В.и Л.Сокирко Белоруссия и другое

Том 12. Белоруссия и другое. 1982г.

Диафильм "Белая Русь"

(Мировой смысл)

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

1-2. Друзьям и спутникам по Белоруссии - семье Сулимовых от В.и Л.Сокирко

3. Белая Русь (мировая загадка) ???

4. Я разгадать хотел не раз / Твой образ нежный и могучий.
Но свет мне застилали тучи / В осенний, непогожий час.

5. Когда в ожившие черты / Весной вглядеться я пытался,
Как солнце, ослепляла ты, / И в легком облаке мечты
Твой образ тайной оставался.(М.Танк "Беларусь")

6. Часть 1. Спор о Белоруссии

7. (Рисованная карта Белоруссии и соседей - Литвы, Украины, России, Польши и Германии).

8. Литовский взгляд.

За 13 лет после нашей первой встречи с Каунасом он сильно помолодел и принарядился.

9. Дети были поражены, они как будто попали на киношный Запад, а мы были рады, что они увидели, с какой любовью литовцы

10. возрождают свою старину - барочную, готическую, романскую.Мы восхищались литовским почвенничеством и с грустью вспоминали

11. Белоруссию - не менее богатую на замки и храмы, но как-то незаметную, несмелую в своем патриотизме.

12. А ведь многие годы Ковно и Вильно, как звали до революции Каунас и Вильнюс, были наполовину белорусскими городами. Почему же упрямая самобытность Литвы всем видна, a вот Белоруссию всерьез не воспринимают... Интересно, что думают про это наши литовские друзья?

13. За эти годы Витас и Аушра уже выбились из нужды, переехали из тесной каморки в центре - в 4-х комнатную квартиру на окраине, приличную даже по европейским меркам.

14. Правда, здесь уже не увидишь в окно старый Каунас.

15. Только высотно-автомобильный рай вокруг огромного магазина. Его название - "Витебск" дало нам повод обсуждать мучающую нас белорусскую проблему за литовским столом.

16. Потом хозяин везет нас на своем автомобиле в старый Каунас,

17. на стрелку Нямуниса и Нерис, и продолжает разговор, развивая поразившую нас ответную реплику Аушры: "Белоруссия? - Да ведь это просто бывшая Литва!"

18. В ход сначала идут исторические анекдоты: дескать, часть Руси, подпавшая под белых литовцев, породила белорусов, а Русь под черными татарами родила москалей.

19. Потом - исторические факты, что от века до славян здесь жили литовцы, что сами белорусы звали себя литвинами, что даже в первые годы революции белорусы объединились с литовцами в республику Лит-Бел. Что издавна в братстве жили эти два народа под властью великих литовских князей-язычников и их православных жен-русских княгинь.

20. Говорят, что испортилась эта дружба после брака князя Ягайлы с польской королевой Ядвигой. До сих пор клянут литовцы Ягайлу изменником, променявшим, мол, независимость Литвы на католичку и польскую корону.

21. В Литовскую Русь тогда хлынули паны и ксендзы, порушившие все людское согласие. Храбрая литовская знать вслед за Ягайлой приняла католическую веру и шляхетские привычки к роскоши.

22. Новым гербом литовского княжества стала лихая шляхетская тройка, называемая "литовская погоня". И эта погоня за западной роскошью не только оторвала знать от простых людей, но и погубила независимость страны. Но различия вер и языков не уничтожили глубинного сродства белорусов именно с литовцами, их общих устремлений.

23. И голос великого литовского поэта Майрониса:

За дело, братья: Счастье рядом!/ Пo всей земле - любви восход.
Любовь сметает все преграды,/Она растопит вечный лед!

перекликается с голосом одного из зачинателей белорусской поэзии -

24. Максима Богдановича: С наших дедов суровых пример бы нам брать:
Не клониться в беде, не бояться огня.
Ведь тогда лишь дождемся мы ясного дня,
Если тяжесть борьбы нас не будет пугать.

25. Музей народного быта под Каунасом

26. Современный Румшишкес

27. Дзукийская деревня

28. Аукштрайтиская деревня

29-30. Усадьба Судары

31. Жемайтийская деревня

32. Литовская деревня одновременно есть исток и почва национальной культуры, как и в любой другой западной стране. Но такую же здоровую крестьянскую культуру мы видели и в Белоруссии, и это дает основание для оптимизма. Но что ей мешало и мешает стать полновесной?

33. На многих богатых избах мы читали объяснение, что здесь родились и воспитывались известные поэты и просветители. Потом они уходили в литовские города, отстаивали литовскую культуру, как от польской заносчивости, так и oт грубого давления русификаторства.

