Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Д/ф «Северо-Армянские монастыри»

Том 8. Кавказ. 1969 - 1986гг.

Д/ф «Северо-Армянские монастыри»

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

1. Монастыри Армении

2.В стихах средневековых поэтов

3. В этом диафильме мы поведем рассказ о северной Армении - ее дождливых и лесистых районах Алаверды и Дилижан.

4. Первой остановкой, если ехать железной дорогой, может стать Ахтала с ее бесчисленными рудниками и старинной крепостью, в глубине которой виден храм. А в храме том такая огромная голубая Богородица, что сами собой подгибаются колени.

5. Крепостные стены Ахталы не единственные в ущелье Дебеды. Все здесь усеяно развалинами и пещерами, где, говорят, до сих пор хранятся книги и церковные сокровища.Ведь эта земля была последним прибежищем армян в годы нашествий. А местные рудники даже древней самих армян. Они были еще в допотопные урартинские времена.

6. Здесь добывалось серебро и железо, ковались деньги и оружие... Это была кузница Древнего мира. И понятно, что на нее многие зарились. Невозможно осмотреть все интересное в этих местах.

6а. Но вот 4 монастыря известны всему миру.
Армянские поэмы-города!
Здесь каждый камень - гениальной строчкой,
Здесь торжество священного труда,
Здесь капли пота на камнях, как точки.

7. Как ни странно, но средневековый город Ахпат в дни осады весь умещался за этими стенами.

8. В мирное время здесь жили монахи и их наставники, работали школы и академия - и все прекрасно умещалось в одном главном храме со всеми его приделами и пристройками. Таковы были масштабы культуры 13 века, исчислялись они десятками квадратных метров библиотек и десятками грамотных людей.

9. Как и большинство армянских монастырей, Ахпат строился в 10-12 веках, когда после арабских завоеваний наступил период относительной свободы и спокойствия. Страна расцветала и благоустраивалась. Народ как будто вспомнил культуру древнегреческой Армении, открыл заново мастерство гладкого теса каменных плит и резьбы и стал лихорадочно строить мосты, караван-сараи и храмы. 150, а, может, 500 зданий возведено в эту эпоху.

10,11. Все здания строились из больших туфовых или базальтовых блоков, вытесанных так точно, что не нуждались в известке. Веками стоят искусно перекрытые огромные залы. Ни одно из средневековых зданий не имеет таких длинных арок, по 13 метров, как в притворе церкви Мшана, где была монастырская школа. Здесь обучались сами строители.

12. В библиотеке монастыря хранились и переписывались сотни рукописных томов, залог энциклопедического образования и высокой творческой учености. Разве можно забыть, что много лет Ключарем Матенадарана и всего монастыря был великий поэт Саят-Нова.

13. Божий глас внемли и твори добро,
В житиях святых слово - серебро.
Святых целей три: возлюби перо,
Возлюби письмо, книги возлюби.
Сердце, пусть тебя скорби не гнетут!
Знай, что хлеб и соль люди честно чтут,
Но не будь смешным: возлюби свой труд,
Мудрость возлюби, правду возлюби.

14. По утверждению Брюсова, в средневековых монастырях была создана едва ли не самая лучшая за всю историю Армении литература, при этом широчайшего диапазона.

15. Как обошлась судьба с поэтом, написавшим такие судьбы, мы не знаем, но послушайте! С той поры, как рожден на свет, мне спасенья в молитвах нет.
И пускай священник зовет - сворочу, не пойду во след,
А красавица поглядит - славословлю и шлю привет,
У колен ее - мой алтарь, я груди ее дал обет.

16. Больше всего в Ахпате нас поразила колокольня. Она стоит отдельно на каком-то полухолме, и своей беззащитностью, близостью к небу напомнила нам Покрова на Нерли. А мы ведь уже вошли в согласие с определением Мандельштама, что Армения "плечьми осьмигранными дышит мужицких бычачьих церквей". И вдруг - ахпатская колокольня!

17. Много радости дают глазу ахпатские хачкары. Камнерезы сторицей воздавали умершим за их покровительство святым и книжным людям.

Мать ходила в горы по святым местам,
Я за ней ягненком плелся по пятам.

18. Целовал на стенах древние кресты,
Стертые узоры гробовой плиты.
И теперь я снова целовать готов
Нежные плетенья каменных крестов,
Память славных предков, их большой судьбы,
Руки, что владели волшебством резьбы.

19. Пристройки у монастырских стен обрушились, уничтожив память о богатом хозяйстве монастыря, который

20. сеял хлеб, разводил виноград, пчел, строил мосты и родники-водопроводы.

21. Мысль и работа наполняли жизнь и примиряли со смертью.

Опустошил я горный скат,
Камнями защитил свой сад,
Собрал комочки для оград
И слышу: встань, покинь свой сад!

22.В точиле мнется виноград,
Вином меня утешит сад,
Хочу я пить в тиши прохлад,
И слышу: встань, покинь свой сад!
Увы! в цветах весенний яд,
Не дышит розами мой сад,

23.Распались камни колоннад.
Да! Мне пора покинуть сад.

