В.и Л.Сокирко Диафильм «Московские церкви»

Том 4. Москва - Ополье. 1967-1982гг.

Диафильм «Московские церкви»

Часть третья. «Классицизм»

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

263. Жизнь не стоит на месте. И вот уже рядом с ломившимся от роскоши собором Богоявленского монастыря стоит деловитая и целеустремленная петровская колокольня. Пройдет немного времени, и петровская практичность сломает роскошную лень боярской жизни.

264. Вырастет Петербург, и:
Перед новою столицей
Главою склонится Москва,
Как перед юною царицей
Порфироносная вдова.

265. Появление Петра до сих пор представляется чудом, спасшим Россию от вековой спячки, повернувшим ее к западной цивилизации.

266. Однако, даже здания говорят о том, что Петр был бы невозможен без просветительской деятельности его предшественников. Петр основал флот, но ведь первые морские корабли построил его отец Алексей Михайлович.

267. Петр посылал боярских детей учиться за границу, но ведь уже при его брате Федоре Алексеевиче было основано в Заиконоспасском монастыре

267. славяно-греко-латинское училище, где учились у Магницкого Ломоносов, Кантимир и Баженов.

269. Долгое время именно монастыри были кладезями знаний, рассадниками культуры. Только монахи были грамотными людьми. Им мы обязаны знаменитыми летописями древнейшей истории. Искусство, живопись, архитектура и музыка также служили церкви и лучше всего сохранились в монастырях.

270. Андреевский монастырь. Здесь Федор Ртищев открыл первое духовное училище во второй половине XVII-го века.

271-273.

274. Движение и развитие русского общества конца XVII-го века начало захватывать и женщин, придавленных Домостроем. Уже давно прошло легендарное время походов княгини Ольги и былинных богатырш. Христианство с его мифом о первородном грехе, в котором из-за женщин люди лишились рая, наследовали болезни, голод и стали смертными, принесло презрение к женщине, и даже ненависть.

275. Женщине дано было право лишь на подчинение мужу: «Жена до убоится мужа своего», да на вечную верность. Лучшей же участью для женщины считалось монашество, законом было пострижение вдов в монахини.

276. Это здание было построено уже в нашем столетии академиком Щусевым на Марфо-Марьинской обители.

277. Но как верно передана бело-черным цветом суровость и печаль женского монашества.

280. А вот другой женский монастырь - знаменитый Новодевичий. Солнечный, яркий, нарядный, роскошный. Такой вид монастырю, основанному в начале XVI-го века, придала Софья. В конце XVII-го века зодчие достигли глубочайшего понимания законов построения ансамбля.

282. Поэтому достройка и перестройка не только не ухудшила их, а, наоборот, усиливала их архитектурную выразительность. Обычно монастыри ставили на берегу рек, прудов, чтобы их красота удваивалась, отражаясь в голубой воде. Сочетание зелени деревьев, красного цвета стен, белоснежной резьбы и золота глав, увеличивало торжественность ансамбля.

283. В центре ансамбля расположен Смоленский собор. Соборы такого типа у нас вызывают уважение, а у наших предков, наверное, вызывали очень сложные чувства, понять которые нам довольно трудно.

284. Но люди делают и делают попытки понять их. И в холодный зимний день девушка рисует старинный собор, всматриваясь в него, вдумываясь.

285. По неписаному закону царевны не могли выходить замуж за неровню ей по происхождению, а равных царскому роду не было на Руси. Единственный выход состоял в уходе в монастырь. Сколько их было, царевен, постриженных в годы цветения, сколько слез в подушку и затраченных сил.

278. И эти силы как бы скопились в Софье, когда она боролась за свое место под солнцем, за свое право жить и управлять государством. Ее судьба чем-то схожа с судьбой Бориса Годунова - она тоже захватила не по праву власть и, зная это, заигрывала с народом, со стрельцами.

281. Она тоже была способна на мелкие расправы, но не такие ужасающие, как законные венценосцы Иван Грозный или Петр Первый, устроивший настоящую бойню над стрельцами. Софья потеряла власть и была заточена в монастырь, в отстроенный ею же Новодевичий.

