В.и Л.Сокирко Белоруссия и другое

Том 12. Белоруссия и другое. 1982г.

Диафильм "Белая Русь"

(Перелом болезни)

Б
Смотреть онлайн
Отдельные слайды

431. Часть IV. Перелом болезни

432. 1. Леонполь - Память о Костюшко

В бывшем имении графов Лопатьинских, на Двине у самой границы с Псковщиной, стоит до сих пор эта колонна - памятник Конституции 3 мая 1791 года, поставленная вольнолюбивым графом на виду у грозного русского врага.

433. Он ожидал, что майская Конституция станет непреодолимой преградой против Азии, восточного варварства, ну, и так далее. Но, скорей всего, граф в конституционных тонкостях особо не разбирался, Конституцию-91 и шляхетские вольности валил в одну кучу.

434. А может, Лопатьинский был не заурядным шляхтичем, а сподвижником Костюшко, и тогда на эту колонну мы вправе смотреть как на памятник истинным героям, провозвестникам новой Польши, защитникам не столько свободы, сколько равенства и братства. И, прежде всего, как на памятник Тадеушу Костюшко.

435. Украинец по фамилии, западный белорус по месту рождения, Тадеуш Костюшко стал величайшим героем Польши по судьбе. Насмотревшись в детстве на жестокости отца-крепостника, он смог преодолеть чувство мести и признать в душе своей справедливость убийства отца отчаявшимися крестьянами.

436. Он выучился в Кракове и Франции в способнейшего офицера, но в полководца и генерала он вырос в битвах за независимость Соединенных Штатов Америки. Он не успокоился на победах. Передав все свои награды в фонд освобождения американских негров, он вернулся в Польшу и возглавил все живые силы страны, выступивши в защиту майской Конституции.

437. После первых побед, его тяжело ранили под Мацевичами и взяли в плен, на годы Петропавловской крепости. И только случай: Павел I его освободил.

438. Дальше Костюшко бездействует, но в этом и состоял его последний подвиг: отказ от ненужной вооруженной борьбы. Он отклоняет приглашение Наполеона командовать польскими легионами и власть над организованным тогда якобы независимым Польским княжеством. И тем более отвергает участие в походе на Россию. Отклоняет он и аналогичные предложения Александра I. Ибо главного - независимость Польши и отмену крепостничества, равноправия граждан они не желали.

439. А Костюшко заявлял: "Я не буду биться за одну только шляхту. Я хочу свободы всей нации, и только ради нее буду жертвовать своей жизнью" Вот о чем может напомнить нам этот столп...

440. Когда в Леонполе мы спрашивали местных, как пройти к памятнику Конституции, нас никто не понимал. Пока одна белоруска не догадалась: "Может, Вам надо Колонну Наполеона?... Так вон туда...

441. "Колонна Наполеона" - вот чем в белорусской памяти осталась Конституция 1791 года, за которую дрались Костюшко и другие благородные люди Речи Посполитой. Какая несправедливость!

Но что же делать, если народная память хранит дела людские только в главном. А здесь западная свобода отождествилась с враждебным нашествием и покрыта лесом забвения.

442. А.Мицкевич - поэма "Пан Тадеуш или последний наезд в Литве"

443. 2. Опса - Графская усадьба

Шляхетский старый двор стоял в былые годы.
Скрывали тополя его от нeпогоды,
И стены за листвой зеленой, вырезною
Издалека еще светились белизною.

444 Уютный старый дом, и рига там большая,
И скирды перед ней - приметы урожая;
Не могут под стрехой все скирды поместиться,
Недаром славится литовская пшеница!

445. Как жаль, что невозможно зачитать всю поэму, драгоценную для каждого, кто хотел бы узнать прошлую жизнь Белоруссии-Литвы, увиденную глазами романтического и доброго шляхтича. Приведем хотя бы несколько характерных зарисовок.

446. Вот граф и очаровательная пани Телимена, успевшая стать в Петербурге светской львицей, ведут изысканную беседу:

447. Речь повели они о дуновеньях нежных,
О скалах голубых, о шуме волн прибрежных
И, отдавая дань своих восторгов югу,
Хулили родину и вторили друг другу.

448.А между тем, налево и направо,
Литовские леса темнели величаво...

449 А вот воспитанница Телимены Зося:
Вся в белом, тонкая, молоденькая панна,
Легка в движениях - точь в точь струя фонтана!...

450."Ты, Зося, не дитя, пора остепениться!
Тебе четырнадцать, ты взрослая девица!
И внучке стольника, конечно, не пристало
Возиться с птицами, якшаться с кем попало!
С крестьянскими детьми ты нянчилась довольно,
Поверь, что на тебя смотреть мне даже больно!
Фи, загорела ты, как дикая цыганка,
А неуклюжа как: ни дать, ни взять крестьянка!

