Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Наши горы (1967-1973гг.) Джан-Туган

Том 2. Наши горы. 1967-1977гг.

"Джан-Туган"

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

1.-14. «Джан-Туган»
Горы 1968

15. Июнь 1968 года. В альплагерь едет первая смена.

16. Большинство из нас еще не было близко с альпинизмом, и потому появление по курсу автобуса первых снежных вершин вызывает взрыв оживления.

17. Воодушевлено гремит хоровая песня, вызывая мечты о горных приключениях... Конечно, будущее окажется совсем иным, но пока мы самозабвенно орем знаменитую песню Высоцкого.

18-23.Текст песни Высоцкого (см. в конце д/ф). На кадрах «отдыхающих новичков», легких занятий, он  должен бы звучать не трагически, а иронично. Ироничный тон продолжается и дальше, на повествовании о горных занятиях).

24-25.

26. Альплагерь «Джан-Туган». Здесь оглушающе гремит музыка, здесь весело и много смеются, вкусно кормят и крепко спят.

27. Здесь свежий горный воздух и ледяная вода,

28. запах сосны и краски альпийских цветов.

29. Здесь все красиво, может, даже чересчур, если вспомнить ту автобусную песню...

30-31.

32. Большинство из нас попало в «оздоровители» и никуда не ходило. Остальным же разрешили сходить на несколько простых вершин по безопасным маршрутам и под строгим наблюдением инструкторов.

33. А как же романтика? Та, что звучала в песне? - - Она досталась лишь этим товарищам (инструкторам), хоть они и не пели той песни.

34.Зато у нас были занятия с 10 утра до 3-х и лекции после обеда.

35-36.Скальные занятия...

37-42. Подъем на ледник Кашка-таш – ледовые занятия.

43. Снежные занятия. Инструктор Шутин, не помню уж за что, выговаривает своей группе «значкистов».

44. Ох и скучно же Вадиму Михайловичу на этих склонах.

45. Он даже отвернулся от своих радостно прыгающих «котят».

46-49. Сломали ледоруб, устали и возвращаемся назад – домой в лагерь.

С кадра 50. текст читает Лиля, уже серьезно-элегическим тоном. Ведь речь идет о снежных вершинах, а к ним нельзя относиться несерьезно. Звучат стихи Лермонтова, навевая грусть и мистику. И мелкими букашками кажемся мы сами, ползающие по лицу молчаливых гигантов...

50. Жизнь в горах, если даже ты всего-навсего значкист или просто турист, - по-особому волнует. Уж очень необычная здесь природа!

51. Утренние контрасты света и тени настолько глубоки, что даже фото не в силах их передать.

52... Светает...
Еще у ног Кавказа тишина.
Молчит табун, река журчит одна,

53. Вот на скале новорожденный луч
Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч,
И розовый, по речкам и шатрам
Разлился блеск и светит тут и там...

54. Сам лагерь расположен в сосновом лесу ущелья Адыл-Су.

55-56. Вьется мошкара, зреет смородина, хвойный настой в воздухе.

57. Можно подумать даже, что ты в Подмосковье, если бы не стояли вверху – стоит только поднять голову – сами снежные горы, недоступные начинающим альпинистам.

58-62.

63. Природа не любит, чтобы нарушалось ее правило: лед наверху, жизнь внизу.

64. Но люди ей противоречат и идут наверх.

65. Там, на вершине, перед ними открывается вся снежная страна...
Что на земле прекрасней пирамид
Природы, этих гордых снежных гор?
Не переменит их надменный вид
Ничто, ни слава царств, ни их позор...

66. О ребра их дробятся темных туч
Толпы, и молний обвивает луч
Вершины скал, ничто не вредно им.
Кто близ небес, тот не сражен земным...

67. Кто посещал вершины диких гор
В тот свежий час, когда садится день,
На западе светило видит взор,
И на востоке близкой ночи тень,

68. Внизу туман, уступы и кусты...
Кругом все горы чудной красоты.
Как после бури облака стоят
И странные верхи в лучах горят...

69.Вечерние горы теряют свою резкость, становятся мягкими и даже ласковыми.

70.Они как бы устали от бурь и борьбы и просят у людей мира и покоя.

71-73. «Горные вершины спят во тьме ночной,
Тихие долины полны свежей мглой... (и дальше)

Рассказ о самих восхождениях я начинал с самого простого и легкого к более трудным, где был даже срыв нашей Эли и неудача соседней группы. В душе нарастает горечь, достигающая кульминации при взгляде на Ушбу – место гибели Славы...

74. …Но нам день новый не несет отдыха и покоя. Закончились занятия и начались восхождения.

75. Первое, тренировочное восхождение на Виа-Тау мы сделали в своем ущелье, расположив палатки под громадной тенью Джан-Тугана, крестного отца нашего лагеря.

76. Последний вечер перед восхождением и окрестные прогулки…

77-101.