285. В монастыре много построек: над обоими воротами выстроены парадные надвратные церкви. Не знаю, велись ли там службы, наверное, просто молились, а может, считалось, что только церковь может придать наивысшую торжественность входу. Над южными воротами - привлекательная трехглавая церковь, которую необычайно украшают маковки оригинальной формы.

286. А рядом - палаты Ирины Годуновой. Насколько мрачны ее палаты, настолько же светла и празднична трапезная церковь, построенная Софьей.

287. Колокольня монастыря высока и «отменно сложена». Закрытые ярусы чередуются с открытыми, что придает ей необычайную легкость.

288. Колонки по углам тоже усиливают это ощущение.

289. Ушло древнерусское зодчество с концом XVII-го века, были забыты и рецепты, по которым строились высокие, но легкие колокольни. В дальнейшем грузные, неуклюжие великаны все чаще стали появляться над воротами монастырей. Такова, к примеру, колокольня в Новоспасском монастыре.

290. Новодевичий монастырь! Сколько пролито за твоими красными стенами слез, но случалось, что ты их и осушал. Здесь любила бродить тонкая поэтесса прошлого века Ростопчина.

291. Обитель древняя, убежище святыни,
Как стало мне легко в стенах твоих,
Как живо чувствую я ныне
Всю суетность надежд и радостей земных.

292. С разбитым сердцем я, с взволнованной душою
Вступала в сень твою, мятежных дум полна.
За грань житейскую сюда я за собою
Оковы бренности и груз тоски несла.

293. И здесь меня отрада ожидала,
Здесь утешение спустилось сверху мне.
Моленье теплое на время оторвало
Печаль, томимую в сердечной глубине.

293а. С очей упал покров, таинственная вечность
Явилась предо мной разительно странна,
Житейской бури я постигла скоротечность,
От ложных призраков душа отвращена.

294. Когда Петру грозила гибель от Софьи, он бежал в Троицкую лавру, куда постепенно перешли все верные ему войска и бояре. В благодарность Богу за чудесную победу мать Петра Наталья Кирилловна поставила церковь Филиппа-митрополита в Высокопетровском монастыре.

295. Посмотрите, как легко и горделиво звучит материнская радость за сына.

296. От петровских времен в монастыре сохранилось много построек. Место соборного храма занимает обширная трапезная церковь Сергия Радонежского.

297. Несколько в стороне стоит огромный храм-усыпальница бояр Нарышкиных. Храм сделан по типу приходских храмов XVII-го столетия.

298. Над западными воротами расположена церковь Антипия.

299. Ее современница (построена в середине XVIII-го века) Толгская церковь - совсем игрушечная, да еще и раскрашенная в многоцветье. Рядом с ней видна многоярусная колокольня. Поскольку в конце XVII-го века монастырь стоял в черте города, то ему пришлось даже композиционно измениться. Прежде в монастырях центром ансамбля был собор-храм, стоящий в середине двора - он был самым высоким и мощным зданием монастыря.

300. Теперь же главной вертикалью стала колокольня, выдвинутая на фасад монастыря.

301. А вместо каменных стен на Петровку выходят кельи, наряженные наличниками с разорванными фронтонами и фризом, бегущим вдоль стен.

302

303. Здесь мы прощаемся с древней Москвой. Про здания последующих лет уже нельзя сказать, что они полностью самобытны. Петр энергичной рукой крушил старый быт и нравы, весь ритм и уклад жизни. Все, что происходило в общественной жизни, непременно сказывалось и на зодчестве.

304. Но если петербургские зодчие, не имевшие традиций, первоначально больше воспринимали и меньше перерабатывали, то московское зодчество, впитывая в себя западноевропейские формы, своеобразно перерабатывало их и продолжало идти самостоятельным путем.

305-306. Русские архитекторы при постройке церквей начинают применять нерусские «рациональные» конструкции, как, например, колоннады с портиком, огромные купола, которых раньше делать не умели, ордерные формы и многое другое.