451. Граф - самый богатый и знатный герой поэмы, почти магнат. Прельстившись запустелым спорным замком, он легко пренебрегает законами, вербует окрестную шляхту для вооруженного захвата, наезда:

Отлично! - Граф сказал. - Твой план сарматско-готский
Мне больше по сердцу, чем суд их идиотский!
...Наш доблестный поход сулит пролитье крови,
Подобные дела и для меня не внове!

452. Почти все герои поэмы, в том числе и граф, ждут Наполеона, как избавителя от москалей:

"Ну, если к подвигам ты чувствуешь охоту,
Ступай! - промолвил ксендз, - да сформируй-ка роту!
И пан Потоцкий наш к французам изумленным
Пришел не налегке, а с целым миллионом!
А щедрый Радзивилл! Он заложил именье
И конных два полка привел с собой, не мене!"

И граф привел полк и получил от Наполеона звание полковника.

453. Легко поддается агитации ксендза самый положительный шляхтич - Судья Соплиц. Ксендз ему говорит:

Ведет Наполеон к нам армию такую,
Какой не видел свет, и я душой ликую!
Ведь польские войска идут в рядах французов
С орлами белыми! Домбровский... Славный Юзеф!
По мановению руки Наполеона
Соединятся вновь отчизна и Корона.

454. На что Судья отвечает:

Хотя я отроду с политикой не знался,
Хозяйству предан был, судейством занимался,
Но шляхтич я - пятно на чести мне обидно,
Поляк я, мне и смерть за родину завидна!
...Ударим конницей, поставим все на карту,
Тадеуш, рядом я - навстречу Бонопарту.

455. Либерал - Интересно, что, ожидая Наполеона, о восстановлении Конституции никто не вспоминает. Только один - да и тот - балаболка:

О Конституции рассказывал Подчаший.
Реформы завести хотел в округе нашей
На основании французского открытья
О равенстве людей...
Борясь за равенство, Подчаший стал маркизом! -
Он моде уступал и всем ее капризам,
А каждый модник был в те времена маркизом!
Когда же Франция переменила моду,
То демократом стал Подчаший ей в угоду!
Теперь Наполеон у них владеет троном,
И прежний демократ зовет себя бароном.

456. А вот представители многочисленной обедневшей шляхты.

Шляхетским мужеством и красотой шляхтянок
Добжинский род в Литве прославил свой застянок.
Он многолюден был...
В былом - на сеймиках, на сборах - то ли дело!
Жизнь беспечальная в довольстве протекала.
Теперь Добжинские работают немало
И только что сермяг, как прочие, не носят,
В холстине крашеной и жнут они, и косят...

457. Из этих трудовых будней они рады любому случаю выбраться на магнатскую охоту или наезд, рады любому случаю подраться:

Я знаю лишь oдно, что разум кенигсбергский
Хорош для немчуры - а у меня шляхетский.
Когда на бой иду, то верю я в дубину.
Когда умру, пускай проводит ксендз в могилу...
Мы воевать хотим. Да с кем же? - С москалями!
Эгей же на царя! Распоряжайся нами...

458. Старый Матек И только старый боец с москалями, глава рода Матек Добжинский, видит французское грабительство: "Сам видел, как они бесчинствуют в деревне, бьют женщин. Не щадят и веры нашей древней".

И способен бросить шляхте горькие упреки:

"Глупцы, остались вы, как были, дураками,
За спор чужой теперь поплатитесь боками!
Пока вы спорили о Речи Посполитой,
О благе родины без умолку час битый,
Вы не могли ни в чем добиться соглашенья
И сообща принять хотя б одно решенье".

459. Описаны в поэме и ненавистные москали. Но эти храбрые солдаты не вызывают у читателей неприязни. Они просто вынуждены вмешаться

460. в наезд ради защиты порядка, но гибнут почти все (под ударами как защищаемых, так и наездчиков. Причем интересно, что если русский капитан Рыков пытается кончить дело миром, то майор, недавний поляк Плутович, противится этому и тем самым вызывает трагедию... Мы могли бы понять ненависть уцелевших солдат к этой обезумевшей шляхте, но ненависть другой стороны можно объяснять только инстинктом.

461. Сельский корчмарь - еврей Янкель
Почтеннейший еврей известен был в округе
Своей готовностью оказывать услуги.
И жалоб на него не поступало к пану.
Что жаловаться тут? Не прибегал к обману,

462. Напитки добрые всегда держал за стойкой,
И пить не запрещал, гнушаясь лишь попойкой.
Крестины, свадьбы - все справлялись у еврея,
Звал музыкантов он, расходов не жалея...