34. А вот талантливые дети белорусской земли, уходя учиться и жить в города, становились по большей части поляками или русскими, невольно лишая свою страну заслуженных духовных плодов. Послушайте стихотворение Богдановича "Литовская погоня", навеянное, видимо, его встречами

35. с образованными сородичами в Вильнюсе-Каунасе. Герб Литвы стал для него горьким образом ухода детей от Матери-Белоруссии, темным, не до конца понятным символом увода Белоруссии от самой себя в чужое, в небытие.

36. В белой пене проносятся кони,/Мчатся, тяжко храпя во всю прыть.
Стародавней литовской погони/ Никому не сдержать, не разбить.

37. В неоглядную даль Вы летите,/А за Вами, пред Вами - года.
И за кем Вы в погоню спешите?/ Где Ваш путь и ведет он куда?

38.Иль она, Беларусь, понесется/ За сынами родимой земли,
Что отвергли ее, отреклися! / И предали, и в плен увели!
Бейте в сердце их, бейте мечами, / Чтоб вовек им чужими не стать!
Пусть узнают, как сердце ночами/ Изнывает за родину-мать!

39. Мать-отчизна! В лихую годину / Не уймется щемящая боль.
Ты прости, ты прижми к себе сына, /За тебя yмереть мне позволь!
Вдаль летят и летят эти кони/ Звонкой сбруей гремя, во всю прыть.
Стародавней литовской погони/ Никому не сдержать, не разбить.

40. Украинские резоны Известное положение о том, что народы чаще дружат по меридианам, а воюют по широтам - в случае Белоруссии хорошо подтверждается. И если литовцы по праву давнего сожительства могут считать белорусов литвинами,

41. то еще большее право на отождествление с собой белых русов имеют их южные соседи. Кровь, язык, вера, судьба - все у них едино. Украинец подтвердит: "Белорус - та это ж тот же самый хохол, тильки характером пожиже. А мы, казаки, всю жизнь их защищали..."

42. И это тоже правда! Когда западные русы попали в смертельную западню ополячивания и окатоличивания, украинцы первыми начали вооруженную борьбу, предпочитая смерть рабству, не останавливаясь и перед самым страшным: Бейте мечами ополяченных детей, как Тарас Андрея, как Гонта своих сыновей.

43. Могилев Об этом свидетельствует история и здания южнобелорусских городов, в том числе и областного Могилева. Но они же могут рассказать и о том, как разность ответов на натиск католиков расколола западных русов на украинцев и белорусов.

44. Начать же разбор украинских доводов лучше всего, спускаясь к старинному Никольскому собору у тихого Днепра,

45. застывшему среди деревенских улиц каким-то боевым духовным замком православия в обороне против Запада, что не мешало ему иметь западные формы.

46. Воздвигнутый Могилевским православным братством в 1669 году сразу после окончания украино-польско-русской войны, начатой потрясающей революцией Хмельницкого, Никольский собор стал примером белорусского мирного, лояльного отпора католичеству. И не вина белорусов, что ответ их не был услышан, а был затоптан в последующих драках польских панов с украинскими казаками и московскими царями.

47. Но вслушайтесь в украинские резоны, в гневные шевченковские строки

48. Ще як були ми козаками,/ А унii не чуть було,
Отак-то весело жилось!/...Аж поки iменем Христа
Прийшли ксьондзи i запалили/ Наш тихий рай. I розлили
Широке море сльоз i кровI/ А сирот iменем Христовим
Замордували, розп'яли.../

49.Отак-то, ляше, друже-брате!/ Неситii ксьондзи, магнати
Нас порiзнили, розвели,/ А мы б i доси так жили.
Подай же руку козаковi!/ I сердце чистеэ подай!
I знову iменем Христовым / Возобновим наш тихий рай.

50. Картина в одном из могилевских костелов говорит о передаче белорусской земли католическим монахам по королевской воле и папской булле. Прошли легендарные времена уважительной литовской власти. После унии с Польшей господствовать сюда явились не сама польская корона и духовно богатая западная церковь, а жадная и порочная шваль. Повсюду шныряли разбойники - паны и ксендзы. Для них все средства были хороши, вплоть до погромов братских школ и типографий, закрытия православных храмов, избиений, разорения мужичьих домов.

51. Но недаром притеснителей предупреждал белорусский полемист Христофор Филарет: "Принуждения к унии ведут до ростырков, а от ростырков до разорванья, до внутренней войны, которая межf всеми злыми речами на свете есть найгиршая..."

52. Внутренние войны здесь не прекращались. От первых походов Наливайко до войн Хмельницкого. Может, с тех пор улицы близ Никольского зовутся "Волями" - улица 1-й Воли, 2-й, 5-й... Но в ответ они получали расправу: "У Орши, и Минска, и Новогрудка, и Слонима, и Бреста на полях многие люди, а иншие ... на коле четвертованные... все те казнены мещане и бедные люди невинные..." Но ничему не учила история польскую шляхту.