307. Церковь Архангела Гавриила построил Зарудный - архитектор, получивший западноевропейское образование. Ярусами, по-московски, тянется церковь вверх.

308. Когда-то она была еще выше. Ее хозяину - Меньшикову - хотелось превзойти колокольню Ивана Великого, почему и звалась она в народе Меньшиковой башней.

309-310. Церковь богато украшена скульптурным орнаментом, почти все детали которого взяты из барочного декора.

311. Церковь Петра и Павла на Кулишках поставлена была в тяжелые годы войны со Швецией.

312. Ее наряды скромны, нет уже резных надкарнизных украшений, ярусов всего два, но пропорции, силуэт, форма главы - во всем еще явственно ощущается влияние нарышкинского стиля. И колокольня ей вполне подходит.

313. Церковь Иоанна Воина на Якиманке - здание, которым восхищался в свое время Баженов. Действительно, здание необычной конструкции. В церкви слились недавние принципы «московского барокко» и то новое, что шло ему на смену.

314. Закомары-кокошники превратились в полукруглые фронтоны, а прежние малозаметные слухи - в большие люкарны с полным декоративным оформлением.

355. Новые детали в виде волют и остроконечных пирамид заняли место декоративных гребней.

316. В Замоскворечье стоит огромная церковь Климента. По виду это просто дворец, но с куполами. Полагают, что построил ее один из учеников Растрелли.

317. И в то же время этот храм близок к Иоанну Воину. Но только украшен с большим вкусом и любовью. Тончайшим вкусом в отделке обладал его строитель.

318. И, наверное, это последнее барочное (уже в западноевропейском смысле) здание в Москве. На смену барокко на Западе, а довольно скоро и в России, шел классицизм. Конечно, казаковские церкви и красивы, и внушительны, но это не церковная красота - та осталась за порогом XVIII-го века. Ротонда вместо барабана на церкви Филиппа Митрополита придала зданию совсем светский вид.

319. У карниза здания выполнены с большим искусством барельефы на церковные темы. Жаль, что они все больше разрушаются временем.

320. Казаковская рука чувствуется и в этой церкви Вознесения на Гороховом поле.

321. И колоннада красивая, и шпиль - почти шатер. Книги единодушно называют ее лучшим творением Казакова.

322. Совсем непохожа на нее церковь Косьмы и Дамиана на Покровке.

323. Церковь эта как бы составлена из пузырей, так округла каждая ее часть.

324. Единственная церковь, которую построил в Москве Баженов, самый талантливый русский архитектор, к которому судьба екатерининскими руками была так жестока, -

325. церковь Всех Скорбящих Радости в Замоскворечье.

326-327. Да и то осталась лишь колокольня и трапезная, а само здание после пожара 1812 года перестроил Бове.

328. Начиная с петровского времени, старая Москва приходила в упадок, забывались приемы древнерусского строительства, исчезали старинные улицы, запираемые на ночь цепями боярские хоромы, бесчисленные сады и огороды, заменяясь новыми безликими постройками. Этот необратимый процесс больно отозвался в сердцах русских поэтов.

329. О, как пуста, о как мертва
Первопрестольная Москва.
Везде чугун, везде гранит,
Сады, мосты, объем широкий.
Несметных улиц, все блестит
Излишней роскошью - все ново,
Но жизни нет! Она мертва,
Первопрестольная Москва!

330. С домов боярских герб старинный
Пропал, исчез... И с каждым днем
Расчетливым покупщиком
В слепом неведеньи, невинно
Стираются следы веков,
Следы событий позабытых,
Следы вельможей знаменитых.
Обычай, нравы, дух отцов -
Все изменилось...

331. Сквозь слез гляжу на древний град
Вот он, свидетель величавый
И русских бед, и русской славы
И горестных моих утрат.
Моих утрат!.. Порыв роптаний
Умолкни здесь. Что значу я?
Скрижаль родных воспоминаний
И царства русского глава.
Былого летопись живая
Золотоглавая Москва.

332. Москва! Предел моих желаний,
Где я расцвел, где я увял.
Где наслаждался, где страдал
И где найду конец свиданью.