463. К тому же обладал еврей большим талантом,
Он цымбалистом был, отменным музыкантом.
... Еврей, приобретя почет и капиталы,
Повесил на стену звенящие цымбалы,
А сам осел в корчме и стал главой общины,
Торговлей занялся и зажил без кручины.

464.Желанным гостем он бывал под всякой кровлей,
А так как был знаком и с хлебною торговлей,
Советы подавал, и за услуги эти
Поляком добрым он прослыл в родном повете.

Но и Янкель готовит восстание против русских, втайне закупает в Кенигсберге оружие и хранит его до срока.

465. Пожалуй, в его корчме только один человек - мужик - недоверчиво относится к наполеоновским планам:

Затылок почесав, сказал мужик не споря:
"Ну что до шляхтичей, так вам еще полгоря,
Но лыко с нас дерут! " - "Хам! - закричал Сколуба,
Пусть лыко с вас дерут, как с молодого дуба,

466.Привычны вы к тому. Вам, хлопам, так и надо!
Но к воле золотой привыкли мы измлада!
И шляхтич у себя, скажу при всем народе..."
"Да! - подхватили все, - он равен воеводе! "

467. Чувствуется, что автор поэмы, конечно, знает всю тяжесть проблемы отношений мужиков со шляхтой, но не хочет касаться ее в своей поэме - лебединой песне - воспоминания о Родине. Когда в конце поэмы Тадеуш и Зося освобождают своих крестьян, их приближенный Гервазий выступает против таких фантазий:

468. Не оказалась бы та выдумка немецкой,
Свобода искони была у нас шляхетской!
Хотя произошли все люди от Адама,
Но хлопы, слышал я, ведут свой род от Хама,
От Сима - шляхтичи, евреи - oт Яфета, -
Зато и властвуем от сотворенья света!

469.Стыдно! Конечно, Мицкевич многое знал. В примечаниях он со стыдом поминает, что польские паны поставляли в Петербург женщин из голодной Белоруссии по 200 франков за штуку. А мы со стыдом читаем, что находились русские господа, зарившиеся на живой товар.

А чтобы уж испить чашу до дна, вспомним оценку могилевского губернатора: "Крепостное право в белорусских губерниях гораздо более имело характер личного рабства, чем в губерниях российских" и ... прославленную жестокостью пани Стоцкую из-под Мозыря, которая своих людей "била палками, секла розгами, растягивала на дыбе, сажала на цепь, шпарила кипятком, таскала нагими по бугристому льду, жгла железом, зауздывала женщин..." - а наказана была не шляхтой, а все же царем.

470. Нет, не могли хлопы идти за шляхтой и Наполеоном. Идиллическое чувство единства с народом, с Родиной обманывало многих благородных шляхетских детей, в том числе и 14-летнего Мицкевича, с восторгом встретившего в 1812 году и приход Наполеона, и декларацию варшавского сейма о "войне с Россией за свободу, о воссоединении Литвы и Белоруссии с Польшей и Западом...

471. Война! И юноши тотчас же рвутся в битвы,
А женщины творят с надеждою молитвы,
И повторяют все с восторгом умиленным:
"С Наполеоном Бог, и мы с Наполеоном!"

472. Полна предчувствия грядущих испытаний,
Я не забыл тебя, весна моих мечтаний.
Рожден в неволе я, все отдал бы за волю,
И лишь одна весна мне выпала на долю!

473. Много лет назад, бродя по Бородинскому полю, мы спрашивали себя - как случилось, что наш народ воевал против французской свободы. Теперь мы знаем: сражались здесь не только французы, но и поляки - и не только за свободу, но и за возвращение себе Литвы-Белоруссии, как части польской родины.

474. Мы теперь знаем, что против наших героев в Бородино стояли тоже убежденные, чистые люди. Пушкин и Мицкевич питали к походу Наполеона противоположные чувства, но это не помешало потом им стать друзьями. А их разрыв после польского восстания 1831 года, Пушкинское предупреждение французам не повторять ошибки Наполеона - имели глубокие причины.

475. Прошло время, и сегодня мы способны воспринимать правоту и неправоту обоих, любить и учиться у них. Сбывается мечта Мицкевича:

Дожить бы мне до радостного мига,/ Когда войдет под стрехи эта книга,
Чтоб девушки за пряжею кудели / Не только бы простые песни пели...

476. Чтоб взяли девушки ту книгу в руки, / Простую, как народных песен звуки...
Ведь рутовый венок, сплетенный жницей / Лаврового венка милей сторицей.