53. В конце 17-го в Могилеве бесчинствовал шляхтич Зенкович, изголялся над "православными схизматиками" в полную сласть, причем особенно изощренно - над солидными горожанами. И никакая власть не могла с ним справиться, поскольку как шляхтич он подлежал суду шляхетского сейма.

54. Пока отчаявшиеся могилевцы просто не убили его прямо в ограде костела, куда он бежал от разъяренной улицы. Это сделали даже законопослушные могилевцы,зная, что им за казнь Зенковича отмерится несоразмерной карой. Так и вышло.

55. Король Ян Собесский не только казнил десятки, нo и заставил горожан выстроить на свои средства громадный фарный костел Станислава, изобразив на нем гроб убитого разбойника Зенковича, видимо, в качестве нового святого...

56. Могилевские здания помнят и приезды униатского архиепископа Кунцевича, белоруса по происхождению, предателя по судьбе. Когда народ не поддержал своих епископов, согласившихся на унию с католичеством, Кунцевич начал проводить ее силой. Сначала в Вильнюсе он получил прозвище "дьявола-душехватчика", потом в Полоцке закрыл

57. все православные храмы и, как жаловались прихожане, применил "нестерпимые смертоубийства, тюрьмы, изгнания, отстранения от должности, штрафы - ну, в общем, всякие самые тяжкие, какие только можно придумать обиды, насмешки, издевательства, оскорбления и наветы". Даже мертвых не оставлял Кунцевич в покое: выволакивал православных из могил и бросал собакам...

58. Но, подъехав к Могилеву, Кунцевич и его охрана увидели ворота запертыми, на стенах - наведенные пушки, а недалеко угрозой шныряли отряды запорожцев Сулимы... На этот раз не помогли Кунцевичу и ругательства, и угрозы именем короля: "с большим срамом повернул обратно".

59. Правда, скоро и отомстил своим сородичам через поляков: Декретом короля пятеро могильчан были "наказаны смертью" - За что? - Только за насмешки над предателем и нежеланием иметь с ним ничего общего! И таким бывал здесь западный "гуманизм" частенько...Но, правда, и Кунцевич с тех пор ходил по гибельному краю:

60. в Орше его чуть не утопили в Днепре, в Мстиславле едва не застрелили, а в Витебске поднялся весь город, дом Кунцевича сожгли, его самого убили, а тело волочили по городу и сбросили в Двину.

61. Но за одну народную казнь этого униатского дьявола и иуды, король казнил 120 витебчан, приговорил к тюрьме и кнуту более 300

62 и еще больше - к лишению имущества. Наконец, весь город был приговорен к закрытию православных храмов, лишению Магдебургского права и ратуши. Защита православия и народных прав связалась воедино.

63. Две действующие их церкви стоят сейчас в Могилеве прямо над Подзамковым базаром -

64. символом неразрывных связей белорусского базара с православием и его братствами, с торговыми правами и свободой личности.

65. И, как ни странно - они напоминают мне и об украинских разбойных казаках, как первейших защитниках этих ценностей: свободы, равенства, братства. ...

66. Из светских зданий сегодня в Могилеве старейшим является дворец второй половины XVIII века архиепископа Белоруссии -

66а. Григория Конисского, украинского профессора богословия, протеже Екатерины и яростного пропагатора воссоединения Белоруссии с царской Россией.

67. Возмущенная его обличениями и явным москвофильством, буйная шляхта Могилева не раз пыталась проучить Конисского, избить и даже убить. Он чудом избегал расправ...

68. В Орше от мести монахов-доминиканцев спасся бегством в мужицкой телеге, прикрытый навозом. И здесь, в Могилеве, ему тоже приходилось спасаться...

69. Как-то, ворвавшись во дворец, шляхта все разгромила, но самого Конисского, запрятавшегося в подвале - не нашла. Но не унимался защитник православных диссидентов. Наш Пушкин бывал в Могилеве, и сегодня миллионы его читателей могут читать обширные выписки из поучений Григория Конисского -!

70. "Олтари святые Божии в пещеры разбойников превратились, место Самого Бога лихоимцы засели... Вопиет разоряемый неправедно, а разоритель пляшет: не смеет вдовица, не смеет Церковь и обиженный приступити к язвителям сиим разбойническим, и обиду свою не иначе, как на суд Божий возлагают..."

71. Теперь мы, читатели, вполне можем понять, коль не просты были причины у Пушкина и других русских деятелей для отрицательного отношения к польским восстаниям 1830 и 1863 годов, когда их проводила шляхта, когда к целям национального освобождения примешивались цели укрепления ее господства над православными холопами.

