворянство, ни духовенство. Подъяремный народ всегда достоин своего ярма. Не пройдет 50 лет, как либо цивилизованный (европейский) мир снова подпадет под иго варваров, либо в России вспыхнет революция, гораздо более страшная, чем та, последствия которой Европа чувствует до сих пор". Совсем немного ошибся Кюстин в сроках.

112. Петербургский период русской истории окончился вместе с падением Государственной Думы и ее преемников, сначала Учредительного собрания, а затем и многопартийных Советов.

113. А это дворец Юсуповых. Говорят, именно здесь был убит Григорий Распутин, мужик-проповедник, в лице которого изуверская Россия подчинила себе высшую власть.

Никогда еще эта связь-опора самодержца и дикого крестьянства не выпирала так нагло и откровенно из европейской одежды, как в эти последние годы.

114. Великосветские недоумки попытались решить всю проблему традиционным русским способом - убийством. Из этой двери они выволокли Распутина на лед Мойки и утопили в проруби.

115. Но чего ж они добились? Ведь Распутин был лишь малой язвой гигантского гнойника. Сроки истекли, и он прорвался.

116. Короткой была Петербугская цивилизация - всего 2 столетия. Укрепление рабства принес свободный

117. европейский ветер в прорубленное Петром окно. В последние 60 лет полусвободного развития в русской интеллигенции крепло отрицательное отношение к этой роли Запада и ее воплощению - Петру!

118. Рождающиеся русские граждане начали отождествлять себя с противниками Петра, с раздавленной всадником змеей. Но кратким был момент этой острой догадки: Она мелькнула и сменилась вновь бредовым отношением к буржуазным годам, страстным ожиданием нового Петра. Круг замкнулся.

119. Яков Полонский "Белая ночь" 1862

Скажи, куда идти за счастьем, за отрадой,
Скажи на что ты зол, товарищ бедный мой?
Вот - темный монумент вознесся над гранитом...
Иль мысль стесненная твоя
Спасенья ищет в жале ядовитом, /Как эта бедная змея
Под медным всадником, прижатая копытом /Его несущего коня?

120 Иннокентий Анненский "Петербург" 1910
Сочинил ли нас царский указ?/Потопить ли нас шведы забыли?
Вместо сказки в прошедшем у нас /Только камни, да страшные были.

121.Только камни нам дал чародей, /Да Неву буро-желтого цвета,
Да пустыни немых площадей, /Где казнили людей до рассвета.
А что было у нас на земле /Чем вознесся орел наш двуглавый.

122. В темных лаврах гигант на скале, /Завтра станет ребячьей забавой.
Уж на что он был грозен и смел /Да скакун его бешеный выдал
Царь змеи раздавить не сумел /И прижатой стала наш идол.

122а.Ни кремлей, ни чудес, ни святынь,/Ни миражей,ни слез, ни улыбки...
Только камни из мерзлых пустынь /Да сознанье проклятой ошибки.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.