477. 3. Витебск - Наполеон и поляки После раздела Речи Посполитой первой столицей уже не Литвы, а Белоруссии царским указом был определен Витебск.

478. До сих пор в парке над Двиной стоит дворец первого генерал-губернатора Белоруссии, его королевского высочества, принца Александра Вюртембергского. Но людям дворец больше памятен пребыванием Наполеона перед вступлением его в саму Россию, в Смоленщину.

479. Здесь он провел несколько дней, прорабатывая стратегию завоевания. Один из величайших европейских деятелей, последнее слово Французской революции, пришел во всемогуществе в Белоруссию и готовился занять всю Московию. Чтo же он нес? Какие права и свободы? - Оказывается - ничего. Одно завоевание и грабеж даже поляков. И ничего взамен!

480. А ведь польские легионы уже столько лет воевали и доблестно гибли за его интересы, ожидая, что придет час, и Наполеон восстановит Польшу. Что же заявляет революционный император, появившись в 1806 году в освобожденной от пруссаков Варшаве? - "Господа, мне необходимы сегодня же 200 тысяч бутылок вина и столько же порций риса, мяса и овощей. Никаких отговорок, иначе я оставлю вас русскому кнуту. Я требую доказательств вашей преданности. Мне нужна ваша кровь".

481. Если в мае 12 года он заявляет, что желает посадить на коyz всю Польшу ради второй польской войны, то, начав поход, уже ни о какой новой Польше не желает слышать и рассредоточивает польскую армию по своим частям. Окончательно деморализовавшись в Москве, Великая Армия не смогла удержаться ни в обглоданной Белоруссии, ни в обманутой Польше,

482. а там и во всей Европе. И Маркс подытоживает: "Не поражение Наполеона заставило его покинуть Польшу, а его новая измена Польше была причиной его поражения".

483. У стен витебского дворца давайте вспомним горькие слова прозревших польских волонтеров свободы, верно служивших Западу: "Мы утешали себя тем, что служим человечеству... На деле же, служа Наполеону, мы полностью изменили нашему национальному призванию. Наши легионы вынуждены были отплыть в Сан-Доминго и бороться с цветным народом, поднявшимся за свою независимость. Мы были вынуждены также в качестве наемных и покорных солдат стать участниками вторжения в Испанию и Португалию, где нас бросали, как авангард, в самые опасные места!... Предадимся глубокой печали при воспоминании о польских уланах, первыми врывавшихся в героическую Сарагосcу.

484. О, Польша, закованная в цепи! Ломай горестно руки, видя, как твои обезумевшие сыновья налагают цепи на независимые народы! Свыше 20 лет Польша обрекала 300 тысяч своих храбрейших сынов на служение для поддержания деспотизма Наполеона. Мы сами были бы в силах стать независимой нацией, однако, мы полагали, что гораздо легче быть сателлитом Франции, верить в ее обещания и богохульственно ждать соизволения из уст Наполеона» "...

485. - Да неужели и этот трагический опыт надежд на Запад ничему не учит ни нас, ни поляков, кого он так кровно касается?

486. И разве не чувствуем мы правды в обращении Пушкина к французскому парламенту:

О чем шумите вы, народные витии? / Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? - волнения Литвы? / Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою, / Вопрос, которого не разрешите вы...:
Оставьте нас: вы не читали / Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда / Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага; / Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага - / И ненавидите вы нас...

487. XIX век - время сосуществования польского и русского народа в oдном государстве и время положительного влияния друг на друга. Конечно, были и такие, как Фаддей Булгарин, сын товарища Костюшко, выросшего в отцовской ссылке, учившегося в Петербурге, а потом воевавшего в наполеоновских легионах в Италии и России. Но в 1820 году он вернулся в Петербург сначала плодовитым либеральным автором, а затем благонамеренным издателем и доносчиком по совместительству, ненавистного не только Пушкину, но и всем честным людям.

488. Может, подобные перевертыши и вызывали неприязнь у Федора Михайловича Достоевского? Нельзя скинуть со счета и то, что польская знать была образцом для подражания русскому дворянству в мотовстве, любви к французской роскоши, в презрении к крестьянам, как бы гнала на восток волну рабства и крепостничества.

489. Но не забудем и польской чести и личного достоинства, впитанных русским дворянством еще в XVIII веке, не забудем польского духа вольности и жертвенной готовности в борьбе за свободу, которыми прониклись наши декабристы и народовольцы, социалисты и революционеры.