72. Клеймит Конисский и предателей своего народа - украинцев и белорусов, ставших польской шляхтой. И вот мы, Сокирки, теперь навечно должны читать в книгах Конисского и Пушкина про какого-то, своего сродственника, Сокирку, который еще в те стародавние времена и раньше стал польским шляхтичем. Должны читать и стыдиться.

73. Однако вспомним: для Конисского защита православных жителей Речи Посполитой вся была основана на помощи всесильной тогда Российской империи, трубившей о себе, как о главном гаранте польской конституции, прав и вольностей, а на деле - мечтавшей лишь о захватах.

74. Правда, история справедлива, и царские захваты и обманы стали важными причинами реакции - ответных войн с Запада. Война с Германией в начале нашего века оказалась для русских царей последней. И Могилеву судьба отвела роль последней ставки царя, командующего войсками.

75. Последней и неудачной столицей, откуда уже после февральской революции его увезли сначала к семье в Царском Селе,

76-77. а потом их всех в крестный путь...

78. А как воздала история памяти самого Конисского - защитника диссидентов в Польше и "царского агента"? - Официальная наука его сейчас славит.

79. И заслуженно: поборник белорусского просвещения, он основал в Могилеве духовное училище, писал книги, учил, ставил пьесы... но самому государству он не был верен, фактически стакнулся с врагами Речи Посполитой и радовался ее гибели, с гордостью принимая русское подданство после раздела Польши. В этом и состоит его историческая вина перед западнорусским народом, выбравшим много раньше свой особый "западный путь".

80. Этой изменой в исторической перспективе он принес своим подзащитным много вреда, ибо под гнетом русского деспотизма и русификаторства Белоруссии и украинцам было очень плохо и трудно.

81. И думаем, что историческая вина Григория Конисского может служить весомым предостережением всем нелояльным диссидентам,

82. нацело связавших себя с надеждой на зарубежную помощь.

83. Предупреждение всем нам!

84. Русские аргументы Русские аргументы кажутся сегодня самыми убедительными: белорусы все больше говорят и хотят говорить по-русски, они любят русские книги и советскую власть, у них уже много лет общая с нами судьба.

85. Остается только одна неясность: почему тогда до сих пор сохранилась белорусская особость? А говоря о слиянии, не вернее ли считать, что, скорее русские сливаются с белорусами, поддерживая их выбор?

86.Смоленская судьба Этот удивительный город, на берегах небольшого еще Днепра, может, древней и главней Киева. Ведь именно ему, в центре восточнославянских племен, перекрестку путей из варяг в Греки, из Европы в Азию, следовало стать столицей.

87. Но на деле эту роль играл то тяготеющий к Северной Европе Новгород, то к Византии - Киев, то к татарской Азии - Москва. Смоленску же судьба уготовила роль боевого пограничья, места раздоров славянских государств. Стычек Новгорода и Киева, Москвы и Варшавы с Минском.

88. И потому главной достопримечательностью Смоленска являются его боевые стены, крепость, выстроенная белорусом Федором Конем.

89. Его история начинается упоминанием, как варяги Аскольд и Дир, завоевавшие Киев, побоялись сначала трогать многолюдный Смоленск. Спустя век с лишним сын Ярослава Мудрого Василий основал удельное смоленское княжество - почти на 400 лет.

90. В пору натиска степняков и немцев Смоленск боролся за русское выживание, всеми мерами развивая торговлю, покровительствуя наукам и искусствам. Более 30-ти каменных храмов было выстроено в дотатарское время - небывалое для той поры богатство! И как жаль, что из них сохранилось меньше десятой части. И как хорошо, что хоть эти три каменных свидетеля сохранились!

91. Церковь Петра и Павла у вокзала построена и освящена в 1146 году, на сотом году смоленской самостоятельности - внуком Владимира Мономаха - князем Ростиславом - вперекор городу с его вече, базаром и епископским Успенским собором.

92. И в Смоленске повторялась новгородская история противостояния князя и вече, феодала и буржуа-граждан. Но почему только новгородская? - Это обычная общеевропейская история...

93. Следующие князья Роман и Мстислав уже не столько ссорились с вече, сколько пытались оформить законом как отношения с горожанами, так и с иностранцами, большей частью, немецкими купцами. Так была создана знаменитая смоленская "торговая Правда", хартия вольностей - русский вариант магдебургского права.

94. Приход монголов, разорение Руси и торговых путей подорвали силы Смоленска и шансы на успех его буржуазного пути развития.

95. Но эти древнерусские храмы стоят и сегодня свидетелями нашей изначальной сродственности западному развитию.

96. Как и Новгород, Смоленск не был захвачен татарами, но подчинился, на время, правда, много позже - в 1274 году, в первый раз испробовав восточную, великорусскую судьбу.

