Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Алтай - Ойротия 1987 г.

Том 17. Алтай-Сибирь 1987 г.

Алтай - Ойротия - 87

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

1. Ойротия - 87

2. Русское Беловодье - Алтайское Беловерье - Путь Н.К.Рериха

3. Д.И.Белеков:

Над голубыми Азии просторами
Полночное сверкание созвездий.
Шиме- провидец от индийских гор дошел до золотых снегов Белухи.
Его потомку дальнему, поэту /Сейчас о Гималаях снятся сны/

4. "Сутур" звучит торжественно, как "сутра",
Провозглашая наших душ родство.
О Индии Сумеры - Гималаи! Белуха по-алтайски - "Юч Сумер".
Катунь берет начало на Белухе, Ганг в Гималаях прячет свой исток
Великие аорты горных стран!

5. Сын матери-России, мудрый Рерих,
В оснеженных утесах Гималаев какие озарения искал?
Какие откровения он слышал, пересекая Азии простор,
До Ганга добираясь от Катуни?
Кружа в волнах серебряную пену /Что шепчут миру эти две реки?

6. О чем молчат подлунные вершины, белки, гольцы и пики синих гор?
Алтай и Гималаи, средь Вселенной

7. Таит невозмутимое величье молчанье ваше и святая речь.
Вы - обелиски, дивной силы,
Способной уберечь, соединить, остановить братоубийство в мире.

8. Часть I. "Про Беловодье"Известно, что к Катунским белкам туристов быстрей всего доставляет самолет Барнаул-Усть-Кокса. Через час из областного многолюдья человек попадает в уникальное для горного Алтая место - ровную и

9. плодородную Уймонскую степь широкой долины Катуни, замыкаемую с юга зелеными горами начинающегося высокогорья. Надевай рюкзак и топай на них... Но мы не будем торопиться.

10. Известно, что с 18-го века по крестьянской России как раз об этой Уймонской степи ходили слухи, как о чудесной стране Беловодья. - Здесь устроилось самое первое гнездо русских поселений горного Алтая. Об этом в 1771 году немецкий путешественник Паллас писал:

11. "Иной раз случается, что рудокопы убегают из-за охоты к воле и долгое время в лесистых горах шатаются, кормясь охотой, и весьма от того обогащаются. Да и таковых беглецов уже нашли, которые и за границами, в самых диких горах лачужки построили и там совсем поселились.

12. Еще через век другой знаменитый путешественник - Ядринцев рассказывал: "Русское крестьянство, избегая преследований и изыскивая свободные места, стремится все глубже и глубже к азиатским границам. Известно, что прежде чем географы, а также русские пограничные власти прибыли к подножью Катунских Альп, они уже были

13. заселены русскими крестьянами. Так, говорят, один начальник, объезжая границы, узнал, что его казаки ведут споры с мужиками. "Да какие же здесь мужики?" - спрашивает изумленно начальник. Отправился сам и увидел

14. в неприступных горах выросшую самовольно русскую деревню. "Кто вы такие? - "Мы российские". - "Кто вам дозволил здесь поселиться, да как вы смели?" - "А мы не на твоей земле живем, мы киргизскому султану, что в Китае, другой год дань за землю платим"...

15. Где там было русским крестьянам понять хитрости установления государственных границ, раз начальство до них никогда не доходило. Считается, что основной путь русского заселения этой земли (камня, по-тогдашнему), шел с юга: "По Бухтарме, в Аргут и в Катунь. Самое старое поселение 1758 года, а уже к 90-му году селений вольных "каменщиков" стало 30. Путешественник Принтц писал:

16. "Жилища, построенные каменщиками, близ вершин Катуни, были со всех сторон окружены высочайшими горами и быстрыми многоводными реками. Они жили мирно, соблюдая старообрядческие правила. Земля, никогда не возделанная, щедро вознаграждала труды. Звероводство давало несметные богатства промышленникам. Отправляясь в Камень, преимущественно весной,

17. беглецы старались срубить в избранном месте в ущелье - избу, помещаясь по несколько человек вместе, или у других, прежде там поселившихся. Вступая с ними в товарищество, они засевали хлеб, косили сено, составляли небольшие охотничьи артели и обзаводились полным хозяйством.

18. Отчужденные от общества и связанные одной участью, они составляли род братства или товарищества. В случае ссор или обид дела решались по приговору стариков и лучших людей, словесный приговор которых выполнялся как закон. Самой суровой

19. мерой наказания было изгнание из общины, виновных привязывали к плоту. Случалось, что иные выживали"... Замечательный климат и плодородные земли

20. побуждали каменщиков заводить пашни, независимо от того, сколь близким они считали второе пришествие и сколь грозным было соседство Усть-Каменской крепости с ее карателями. И, понятно, что до урегулирования отношений с Российской империей, постоянное земледелие было здесь невозможным.

21. Потому в 1790г. представители каменщиков в числе 30 деревень обратились к горному начальству Алтая, что желают сделаться "гласными правительству". От императрицы они получили на удивление милостивый

23. ответ. Пережившая страх пугачевщины и желающая устойчивости на всей китайской границе и по всему вольному Алтаю, Екатерина предоставила алтайским вольным каменщикам большие льготы: утвердила их свободы от рекрутчины, свободу старообрядческой веры, а в качестве

22. легкой подати - пушной ясак. Эти льготы сохранялись почти целый век, что и рождало по всей крестьянской России вести о счастливой стране Беловодья... И потянулись тайные бегунские тропы-дороги для искателей справедливости.