490. Не забудем Адама Мицкевича и Александра Грина. В польском пламени родился лозунг "За вашу и нашу Свободу»", где равенство и братство с русскими стало впереди знаменитой свободы. Польские вольнодумцы стали как бы истинными братьями русских и белорусов, и потому силой своего духа смогли зажечь их. Революция 17 года изменила всю Россию, а через нее - мир развивающихся стран.

491. Имена Дзержинского и Менжинского, великих чекистов - еще один поворот в теме польского влияния на Россию, наверняка, не последний.

492. В XIX веке поляки приобрели больше уравновешенности, любви порядку и равенству перед законом, а русские - стремление к свободе и развитию. У этих двух народов при драках сильно портились характеры, при мире же - дополнялись и развивались. A, чтобы кончились споры и мир был вечен, необходимо существование независимой Белоруссии между ними. Не польской, и не русской, a самой по себе!

493. Часть V. Адрадженьня" (Возрождение)

494. 1. Друскининкай. - Талашкино - Возрождение культуры Литовский Друскининкай возник как королевский курорт на лечебных водах, да и сейчас остался курортом вокруг нового костела и совсем нового бальнеологического центра.

495-497.

498. Душой города является память о Миколасе Чюрленисе,

499. выросшем здесь в конце 19 века.

500.Правда, образование ему дали польские магнаты Огинские, учился он в Варшаве и Лейпциге,

501. но мировым художником он стал в родной Литве.

502. В его лице самобытная литовская почва наконец-то выразила себя миру. Плеяда литовских поэтов и художников, среди которых Чюрленис

503-504. лишь самый известный, завершила процесс возрождения нации, начавшийся после гибели Речи Посполитой и отмены крепостного права, как бы расчистившей место под солнцем.

505. Те же факторы действовали и в Белоруссии. Общий царский гнет всех уравнивал. Теперь белорусы родом, получив образование, не превращались в поляков или русских. Часть их оставалась верной родному мужицкому языку, творила на нем и для своего народа.

506. С этого-то Возрождения - Адраджэньня - по-белорусски - началось национальное движение, сначала просветительское, а потом политическое. Большинство белорусских писателей писало под псевдонимами, подчеркивавшими близость к мужикам, и потому .К. Мицкевич становится Колосом, Луцевич - Янко Купалой, а Алоиза Пашкевич - Теткой. Без такого опрощения, наверное, трудно было нащупать почву, утвердить национальное достоинство.

507. И очень понятно, что белорусская поэзия началась с бунтарских стихов, чтобы сначала выкричать, а потом изжить вековую придавленность.

М.Богданович: Народ, белорусский народ! / Ты - темный, слепой, словно крот.
Тобою всегда помыкали, / Ты был подъяремным века.
И душу твою обокрали! / У ней даже нет языка!
Очнувшись от грозной беды / Болезни исполненный, ты
Неволен и крикнуть "Спасите"./ Ты должен "спасибо" кричать.
Услышьте же это, узнайте, / Кто сердцем готов услыхать!

508. Революция 1905 года стала временем подлинного пробуждения национального самосознания, партий и даже мечты о независимости, бодрого уверенного тона:

Янка Купала: Верю я, людьми мы станем, / Сгинет наш постылый сон,
Широко на свет мы глянем, / Век напишет нам закон!
А теперь мы из гранита, / А душа из динамита!
И могучими руками, / Братья, сбросим цепи сами!

509. И сколько времени еще должно пройти, чтобы в белорусской поэзии возобладали доброжелательные, спокойные, буржуазные, истинно-белорусские тона в обращении к соседям:

Адам Русак: Так будьте здоровы, живите богато!/ А мы уезжаем до дома, до хаты!

510. Обязательным условием национального возрождения всегда было обращение к языку простого люда, нации, на котором только и можно выразить и мысли, и чаяния, установить взаимопонимание нации, связать единой культурой, разбудить к творчеству дремлющие таланты.

511. В Белоруссии нужно было преодолеть как сильнейшее презрение ополяченных к грубому мужицкому языку, так и прямые запреты русских чиновников пользоваться мятежным латинским алфавитом. Еще большая сложность состояла во многоязычии самого народа. И все же белорусская интеллигенция выполнила свою задачу, создала национальную литературу.

512. И пусть на белорусском языке еще не появилось мировых шедевров, пусть до сих еще неясна сама перспектива его существования, а удельный вес разговаривающих на своем языке белорусов снижается, пусть даже в перспективе все белорусы станут говорить по-русски, белорусская культура уже не исчезнет - лишь затруднится общение с предками.

513.До сих пор труднейшей, но и многосулящей задачей является возвращение себе великих творений сынов белорусской земли - Мицкевича, Чюрлениса, Шагала, Малевича, Ст.Монюшко, Сырокомли-Кондратовича и иных, - и, что еще важнее: присвоение богатств русской культуры, которой в свое время помогли подняться.