97. Но окончательно она определилась лишь столетие спустя, наполненная отчаянной борьбой смоленских князей не только за свою независимость, но и за самостоятельное развитие всего единого древнерусского народа.

98. Крах этих усилий и ознаменовал непреодолимую трещину в народе, разделение его на русских, белорусов и украинцев.

99. Борьба Смоленска на два фронта - и со своими же братьями: православной Москвой и православной же Литвой не могла быть популярной, и потому была обречена на неудачу. Гибель под Мстиславлем героического смоленского князя Ивана Алексеевича и его сына в конце XIV века была, пожалуй, заключительным аккордом этой трагедии.

100. Сил уже не было, и с 1386 года гордый Смоленск переходит в руки Витовта, величайшего литовского государя. Нo под Литвой Смоленск жил только столетие. Витовту хватило энергии и сил объединить русские земли до Угры и Оки и привлечь на время Новгород, но сломить главную силу конкурирующей Москвы - татар - он не смог.

101. В 1399 г. он потерпел сильнейшее поражение от сподвижника Тамерлана - темника Едигея, и вынужден был отказаться от объединения всех русских земель (от подчинения Москвы). Пути Московской и Литовской Руси разошлись.

102. Витовт предоставил Смоленску и другим русским городам свободу вероисповедания и торговли, магдебургское право, самоуправление и т.д., т.е. лучшие правовые основы, которые может дать народу западный правитель. И они вошли в крепкое зацепление с изначальными вечевыми правами русских горожан и сделали их белорусами!

103. В век литовского процветания Смоленск имел за 80 тыс. жителей, множество богатых храмов и хором родовитой русской знати.

104. Он и сейчас своеобычен: внутри крепостных стен стоят и деревенские дома,

105. и блестящие городские кварталы с дворцами и памятниками, соединяя несоединимое, Камаринскую с итальянской классикой, как это делали в своей жизни белорусы,

106. и как соединял в своей фантазии уроженец Смоленщины, выходец из старинного польского рода М.И.Глинка.

107. Русская знать - Глинские, Боротынские, Мстиславские отъезжали к Москве,

108. Острожские, Вишневецкие, Огинские - становились поляками,

109. но большая часть простых людей оставалась верной своему первому, нелогичному выбору: быть православными по вере и западными по жизни. Они оставались белорусами.

110. Уже в 15-м веке Литовская Русь начинает терпеть неудачи в борьбе с Москвой, а в 1514 г. после нескольких неуспешных осад Смоленска сдается русским.

111. 16 век был временем отчаянной борьбы за Смоленск. Но трижды литовцы были вынуждены снимать осаду, и Смоленск стал русским. Ведь даже свирепые цари вроде Грозного, благоразумно не посягают на права смолян, напротив, задабривают, а Федор Иоанович и его правитель Годунов мобилизуют силы всей России, чтобы укрепить Смоленск грандиозными стенами. И потому Смоленск перестает быть западным городом. Героическая двухлетняя оборона города уже против поляков в 1609 году тому убедительное доказательство.

112. В ту осаду в который раз оружием решались кардинальные соотношения Запада и Востока, воли и самодержавия в русской судьбе. В годы Лжедмитриев Россия, уставшая от деспотизма Грозного и Годунова, сама прибегла к польской помощи, но что она получила?

113. - Разбой польских и казацких отрядов и откровенное стремление польского короля Сигизмунда к захвату уже обрусевшего Смоленска. Польская свобода была опозорена в глазах московитов, и на многие века стала воспитывать их отрицательным примером в приверженности к самодержавию... 20 месяцев осады, мук и страданий, но только после измены и пролома этих стен город был взят и разорен.

114. Исторический опыт, смоленские стены учат нас: права, свободы, западный тип жизни не могут быть принесены только извне, они должны быть выращены и защищены своими руками, на своей почве, a шляхетское и иное насилие тому лишь страшная помеха.

115. Последние защитники Смоленска заперлись в Успенском соборе и взорвались в нем. При этом погибло 3000 человек... Ужасные жертвы... А следующие 40 лет Смоленск занимали польские войска, выдерживая уже русские осады... В этих страшных войнах был почти начисто выбит смоленский, белорусский элемент: поляки выгоняли из крепости белорусов, как православных, а с 1654 года сюда окончательно пришли русские и гнали белорусов, как окатоличившихся...

116. И все же Успенский собор, восстановленный веком спустя, в 1772 году, несет в себе западные черты, сияние западного духа, и, говорят, выстроен руками белорусских мастеров.

117. Собор действующий, но сейчас туристов в нем больше. Убранство его роскошно, но главное богатство - знаменитая в православном мире, темная до неразличимости икона Смоленской Богородицы - Одигитрии, одна из трех, написанных самим евангелистом Лукой, привезенная на Русь византийской царевной Анной, а в Смоленск - ее сыном Владимиром Мономахом.