24. Ахпатский монастырь имел друга-союзника. Санаин ему имя, что означает "этот древней него".

Птице перелететь с ахпатской колокольни на Санаинскую совсем близко покажется,

25. но нам, чтобы перебраться с одного рога горной подковы на другой, понадобилось 3 часа.

26. Санаин недаром гордится. Первые постройки здесь появились в 4-ом веке, но сохранились только поздние, времен вещего Олега.

27. Благодарственная дань строителям - финансиста, и есть за что. Построено много и все добротно и по-своему красиво.

28-31.

32. С приятнейшим чувством удовлетворения бродили мы по лабиринтам узких переходов,

33. тайников, каменным кельям и круглым лестницам.

34. Что ни поворот, то новый подарок, не виданный нигде ранее,

35. радующий мастерством, выдумкой.

36. Совсем счастливые от нового знакомства, мы с удовольствием поклонились праху щедрых покровителей Со=анаина, князей Долгоруких.

37. Захар Долгорукий был вассалом грузинского царя Давида-Строителя. Отвоевав у мусульман Северную Армению, он способствовал ее расцвету. Здесь, в Санаине, их фамильная усыпальница.

38. А это Санаинская школа.

39. Центральная галерея Санаина зовется академией Григория Магистроса. Да, невелик был университет почти тысячу лет назад. Но зато это был действительно университет, и студенты в черных монашеских одеяниях изучали не только христианскую идеологию, но и поэтику, не только библию, но и музыку, и живопись, не только философию, но и математику, медицину, педагогику и прочее.

40. Сам Григорий, его сын и его ученики много написали книг, которые обогатили не только Санаинский Матенадаран, но и всю Армению.

41. Армения со своими греко-византийскими традициями и тесными связями с Западом через Килинию первой начинает вспоминать эллинизм на новой национальной основе. Здесь, в этих монастырях, в этих школах-академиях по античному образцу начинается тот блестящий процесс подъема культуры и гуманизма, который через несколько веков вспыхнул в Италии Ренессансом.

42. Земля, словно мать, велика добротой,
Рождает все вещи, одну за другой,
И кормит, и поит, питает собой
И вновь она блещет своей красотой.

43. Мой дух ученье мудрецов как истину блюдет,
Но телом в плотском я плену, оно земным живет.
Меж двух огней моя свеча - и тот, и этот жжет,
Опоры мыслям нет моим, они идут вразброд.
Две воли царствуют во мне, я раб у двух господ.
Не остается невредим, кто пламя обоймет.

45. И в более поздние времена Санаин растил поэтов.

Саят-Нова: Не верь: меня легко свалить! Гранитна твердь основ моих.
Не всем мой ключ гремучий пить: особый вкус ручьев моих.
Не всем мои писанья чтить: особый смысл у слов моих!

46. Поэзия и философия Санаинского университета как бы сорвали печать догматизма и схоластики с мышления людей и повернули их к жизни, природе, опыту. Не случайно среди богословских учеников Григория Магистроса появился такой поборник деловой науки и материализма, как Иоанн Софист, с презрением отвергший схоластику: "Без опыта твое мнение не может быть достоверным, только опыт достоверен и непоколебим".

47. Как ни странно, но эти кельи слышали такие его мысли, которые и сегодня через тысячу лет для многих звучат кощунственным откровением: "естественная добродетель - быть в мыслях правдивым, а слово должно быть свободным, оно не должно находиться под принуждением..."

48. Но, может, эта мысль была лишь случайным озарением в Средневековом Санаине, причудой любопытного ума? Нет, факты говорят, что это время было звездным часом страны, что Армения готовилась возглавить мир в прогрессе и культуре.

49. Ведь Санаин совсем не был одинок. Вокруг него кипела жизнь. Богатели города и замки, роскошествовали в культуре нархары. Набирали силу купцы, раскинувшие свои связи по всей Европе, России и Средиземноморью. Рациональные гуманистические мысли проникали в широкий народ, трансформируясь в коммунистические ереси и стихи

"Князей поставил ты, господь, /Чтобы терзать людскую плоть.
Кто в красную парчу одет, /А у кого рубашки нет.
Тому дозволено грешить, /А этому на все запрет..."

50. Не удивительно, что и мудрецам Армянских академий не импонировали уравнители, и Григорий Магистрос, предвосхищая проповеди Лютера, заклинал: "Мы сожгли их дома и изгнали из наших пределов, чтобы не было от них вреда и гибели культуре".

51. Армения шла к капитализму, если бы не внешняя катастрофа - сокрушительное нашествие монголов. Развитие было остановлено.

52. Народ был отброшен снова во мрак жестокой борьбы за существование, когда не свободный разум, а только вера могла поддерживать его в испытаниях, и монастыри вновь из светоча культуры и ересей стали источником веры и креста.

53. Тихо в Санаине. Как будто ушла смертная душа из бессмертного тела, обреченного на бессмысленную жизнь. Не ожить ему никогда. Но, не увидев его, мы не смогли бы вещественно ощутить высоту армянской средневековой культуры.