333. С религией у русского человека была вся жизнь связана от рождения до самой смерти. И сейчас на всех старых кладбищах стоят церкви, где отпевают православных и ходят черные старухи. И любого верующего охватывает светлая грусть и воспоминания.

334-338.

339. Есть близ заставы кладбище,
Его всем знакомо имя...

340. Божия нива засеена вся.
Тут безвестные люди,
Добрые люди сошлися
В ожиданье весны воскресенья.

341. Ветки простые дерев
Осеняют простые могилы,
И свежа мурава, и спокойно, и тихо,
На вечность.

342. Посещают родных,
Как хорошо тут лежать
И свежо, и покойно, и тихо,
И беспрестанно идут и живые,
И мертвые гости...

343. Иным же даже в смертный час не изменяло чувство юмора. Бродя по Ново-Алексеевскому кладбищу, мы натолкнулись на такое завещание:
Живите, дети, не тужите,
С вами божья благодать,
Меня к себе уже не ждите,
Я ж вас буду ожидать.

344. Церковь же у Никитских ворот напоминает о другом - о молодости, радости, свадьбах. Здесь венчался Пушкин с первой московской красавицей Натальей Гончаровой.

345. Мы отменили все красивые обычаи, связанные с церковью, а сейчас начинаем жалеть о них. Порядки во Дворцах бракосочетаний - это лишь жалкое подражание таинственному, освященному древностью обряду венчания.

347. И сейчас много молодых венчается в церкви, наверное, даже не веря в Бога. И не надо осуждать их, настолько любящих старинное и прекрасное, чтобы найти силы отбросить современные предрассудки о церковном дурмане.

348. Многие века единственным убежищем было религиозное, единственной культурой - церковная, единственной живописью - церковная и храмовая роспись, и, наконец, единственной серьезной музыкой было церковное пение.

349. И сейчас еще церковное пение вызывает у верующих самые бурные чувства восторга, печали и умиления, которые, наверное, недоступны нам, безбожникам.

350. Это - главный действующий собор в России - Елоховская церковь. Слышали ли вы когда-нибудь пение, славящее господа на сто ладов, пение, льющееся сверху на благовестную толпу.

351. И какая разница, что соседи тебя немилосердно сдавливают, что кашель, стеснение, шум, просьбы о передачах на икону прерывают голоса певцов.

352. Душа верующего настроена на божественный лад, уши не слышат земной суеты, лицо жадно подставляется под дождь святой воды, руки тянутся за благословением.

352а-358.

365. А эта церковь называется Никола Красный звон. В своем арсенале эта церковь сохранила и развила самую древнюю музыку - колокольный звон. Москва всегда особенно славилась своим колокольным звоном. В Москву ездили «хлеба-соли покушать, красного звону послушать».

368. В колокол мирно дремавший
С налета тяжелая бомба упала.

369. Грянула с треском, кругом
Ее разлетелись осколки.

373. Он - тоже вздрогнул: и к народу
Медные звуки

374. Вдаль потекли, негодуя
Гудя и на бой созывая.

374а. В безмолвии, под ризою ночной
Москва ждала. И час святой настал.
И мощный звон промчался над землею
И воздух весь, гудя, затрепетал.

378. Певучие серебряные громы
Сказали весть святого торжества.
И, слыша глас ее, душе знакомый,
Подвиглася великая Москва.

379. Один глагол всегда священный
Наследия былых времен,
И как сердцам понятен он,
Понятен думе умиленной.

380. То вещий звук колоколов,
То звук, торжественно чудесный,
Взметающий до облаков
Когда все сорок сороков
Взывают к благости небесной!

385. Знакомый звон, любимый звон,
Москвы наследие святое,
Ты все былое, все родное
Напомнил мне. Ты сопряжен
Навек в моем воспоминанье
С годами детства моего,

386. С рожденьем пламенных мечтаний
В уме моем. Ты для него
Был первый вестник вдохновенья,
Ты в томный трепет, в умиленье
Меня вседневно приводил.

389. Ты поэтическое чувство
В ребенке чутком разбудил,
Ты страсть к гармонии, к искусству
Мне в душу пылкую вселил.