514.И тогда возникнет чудо, подобное тому, что совершили русские художники и мастера в Талашкино, этом смоленском преддверии и предчувствии Белоруссии - вокруг организационного таланта и обаяния Марии Тенешевой. В ее имении были созданы школа прикладных . искусств, музей "Русская старина", художественные мастерские, с которыми работали известнейшие художники и тысячи местных талантов.

515.Их творчество стало известно не только всей России, но и миру. Для множества русских гениев открылась вдруг сказочная древняя глубина этой земли, и они щедро спешили поделиться и подпитать свои умелые руки и души: Врубель, Васнецов, Поленов, Репин, особенно Малютин, Балакирев, Андреев, Стравинский, Шаляпин, Блок и многие другие.

516. Большое участие в создании и росписи Фляновской церкви Святого Духа принял Николай Рерих, уникальный, всемирного духа человек. Уже тогда он чувствовал, что здешние места столь же глубоки и полны мудрости, как и священная земля Индии.

517. В 1905 году он вспоминает о Талашкине, а значит, и о всей Смоленской и Белой Руси: "У священного очага, вдали от городской заразы творит народ вновь обдуманные предметы без рабского угодничества, творит любовно и досужно, вспоминает заветы дедов, красоту и прочность старинной работы... и крепнут они для молодежи ясным примером".

518.2. Витебск - еврейский город Словарь Брокгауза бесстрастно сообщает: "В 1890 г. в Витебске было 59 тысяч жителей, в том числе евреев около 25 тысяч..." В других белорусских городах процент евреев был еще больше, так что можно считать, что к началу ХХ века большинство горожан в Белоруссии были евреями.

519. Вот впечатления И.А.Бунина в 1899 году: "Витебск показался мне древним и нерусским. Высокие, в одно слитые дома, с крутыми крышами, с небольшими окнами, с глубокими и грубыми полукруглыми воротами.

520. На главной улице было гуляние - медленно двигалась густая толпа полных девушек, наряженных с провинциальной еврейской пышностью. За ними скромно шли молодые люди, все в котелках... Я шел, как очарованный, в этой толпе, в этом столь древнем городе, во всей чудной для меня новизне..."

521. - Но куда вдруг исчезли белорусские горожане? Бесконечная борьба русских и поляков выживала из города белорусов. В результате к началу ХХ века еврейские синагоги потеснили и католические костелы, и православные церкви......Мы долго искали в современном Витебске хотя бы одну синагогу, чтобы убедиться: жили здесь евреи. Но безуспешно,

522. только наткнулись на памятник Машерову... В последнюю войну немцы уничтожили почти всех евреев, кто не успел эвакуироваться в Россию,

523. а оставшиеся после войны переселились в крупные города. Что поделаешь: научно-технический прогресс требует сосредоточения образованных людей.

524. История говорит, что на Руси евреи жили очень давно, и уже в древнем Киеве были специальные "жидовские ворота". Но было их мало, и они ничем особо не выделялись. Положение резко изменилось в пору Речи Посполитой.

525. Не будем сейчас вдаваться в саму историю этого знаменитого и, может, самого почвенного народа мира, угнетаемого, расселившегося по миру, но сохранившего свой язык, религию, обычаи почти неизменными в течение тысячелетий, и вместе с тем - необычайно подвижного, прогрессивного народа, давшего миру священные книги христиан и мусульман, множество ученых и художников, финансистов и промышленников. И в то же время окруженного в веках ненавистью антисемитизма.

526. Только в Слониме мы увидели старую синагогу, сегодня занятую пивным баром. Богатый барочный вид здания XVII века говорит о процветании. И действительно, тогда евреи добились, что в части владения имуществом, охраны своей чести и жизни, религиозной свободы и даже права не платить подати, они были приравнены к шляхте, т.е. стали вторым феодально-привилегированным сословием, что, понятное дело, вызывало у наиболее угнетенных православных низов ненависть не меньшую, чем к панам.

527. Мало того, еврейские общины обладали органами самоуправления - местными кагалами, сеймиками, Генеральным Сеймом, независимым судом на основе Талмуда, неподчинение которому каралось вплоть до смертной казни. Евреи стали как бы особым государством в государстве, привлекая этим в страну множество переселенцев со всей Европы.

528. Словарь Брокгауза рассказывает: "Поддерживаемые шляхтой, в качестве арендаторов ее имений, и католическим духовенством, которым платили большие проценты, евреи быстро побеждали торговцев-христиан и занимали их место".