118. И литовцы ее чтили. Сам Витовт благословил ею дочь свою Софью, выдавая ее за московского великого князя Василия, надеясь на тесный союз. Но, видно, плохо было Богородице в Москве, и вернулась она в полюбившийся ей Смоленск под защиту храбрых и благочестивых мужей смоленских, таких, как легендарные Авраамий и Меркурий.

119. Еще только раз покидала Смоленск его заступница - в 1812 году. Перед короткой, но славной защитой этих ворот от французов, ее увезли в Ярославль. Сам же Смоленск вспыхнул пожаром - русским протестом,

120. возвестившим гигантский пожар Москвы и конечную гибель Наполеона.

121. В последнюю страшную войну, как ни странно, Успенский собор не пострадал, даже наоборот, из музея атеизма вновь стал действующим, а, поумневший за войну, Сталин оставил в силе это немецкое решение.

122. С окончательным переходом в 17-м веке Смоленска в подданство русскому царю город заболевает и едва ли не погибает в бедности и запретах. Его население сокращается почти в 10 раз. Вместо свободы и прав - обычное сонное воеводство. Войны Запада и с Западом почти умертвили этот сокровенный древнейший центр страны.

123. И только освободительные реформы прошлого века двинули его вперед, как и всю страну.

124. Нет, не дано было Смоленску стать столицей единых восточных славян, не суждено им было стать едиными росами. Подобно камню Сказки, у которого богатыри решают, куда идти: направо пойдешь - битым будешь, налево пойдешь - себя забудешь, прямо - совсем погибнешь, так и три братских народа в битвах за Смоленск выбирали каждый свою дорогу.

125. Великоросы-москали выбрали первый путь - под царя, но зато удержали большее равенство, белые русы пошли вторым путем, в литовскую погоню, но в братской любви и терпимости едва себя не забыли, а украинцы-малоросы выбрали волю-свободу и из-за нее не один раз погибали.

126. И как бы сегодня ни шел процесс русификации Белорусcии, как бы ни отступали белорусский язык и книги, слияния снова не будет, пока не наступит глубинное соединение трех национальных целей - и свободы, и равенства, и братства, но не по-французски со свободой во главе, а по-белорусски - братство, равенство, свобода. Мы, фанатичные искатели западных начал в родной почве, верим в это.

127. Красив Смоленск, глубока и благодатна его историческая память, много глубже быстрого Днепра! И не дает до сих пор однозначного ответа: то ли вся Белорусcия станет русской, как Смоленск, то ли вся Россия станет западной, как Белорусcия.

128. Польские аргументы. Веками длился жестокий спор между русскими и поляками о Белоруссии, и потому сейчас мы должны внимательно выслушать польские аргументы. Ведь мы - русские - обязаны не забывать страдающей, трагической Польши и своей вины перед ней.

129. Гродно. Как на востоке Смоленск ушел в Россию, так и на западе Белосток ушел от Белоруссии в Польшу. Зато сильно ополячившийся Гродно сейчас в наших пределах.

130.Неман. На эту издревле ятважскую, т.е. литовскую землю в дебрях и топях, славяне пришли поздно, в 11-м веке. Русские колонизаторы обживали земли по Неману под защитой укреплений, таких, как в Гродно,

131. и православных храмов внутри них. Первый гродненский князь

132. Всеволод, видно, и построил Борисоглебскую церковь. Одна стена церкви в прошлом веке сползла в Неман, но вторая цела, и мы радовались на нее, сидя в тени громадного дуба и лаская ее глазами.

133. Вкрапленные в храм разнообразные кресты из камня и плинфы, отшлифованные срезы камней - как автографы строителей, как знак радостного православия, еще не очень отделяющего себя от католичества - кресты-то римские! Видно, предки белорусов были изначально склонны к Унии.

134. При Миндовге Гродно стал литовским, разделил все тяготы разрушительной борьбы с ливонскими рыцарями, упрямо восставая из развалин еще лучше и краше.

135. Витовт сделал Гродно своей второй резиденцией и второй столицей. Укреплял, мудро не трогая его белорусской основы.

136. Но после Унии Литвы с польской короной все изменилось. Первый выборный король Стефан Баторий сделал Гродно главным городом страны, где и построил каменный королевский дворец.

137. Сейчас в старом королевском замке музей. А взамен нового замка, сгоревшего в последнюю войну, выстроено здание обкома партии.

138. И только ворота сохранились от прежнего королевского великолепия - свидетели стремительного роста роскоши и искусства Речи Посполитой - и почти такого же упадка трудовой и воинской мощи.