102. А через несколько дней мы уже были в новом районе – ущелье Ирик-и-Чата – двух рек, что начинаются с двух соседних ледников Эльбруса…

103. Эльбрус... Он на целый километр выше самых высоких здешних вершин. Эльбрус не просто велик, он огромен, и как бы подавляет всю округу,

104 делая ее и вправду Приэльбрусьем.

105-110.

111. Таким был Эльбрус ранним утром, когда мы вышли на траверс вершин «Кзген-баши», «Советский воин» и Восточный Ирик-Чата.

112. 6 часов утра, а мы уже выходим к перемычке

113. А дальше скалы, гребни, лед и камни, …перекличка связок, холод в пронизывающем ветре солнечного утра и волнение от высоты.

114-118.

119. Вот на таких наклонных плитах не прошла маршрут наша Эля. Сорвалась с уступа, пролетела три метра и повисла на перилах, ударившись спиной о стенку.

120. Все мы здорово тогда перепугались… Все, кроме Эли: «Ну надо же было выбрать такой бестолковым путь» - сказала она, как только встала на ноги...

121. А ведь это несложные вершины – всего-навсего «двоечки». Но уже здесь случаются срывы. Уже здесь возможны удары от еще добродушных гор.

122-130.

131. Вечером мы спустились вниз, вон к тем далеким горам, у подножья которых стоит наш родном лагерь...

132-133. Спускались в лагерь, уже забыв, конечно, о досадном происшествии с Элей и надеясь, что нам разрешат еще одно внеплановое восхождение.Его не разрешили, и потому самым ярким в нашей памяти осталось восхождение на Когутай-баши.

134. Природа его долины нас очаровала…

135-137.

138. Сам Когутай кажется низкорослым в сравнении с соседней вершиной Донгуз-Оруна, но у нас он отнял немало сил за 11 часов восхождения, а некоторых даже обескуражил. Настолько неожиданным было случившееся, что из 14 человек на вершину поднялось только 7.

139-148.

149. Все началось вот на этой стенке, которую надо было пройти по веревке, навешенной инструкторами – как на занятиях. Но уже первый из нас поднимался почти полчаса вместо двух минут.

150. Сначала мы смеялись, ожидая своей очереди, но потом, когда пришлось лезть самим, веселье сменилось растерянностью. А двоих из соседней группы пришлось просто втаскивать.

151. И пошло восхождение вперекос. Вторая группа все больше отставала и выводила первых из графика. В конечном счете, инструктора сняли вторую группу с маршрута,

152. приказав спуститься с когутайского гребня на снежное плато./p>

153. Нам же повезло больше – мы дошли до вершины.

154. Тут, на вершине Когутая, мы впервые начали понимать, как случаются неудачи в горах, как горы могут стать суровыми к людям. Вдруг, неожиданно, но в сущности и всегда только по вине самих людей. Из-за того, что двое оказались слабыми, остальные ребята испытали горечь поражения на такой легкой вершине. А что было бы на трудных?..

155. С Когутая хорошо видна Ушба, одна из самых мрачных и опасных вершин Кавказа, которая отняла так много человеческих жизней.

156. После гибели Славы я не могу спокойно смотреть на это двурогое создание, как будто Ушба угрожает мне лично. Хотя и знаю, что она ни в чем не виновата, что виноваты люди…

157-158. Горы ставят людей в суровые условия борьбы и обнажают их истинные свойства – черную или светлую суть. И даже более того: они делают просто хороших людей людьми большими и смелыми. Вот за этим-то и идут люди в горы...

159. Группа инструкторов идет в ущелье Шхельды на траверс Чатына – 5б категории трудности...

160-165. «Немецкие ночевки»…

166-167. Перевал «Ложный Чатын»…

168. Виден район Бизенги…

169-170. Наша стоянка наблюдателей…

171. Чатын, где погиб Мышляев и с ним, и где сегодня снова погибли три человека...

172-180. (Текст песни Высоцкого, но уже в трагическим тоне и в его исполнении).

172. «… Кто здесь не бывал, кто не рисковал,
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес
Внизу не встретишь, как ни тянись,
За всю свою счастливую жизнь
Десятой доли таких красот и чудес…

174. Нет траурных роз и траурных лент,
И не поход на монумент
Тот камень, что покой тебе подарил.

175. Как вечным огнем сверкает днем
Вершина изумрудным льдом,
Которую ты так и не покорил.

176. И пусть говорят, да, пусть говорят…
Но нет, никто не гибнет зря.
Так лучше, чем от водки и от простуд.

177. Другие придут, сменив уют,
На риск и непомерный труд
Пройдут тобой не пройденный маршрут…»

178-180

181. «Сколько слов и надежд,
Сколько песен и тем
Горы будят у нас
И зовут нас остаться.

182. Но спускаемся мы
Кто на год, кто совсем,
Потому, что всегда
Мы должны возвращаться

183. Так оставьте ненужные споры.
Я себе уже все доказал:
Лучше гор могут быть только горы,
На который еще не бывал…

184. «До свидания, горы!»

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.