391. Религия - опиум для народа. Может быть и так, но скорее это просто один из видов глубокого психологического воздействия на человека. И разве это огромное влияние церковь использовала только во вред людям?

392. Сказать так - это не уважать сегодняшних верующих. И можете поверить, сейчас 25 действующих церквей в Москве отнюдь не пустуют. В большие же праздники здесь просто не протолкнешься. Конечно, сюда заходят и просто любопытные вроде нас, старающиеся впитать в себя архаику обстановки. Но их мало. В основном людей влечет сюда вера, вера отцов и дедов.

393. В археологии есть закон: народ, переменивший веру своих отцов, стал новым народом, переродился. Так, славяне, принявшие крещение от Владимира Красное Солнышко, образовали единую русскую нацию.

394. А крах царизма и православия в 1917 году обозначил рождение нового понятия - советского народа - единого в своей коммунистической убежденности. Нынешние верующие лучше всего сохранили в своей среде обычаи и нравы дореволюционного русского народа.

395. Даже небольшие изменения в вере, введенные патриархом Никоном, привели к изменению народа. Старообрядцы, не воспринявшие новшества Никона, как бы остались жить в допетровском времени.

396. Старообрядческих церквей в Москве немало. Большинство из них резко отлично от православных. Старообрядцам разрешили строить свои церкви лишь в начале ХХ века.

397. Часть из них построена по типу простых древних храмов, например, Трифона в Напрудном.

398. Церковь Николы у Белорусского вокзала. Она сделана грубо и просто, но подражание закомарам потеряло и тень той привлекательности эстетического плана, которой обладали древние храмы.

399. А у этой церкви у Парка Культуры повторен другой старинный мотив - вместо обычной колокольни - забытая звонница.

400. Но в это же время появляются и другие совсем необычные постройки, зодчим большинства из которых являлся Бондаренко. Это - церковь Покровско-Успенской старообрядческой общины.

401. Ее стена украшена необычным орнаментом, а колокольня кончается маковкой, но на самом деле очень непривычно видеть маковку без пережима у основания.

402. Храм московской общины старообрядцев-пoмoрцев. Колокольня такая в Москве, наверное, единственная - как будто избушка на курьих ножках. Ее фасад облицован изразцами, так что получилось довольно большое панно с изображением двух ангелов.

403. Изразцами был облицован и портал. Можно сказать, что старообрядческие церкви перепрыгнули от древности в модернизм. Зодчий же элементами типа этой избушки пытался выразить свои представления о древности старообрядческих традиций.

404. Вообще церкви нового времени (конца XIX-го - начала XX-го века) можно отличить по современному кирпичу, по возврату от классицизма к древнерусским формам и по машинообразной точности старинных деталей декора. Время это бескомпромиссные искусствоведы считают безвременьем в архитектуре - не было своего стиля.

405. Мне же больше думается, что архитекторы, разочарованные в классицизме (как ни перерабатывали они его - он все равно не вписывался в русский дух), снова обратились к старым формам. И кто удачно, а кто и неудачно стали возрождать XVII-ый век.

406. Церковь Одигитрии. Здесь даже богатая изразцовая отделка не могла спасти кирпичную коробку башни от купеческого практицизма.

407. Зачастую же новые церкви очень привлекательны. Посмотрите на эти шлемовидные купола - как будто два коренастых богатыря - большой и поменьше, венчают пересечение крыш над объемом церкви.

408. По-моему, вполне удачна церковь Божьей матери. Нечаянная радость на Шереметьевской улице. Конечно, насмотревшись на подлинные древние церкви, ты не примешь эту церковь за древнюю.

409. Но зодчие этих времен и не делали подделки. Они просто искренне уважали старину и считали, что именно такие церкви отвечают московскому духу, и такие-то и надо во все века ставить.

410. Вот еще одна «подделка» - церковь в Сокольниках. Может и правда, что к такому массивному основанию не идет шатер.

411. Но издали она очень хороша шатром, а вблизи - роскошью украшений самого здания.