139. Гродно на берегу быстрого Немана разделял судьбу Польши вплоть до последнего времени. Именно здесь заседал Сейм. В 1667 году он подтвердил Андрусовское перемирие, уступив России Киев и Смоленск, а в 1793 году здесь состоялся знаменитый немой Гродненский сейм, который утвердил полный раздел всей Польши.

140. Еще через два года Гродно оказался в Российской империи. Неизбежное свершилось. Только за первые сто лет Речи Посполитой число католических храмов и монастырей возросло здесь с нуля до семи. И сегодня они главное украшение городских улиц.

141. Бригитский костел

142-143. Иезуитский костел - богатейший в Речи Посполитой

144. Иезуитская аптека

145. Бернардинский костел

146. Францисканский костел

147. Не только костелы, множество светских и памятных зданий говорят

148. здесь о Польше и знаменитых поляках.

149. А Белоруссия? Она - что, потерялась в польской тени? Ее - нет? И чем больше восхищение польской архитектурой на гродненских улицах, тем больше наше огорчение за своих сородичей, отрезанных от культуры и униженных до положения туземцев.

150. Но не будем глухими. Послушаем и доводы полонофилов. Нет, не советских поляков, еще живущих в Гродно, а тех - уехавших и несогласных.

151. Мать Польша! Так недавно в гроб сошла ты,
Что слов нет выразить всю боль утраты! (А.Мицкевич)

152. Сил нет слушать эти наветы москалей! В их ложности легко убедиться всякому, кто посмотрит объективно, хотя бы на Белоруссию: ведь ее культура вся - только от нас, от поляков, от католиков. И так было всегда! Да и русские сами все века перенимали через белорусов польскую, западную культуру... А сейчас - какая неблагодарность, какое коварство.

153. Только копните историю, и Вы увидите, что школы, образование в этой стране шло через католические семинарии и западные университеты, через меценатство магнатов - и без всяких национальных ограничений. Даже напротив, талантливым белорусским детям помогали больше. Им широко распахивали двери к культурным сокровищам.

154. И если они проявляли способности, то добивались успехов наряду с польскими детьми: полистайте историю выдающихся детей - убедитесь! В том же, что эти белорусы потом чаще всего называли себя поляками, нет ничьей злой воли - это просто следствие нашей родственности и высоты польской культуры. Здесь все было добровольно.

155. Просто наши народы едины, а Белоруссия на деле есть часть великой свободной Речи Посполитой, погибшей только из-за агрессии соседей. Кому не известно, что московская пропаганда постоянно упирала на свое якобы языковое и религиозное сродство с белорусами и, правда, находила отклик среди черни и хлопов. Отсюда бунты и ненависть.

156. Но в этих наветах нет никакой правды. Никакого единого русского народа никогда не было. Были лишь отдельные славянские племена под временным управлением польских, варяжских или татарских властителей. На деле предки белорусов и поляков были ближе друг к другу, чем к нынешним русским, и только случайный выбор белорусами православной схизмы провел промеж нас разделительную черту...

157. Конечно, московская пропаганда всегда шельмовала благодетельный процесс объединения славян вокруг поляков на западной свободной основе - как ополячивание, окатоличивание. А на деле только из-за московских деспотов и не расцвела в веках самое вольнолюбивое, лучшее государство в мире - Речь Посполитая!

158. Да, надо признать: москали преуспели, и даже в Гродно посооружали свои пестрые, как балаганы, храмы.

159. Но полностью их финт - поглотить нацело белорусов - не удался. Белорусы остановились посередине,

160. но в своей лучшей части - это просто еще недоформировавшиеся поляки. Дайте им свободу, и они станут частью Польши, частью Запада.

161. Да-да! Не считайте меня фантазером. Разве сами поляки и иные западные нации не складывались долго и трудно - вопреки государственным, религиозным, даже языковым перегородкам? Речь Посполитая тому не исключение. История еще не сказала своего последнего слова.

162. Да, я понимаю: различие вер - препятствие существенное, но преодолимое, особенно в наш век. А наветы о насильственном обращении белорусов в католичество опровергают факты: если в Московии инакомыслящих всегда ссылали или сжигали,

163. то в Речи Посполитой король и магнаты раз за разом подтверждали веротерпимость и к православным, и к протестантам.

164. И только несомненное превосходство католической веры св.Петра привлекало к ней сердца бывших православных.

165. Итак: белорусы - это наши меньшие братья, совращенные византийской православной схизмой и демагогией московских самодержцев, и потому временно оторванные от единства с Матерью-Польшей.

166. Придет время, свобода - и они вернутся к предначертанному судьбой единству с польским народом.

167. Еще Польска не згинела! И тут - в Белоруссии - тоже!

168-173.

174. Немецкий взгляд Большое влияние на формирование Литвы и Белоруссии оказали немцы.