529. Однако, с вхождением Белоруссии в Россию и введением запретной черты оседлости, положение их изменилось. Средством преодоления черты оседлости стало приобщение евреев к светскому образованию вот в таких училищах, как в местечке Мир. Видно, что это уже не традиционный талмудический хедер, а учебное заведение нового типа.

530. Евреи Речи Поcполитой, как и полагалось господам, считали зазорным для себя физический труд. И в России с занятиями с землей тоже получалось неважно, а вот в ремесла и промышленность они пошли охотно. В русских городах они становились интеллигентами, а дома в Белоруссии - рабочими. Еврейская молодежь становится важнейшей частью революционных, главным образом, марксистских и сионистских партий.

531. Самой массовой политической организацией в Белоруссии стал БУНД - еврейский рабочий союз, часть российской социал-демократии. В 1897 г. собрался первый съезд Бунда, а в 1898 году в этом минском доме состоялся Первый российский учредительный съезд РСДРП.

532. Если верить сподвижнику Ленина большевику Гусеву (псевдоним Якова Драпкина), обычно политические демонстрации начинались с митингов у синагоги. И, наверное, старая синагога в Ковно - тому тоже свидетель. Он утверждал, что если еврейские рабочие сразу откликались на общероссийские волнения, демонстрации, дезорганизации работ, то русские рабочие долго раскачивались, а окрестные белорусские крестьяне охотнее примыкали к погромщикам.

533. Ведь крестьяне не привыкли ждать ничего хорошего ни от поляков, ни от евреев. И еще долго были убеждены, что евреи режут христианских младенцев. До сих пор на кладбище в Жировицах стоит этот памятник якобы "замученному жидами в лесу".

534. Евреи пошли в революцию, став ее дрожжами. Много причин было для этого: воспитанная Талмудом склонность к марксизму, давние интернациональные связи, нежелание ценить и развивать национальный опыт России. Вот таким, например, был партийный состав боевиков в 1905 году по одному только Гомелю: от РСДРП 20-25 человек, от эсеров - то же самое, зато бундовцы имели более 100 вооруженных людей, плюс 40 человек эсэсовцев, как сокращенно называли тогда социал-сионистов, самую экстремистскую партию еврейских рабочих. Фактически это была национал-социалистическая партия еврейских рабочих. Действовали же они решительно и жестко.

535. Вот пример: летом 1905 года полиция стала разгонять митинг. Тогда, как рассказывает участник, было решено "уничтожить полицейского сатрапа". Двумя выстрелами экзальтированная эсэсовка Рутман уложила его на месте, а сама благополучно скрылась..."

536. Да-да, я понимаю, что нельзя сравнивать их с немецкими эсэсовцами, пришедшими в Белоруссию через 30 с лишним лет, и уничтоживших миллионы, но ведь и те, и другие действовали на белорусской земле. Именно ей было очень худо от их фанатизма.

537. В поселке Мир старая женщина показала нам овраг со словами: "Вот где немцы жидов стреляли". Надпись поминает о 1600 мирских жителях, но мы то знаем, что это были евреи.

538. Но немцы расстреливали и белорусов - за укрывательство, за пособничество, за сопротивление... И потому развернулась партизанская война, в которой белорусов было уничтожено не меньше, чем евреев - четверть народа. Смертный овраг в местечке Мир!

539. Смертные овраги по всей мирной Белоруссии. И как бы хотелось, чтобы в них нашло смерть и эсэсовство - немецкое, сионистское, всякое...

540 3. Минск - столица

541. Минск - древний город, и история у него бурная. Он стоит на реке Свислочь с легендарных времен. В 11-м веке подчинялся полоцкому Всеславу, а потом стал центром минского княжества.

542. Минск лежит в центре Белоруссии, и потому испытывал напасти со всех сторон - может, потому так мало древних построек сохранил. Хотя известно, что минчане постоянно восстанавливали его, поддерживая славу лучшего города страны.

543. Долгое время он был главным местом пребывания верховного литовского суда - трибунала, центром правосудия - главного дефицита в Речи Посполитой. Может, потому и вырос в столицу.

544. Екатерининская церковь построена еще в 1613 году

545. Минским православным братством.

546. Кафедральный Святодуховской собор строился уже униатами через 30 лет. Это прекрасный белый символ идеала Унии, не подменяющий православие и католичество, а объединяющий их.

547. Храм не господствует, а гармонизирует с окружающими улицами единственно сохранившегося старинного городского района.

548. В этих домах жили и работали не только ныне признанные классики - Дунин-Марцинкевич, Сырокомля-Кондратович, Станислав Монюшко - но и их последователи, начавшие собой белорусскую интеллигенцию

549..-550.