412. Здание бывшей церкви у метро «Пионерская» можно считать уникальным.

413. Оно построено из белого кирпича

414. и кажется совершенно новой постройкой сегодняшних дней.

415. Это - явно деревенский храм. Он отличается простотой и ясностью композиции. Скупая отделка красным кирпичом и серым камнем подчеркивают мягкость всего ее облика. Крыша красной черепицы вообще делает из здания уютный финский домик. Черепицы волнистой бахромой покрывают купол. Между прочим, такая бахромчатая крыша весьма популярна у архитекторов нового времени.

417. И действительно, насколько более симпатичный вид приобретает приземистая коробка деревенской церкви близ Лианозова, когда ее покрыл купол, взлохмаченный рядом кокошников. Храм совсем недавний. Это видно. Еще не слезла позолота с креста. Но по маковке видно также, что церковь начинает разрушаться.

418. И ждет ее печальная участь всех деревенских церквей - заброшенность и разрушение.

419. Ведь она не является историческим памятником, да и художественной ценности, согласно существующим канонам, не представляет.

420. Мало ли их было разбито только из-за одного желания использовать остатки кирпича для постройки какого-нибудь свинарника. Редко кого заинтересует, что вот такая маленькая деревенская церковь, спрятанная в деревьях, может служить главной и самой прочной нитью связи живущих здесь людей с их предками, с их славой и бедами.

421. И пусть постройка эта недавнего времени, но в глазах народа она овеяна поэзией древности, служит для них памятником прошлому. Разрушение ее равносильно осквернению могил.

422. За наш XX-ый век уничтожено больше половины всех московских церквей, больше двухсот. Многие перестроены и заброшены так, что уже практически перестали существовать. А этой церкви здорово повезло, ее просто закрыли от мира многоэтажной громадой. И нужно много времени проплутать, прежде чем доберешься до нее. Другим же повезло меньше.

423. Их новые хозяева - многочисленные предприятия, склады и учреждения - типа студий диафильмов или фабрик зонтов - используют отведенные им хоромы на износ. Где надо - коптятся трубы, где надо - проложены балки, где надо - уложено железо, пробиты окна и двери. Отличный получился промышленно-церковный комплекс, наверное, не хуже, чем домашние домны в Китае.

424. Даровые здания - чинить их не надо, прочно поставлены, да и все равно их сносить будут. Это еще что. Хуже, когда старинные здания обезображиваются и уничтожаются не только физически, но и морально.

425. Какая была необходимость устраивать общественные уборные в сквере перед церковью Климента, прекрасном памятнике XVIII-го века, или устроить тюрьму в древнейшем монастыре Даниловом?

426. А в соборе его современника - Новоспасского монастыря - разместить вытрезвитель?

429. Но нет, они не правы, эти преобразователи жизни, полные недоброжелательности к старой Москве, Фомы, не помнящие своего родства с православным русским народом!

430. Сохранение, а не разрушение старого наследия - вот принцип, который положен в основу государственной политики, пусть он в массе случаев и нарушается. Если и сейчас разрушаются отдельные церковные здания, то еще больше их реставрируют.

431. Реставрация - это долгий и длительный процесс, требующий большого искусства и большой любви... Быстро можно только разрушать.

432. Строить заново гораздо дольше, а восстанавливать здание - это еще дольше.

433. И все же пусть не день за днем, только год за годом, но встают рядом с белыми зданиями новостроек обновленные древние храмы, освобожденные от всех безвкусных наслоений купеческого времени, от всякой грязи и парши.

434. И происходит чудо. Внезапно эти, казалось бы, безликие космополитические коробки приобретают национальный колорит, русский характер, становятся частью нашего большого города.

435. Велика Москва, издавна была такой! Еще два века назад о ней говорили, что Москва - не город, а целый мир. Вот этот мир, его небольшую часть в виде церковных старинных зданий мы и хотели узнать. Посмотрев почти все церковные здания сегодняшней Москвы, большинство тех из них, которые еще сохранили свой прежний облик, мы показали вам в диафильме лишь небольшую часть этого богатства, принадлежащего русскому народу.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.