175. Об этом мы вспоминали, когда ходили по улицам Клайпеды, которая еще недавно была Мемелем.

176. Единственный литовский порт, основанный немецкими колонистами из Зальцбурга в пору рыцарей, Мемель стал на выходе из горла Неманского залива - ключом к водной дороге в Литву, Польшу и Белую Русь.

177. До сих пор стоит на конце Куршской косы сторожевая прусская крепость-форт, превращенная ныне в музей Аквариум.

178. 6 с лишним веков Мемель был составной частью Германии - Тевтонского ордена, потом прусского герцогства, королевства, германской империи, пока в 1918 году победившая Антанта не сделала

179. его вместе с Данцигом - свободным торговым городом под французским покровительством. В 1920 году переодетыми литовскими солдатами здесь было устроено восстание, и Мемель был присоединен к буржуазной Литве.

180. Однако не прошло и 20 лет, как под влиянием нацистской пропаганды Клайпедский край сам вернулся в Германию.

181. И только ее разгром окончательно сделали Мемель литовской и советской Клайпедой. Но, в отличие от соседнего Кенигсберга, переделанного в русский Калининград, литовская Клайпеда не стыдится и не забывает свое немецкое прошлое,

182. от традиционного красного кирпича в новостройках,

183. до массовой реставрации старинных кварталов.

184. Бродя по этим улицам, мы стыдились за своих соотечественников в Кенигсберге и желали, чтобы он лучше отошел к Литве.

185. У литовцев для этого и прав больше, и труда, и простой человечности.

186. И все же жаль, что в Клайпеде не осталось самих прибалтийских немцев - восточных пруссов, прекрасно знавших своих восточных соседей. Они со своей сугубо европейской точки зрения могли бы разрешить затянувшийся соседский спор.

187. Но дадим волю своему воображению - и тогда окно какого-либо мемельского дома откроется и герр-профессор любезно согласится удовлетворить любопытство русских туристов: "О, я, я, конечно, немецкий ученый может дать ответ с точки зрения высокой научности и беспристрастности.

188. Только, думаю, что не следует терять Всеобщности и Абстрактности - этих необходимых атрибутов Научности.

189. Почему Вы спрашиваете о какой-то Белоруссии, этой небольшой части Руссии? Какой тут может быть "научный выгод"? Я думаю, даже Польша есть только частный случай. Правильней говорить просто о славянстве вообще, сравнивая его с Европой. Еще лучше рассмотреть отношения главных государственных образований: России и Германии.

190. Такая правильная, научная постановка вопроса сразу же выявляет очевидный ответ: свою культуру, государственность, цивилизацию Россия получила от Запада - главным образом через нас, немцев.

191. Кто были первые князья Древней Русии? - Варяги! С кем, прежде всего, торговал Новгород? - С немецкой Ганзой! От кого пришли к славянам печатные книги? - от немца Рутенберга! От кого все положительные науки и искусства? Врачи и оружейники, иные мастера? - Тоже от нас! Как сказал русский поэт: И стали все под стягом, / И молвят: "Как нам быть?
Давай, пошлем к варягам:/ Пускай придут княжить.
Ведь немцы тароваты, / Им ведом мрак и свет,
Земля ж у нас богата, / Порядка в ней лишь нет. А.К.Толстой

192. А с другой стороны: от кого искал свое происхождение царь Иван Грозный? - От пруса! А где воспитывался величайший русский государь Петр? - В немецкой слободе Москвы, в голландских мастерских, в немецких городах... Откуда он выписывал ученых, архитекторов, технологию? Откуда Россия брала своих выдающихся людей и даже царей? - Да, немецкий элемент был ядром, душой всей российской культуры - это научно достоверный факт.

193. Что касается культурной традиции Византии в России, то на деле это лишь миф, ее уже давно нет, а говорят о ней лишь глупые упрямцы, чтобы принизить роль немецкого культурного влияния...Роль евреев? - Но ведь евреи тоже пришли от нас, неся с собой и культуру, и даже язык немецкий.

194. Ну, а Белоруссия, это уже частность. Правду сказать, белорусы более покладисты, и потому лучше учились... Многие века они через поляков и литовцев брали нашу западную культуру и передавали ее строптивым московитам. Пожалуй, белорусы - это хорошие русские...И если бы не казаки и войны, они могли бы пойти полностью к нам на выучку и, как прусы, стать немцами, европейцами. И разве это не было бы завидной судьбой? О, майн готт, разве Германия не превыше всего?

195. И с этими словами утомленный герр профессор откланивается и захлопывает окно, оставляя нас в изумлении: "Неужели все немцы такие? " - Нет, конечно! И вообще, хватит слушать соседские пересуды. Вернемся к самой Белоруссии, к живой воде ее истории.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.