54. Дилижан -центр соседнего северного района Армении, где хранятся две жемчужинки - Агарцин и Нор-Гетик.

55. Нас было четверо, и Агарцинским ущельем мы начинали наше путешествие по Армении.

56. Вечерело, мы спешили, и, наконец,

57. Над гулом лесов, на темени гор
Стоит монастырь на страже веков,
Обломок легенд, сказаний шатер,
Он - вера и мощь угасших отцов.
Здесь в мирные дни, в саду за стеной,
Народ приносил на жертву ягнят,
И ладан взлетал душистой волной
И к ладану льнул цветов аромат.

58. Как прадедов души снежно чисты,
Там голуби вьют миллионы гнезд,
Стоит монастырь, следит с высоты
И вечности гул, и реянье звезд.

59. Так нам Агарцин и показался - очень мирным, идиллическим, просто райским местом: хоть оставайся здесь и живи новыми монахами.

60. Подвинь сюда наполненный сосуд,
Барашка пусть на блюде принесут,
В котле имлав, миндаль, гвоздика тут,
Мы пьем вино, мы славим миг услад,
Поможет бог, и все пойдет на лад.

61. Почему нас обуяла такая радость в забытом монастыре?

62. Откуда это "веселье души" на старом кладбище среди развалин, гробниц и впервые увиденных хачкаров - могильных камней с крестами.

63. Откуда это благоговейное любование соборами и желание понять цветущие здесь когда-то жизни?

64. Откуда это почтительное удивление перед изъеденным временем базальтом и туфом древних стен? Неужели дело только в очаровании неизвестным, далеким, что скрыто от нас тенью веков?

65. Моя душа была ясна со дня
Рождения, но вот пора настала,
Когда с волнением и болью я узнала:
Тысячелетья были до меня.

66. Неужели мы способны чтить эти камни и здания, как своих предков, как будто в камни вложены живые души строителей.

67. Как будто самое главное от них осталось в этих камнях и природе; чтить, не разделяя на нации, принимая, что созданная культура общечеловечна.

68. Наш мир подобен колесу: то вверх, то вниз влечет судьба,
Вверх, падает и вновь ему взнестись настанет череда,
Так плотник мастерит равно и колыбели и гроба;
Приходит сей, уходит тот, а он работает всегда.

69. Агарцин погружается в темноту, и мы уходим на ночевку вниз, совершенно переполненные.

70. На следующее утро мы пошагали к другой Дилижанской знаменитости - Нор-Гетику. Лес провожал нас почти до монастыря.

71. Армянский лес - полностью широколиственный, без единой иголочки.

72. Кто и с какой целью вырезал по всему буковому лесу рисунки оленей, собак, надписи и прочие подделки? Скорей всего, это шутка современных потомков урартийцев.

73. Но главное наше внимание было нацелено на плодовую дармовщину: лесные яблоки, сливы, алыча, и особенно груши. Немного перезревшие маленькие плоды груш имеют очень терпкий и хороший вкус. А ежевика?

74. По склону гор течет ручей,
Растет кустарник дикий,
В твоих глазах и хмель и чернь
Созревшей ежевики.

76. Высокогорный лес овеян синевой,
Там синею листвой шуршит орешник мой,
Его я узнаю еще издалека,
Ему стоять века,
Ему шуметь века.

75. Пускай ветров и гроз бушуют голоса,
Пусть воет смерть, трубу вонзая в небеса,
Ему стоять века, шуметь, не зная сна,
Дыханием тепла земля опьянена,
И бродит по горам Армении весна.

77.Гошеванк

И вот, спустившись с перевала, мы увидели монастырь Нор-Гетик. Он стоит прямо в селении

78. Гош и часто называется Гошеванк.

79. Шли мы сюда ради этого хачкара, но монастырь предоставил нашему глазу зрелищ больше, чем мы ожидали.

80. Заложил монастырь в 1195 г., выстроил его главный собор и основал здешнюю академию выдающийся мыслитель средневековой Армении, писатель и поэт, философ и юрист Мхитар Гош.

81. Этот университетский комплекс, как и другие монастыри, состоит из многих зданий, соединенных галереями и ходами в единый каменный муравейник.

82. Мхитар Гош проповедовал: "Все люди равны. Человек по природе богом сотворен свободным, а служение господам произошло от нужды по земле и по воде". И он благословляет эту жизнь, благословляет тяжкий труд, делающий эту страну Арменией, страной одухотворенного камня и очеловеченной природы.

83, 84.

85. Умеют ли современные учителя объяснить детям, какое богатство они получили в наследство, учат ли их гордиться?

86.

87. Армянская страна, родная сторона,
Огромен белый свет, а я тебе верна.
Ты стародавний храм - над древнею скалой,
А небо над тобой, что купол голубой.

88. Голубкою бы стать под куполом твоим,
Чтоб тень его была мне кровом дорогим,
Куда б ни улететь - к тебе вернуться вновь,
Под купол голубой нести свою любовь.
Умру - меня твоя укроет тишина,
Армянская страна, родная сторона.


Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.