551. Минск недавно осознался столицей. Ведь очень долго белорусы считали своим главным городом Вильно. И только ХХ век окончательно развел литовский Вильнюс и белорусский Минск, а революция утвердила столичный статус Минска. Правда, первая национальная партия - Белорусская социалистическая громада смогла удержать власть лишь несколько месяцев,

552. a потом страна была разделена на части между СССР и Польшей. Тяжелым и радостным было время этого недолгого исторического разделения. В советской Белоруссии физическая тяжесть и материальное разорение стали фундаментом для роста национальной белорусской культуры даже в условиях насилия и репрессий культа личности.

553. А в Западной Белоруссии свободное хозяйствование унижалось вернувшейся шляхтой и насильственной полонизацией.

554. Могилев Памятник жертвам войны и революции в Могилеве окружен чеканными панно из белорусской истории последних десятилетий...

555. Они напоминают и про колхозы с раскулачиванием - на Востоке, и про крестьянские восстания против панов - на Западе.

556. Про добровольно-принудительное единогласие, установившееся на Востоке - и про закрытые белорусские школы на Западе ради того же.

557. В который раз мы убеждаемся: от противостояния Польши и России проигрывает, прежде всего, Белоруссия.

558. Площадь Победы в Минске обязывает нас прикоснуться к военной теме. Неслыханные жертвы этой земли до сих пор осмысляются ее творческими людьми. Нам сейчас этой темы не понять и не поднять.

559. Мы знаем только, что белорусы в эту войну выстрадали свое право на мир и окончание разделения - и самой Белоруссии, и Польши с Россией. Мы не знаем, с каким знаком будущее человечество оценит белорусский опыт.

560. Сегодня Белоруссия считается самой советской республикой, и это очень понятно: ведь только в наше время она избавилась от главного кошмара - национального неравенства, и стала сама собой.

561. A от времени, от роста ее самосознания зависит наполнение советской красной формы белым, полноцветным, плюралистическим содержанием.

562. Белоруссия на подъеме. И мы надеемся, что она проявит присущие ей потенции западной жизни и станет в этом нашим учителем.

563. Выводы Подведем итоги нашего разгадывания.

564. Белая Русь - мировая загадка

Если за смысл мировой истории принимать переход стран от восточного застоя к западному развитию, то Белоруссия дает один из самых драматичных примером.

565.
Тип страныАнглия и др.Польша и др.Чехия, БелоруссияРоссияКитай и др.
Внутренняя Устойчивость+-+--
Внешняя мощь++-+-
(Прим.: Таблицу следовало бы расширить за счет введения типа Франции сразу за Англией и типа Украины перед Россией..., но она не влезала в кадр...)

Наша таблица относится к началу нового времени и показывает несовпадение внутреннего развития и внешней мощи. Только страны Англии и Китая представляются чистыми и устойчивыми типами. Однако при прямом столкновении страны вроде старого Китая подчиняются, и поэтому у всех незападных стран возникает проблема развития. Ближайшие им соседние страны типа Франции-Польши и России-Турции хватаются, прежде всего, за плоды западной техники и культуры и раздувают свое внешнее могущество за счет мобилизации и отнятия у народа свободы. И тем самым закрывают путь социальному прогрессу, что приводит к революциям и падениям. Настоящим же звеном развития оказывается середка - страны типа Чехии или нашей Белоруссии. Внешне скромные, подчиненные, внутренне они сплочены и открыты западным достижениям. В условиях мира и автономии они растут, крепнут и близят свое торжество. Приходит время для исполнения старой мудрости: "Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю" (Мф, 5,5)

566. - "Ага, понял! Белая Русь - это то слабейшее звено в цепи народов, за которое мировой дух волочет человечество к западному прогрессу! "...

567. "Адам Русак" - 1935г. В этой песне я слышу буржуазно.-коммунистические. идеалы колхозной Белоруссии.

Так будьте здоровы, живите богато, / А мы уезжаем до дома, до хаты!
Мы славно гуляли на празднике вашем, / Нигде не видали мы праздника краше.
Желаем, чтоб каждый, / Как надо, трудился.
И чтоб от скотины / От разной ломился.
Чтоб в печи горячей / Шипели бы шкварки
А к ним - если надо-/ Нашлась бы и чарка.
Еще пожелать вам /Немного осталось:
Чтоб в год по ребенку /У вас нарождалось,
Чтоб к вам приезжали /Желанные гости,
Чтоб люди на вас / Не имели бы злости.
А если, по счастью,/ И двое прибудет,
Никто с вас не спросит,/ Никто не осудит.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.