23. Правда, мало кто мог принимать реальную Уймонскую степь за настоящее Беловодье. Для самих уймонских крестьян мечта уходила еще дальше - они отправлялись

24. за ней на Верхний Енисей, в Туву, даже в само Японское царство (как верили алтайцы и монголы) или в Гималаи, как рассказывали Рериху. А еще чаще верили, что Беловодье открывается "лишь праведным при сильном желании,

25. внезапно в любом месте, прямо посреди тайги. Нo, обязательно - на другом берегу озера, преодолеть которое возможно лишь при безоглядной вере. Рассказчику это, естественно, не удавалось, озеро оказывалось для него слишком глубоким на том месте, что его более ревностному спутнику было едва по колено воды.

26. Свои привилегии Уймонская старообрядческая деревня потеряла после реформы 1878 года, а годы советской власти прошлись по ее зажиточным и самостоятельным крестьянам всесокрушительным катком насильственной коллективизации.

27. Бывшая старообрядческая Усть-Кокса, основанная в 1806 году на берегу Катуни, стала обычным райцентром посреди обычных колхозов. С этим oкончилась идея Беловодья. Насовсем ли?

28. Сегодня не слышно староверов и поисков Беловодья. Частью разбежались, сосланы, а частью, наверное, переродилась. Но может ли человек жить без мечты, тем более на Алтае? - Нет.

29. В 26 году судьба привела на Катунь одного из замечательных мечтателей - Н.К.Рериха. Он интересовался русским Беловодьем, приветствовал активную Сибирь свободной кооперации, но как мирового человека его привлекла и утопия алтайских аборигенов, их "белая вера".

30. Принимал он, гуманистически истолковывая, и ленинский коммунизм. Этот редкий человек мог соединять разные учения в терпимую космическую веру, в то, что нужно сегодня людям. Потому мы и отправились по пути Рериха к Белухе.

31. Часть 2. Дорогой РерихаОт железной дороги к высочайшей в Сибири вершине Белухе мы добирались 6 дней - машинами и пешком.

32. Первый день у нас прошел на Чуйском тракте. Тремя попутками-автобусами к обеду добрались до райцентра Шебалино. На остановке с

33. удивлением видим западных туристов - но не прибалтов, а настоящих иностранцев, ГДР-вских немцев, вон, чуть дальше. Странно, но при них не было никаких советских контролеров. Но зато некому было и обеспечивать их транспортом. И вот немцы дисциплинированно со вчерашнего вечера ждут рейсового автобуса, а те проходят мимо полные.

34. Мы же сразу уходим вперед за поселок в расчете на левые машины, жалея европейских коллег-бедняг, таких непрактичных в нашем бедламе.

35. Часть их маршрута пролегает по традиционному пути немецких путешественников: Миллера, Гумбольдта, Геблера. И, похоже, закончат они свое путешествие в колхозах высланных в войну немецких колонистов.

36. Под Белухой мы встретим немецких альпинистов и еще раз поразимся общности немцев и русских в их устремлениях к Востоку.

37. В попавшемся, наконец-то, автобусе украдкой присматриваемся к первым алтайским лицам. Они считаются коренными хозяевами. Но на тракте тон задают пока еще русские, вернее, их центральные ведомства.

38. Наглядываемся на соседнюю с трактом Катунь. Судьба ее теплой долины с заповедной флорой и целебным климатом Чемальского курорта все еще в опасности. Московское энергетическое начальство положило на Катунь глаз и еще не отказалось от планов строительства на ней каскада ГЭС, от всекатунского затопления.

39. Существуют ли русско-алтайские трения? Пожилая женщина словоохотливо рассказывает, как много лет учила алтайских ребятишек, и ее уважали родители, а сейчас вокруг - недоброжелательность и дерзость. Мы осторожны в сочувствии, полагая, что дело в алтайском взрослении.

39а. На Семинском перевале автобус делает остановку, и туристский инструктор приглашает всех пройти к памятнику присоединения "России к Алтаю" (?) Его шутка звучит откровенной насмешкой над алтайским патриотизмом. А нам совсем не хочется смеяться.

40. 230 лет назад это случилось. Китай разгромил Ойротское ханство и поделился с Россией, уступив ей северную часть Ойротии-Алтая.

41. Назвать такое присоединение добровольным у нас нет оснований. Нет и недобрых чувств к нынешним алтайцам, тянущимся к оставшимся за границей сородичам.

42. Рерих. "Дневник по Алтаю" Раскинулась ширь Алтая, зацвела красками зеленых и синих переливов. Елен-Чадыр, Карачай, Ак-км, Онгудай, Тургунда, Аргут, Чингиз-тай... Эти имена речек, урочищ и городищ как напевный лад, как созвучный звон. Столько народов принесли свои лучшие

43. созвучия и мечты. Шаг племен. Прошли и проходят.

44. От всех этих великих путников по необъятным пространствам Сибири осталось великое наследство культуры. Культуры, как осознания дисциплины духа, как света истинного просвещения для всеобщего блага. Это великое понятие разве не обязывает перешагнуть через разрушительное

45. непонимание?! Ведь невозможно дальше жить среди хаоса разъединения и взаимоуничтожения! Просто невозможно больше дышать!

46. Отравляющие газы и биологическая война не могут явиться завершением человечества. Словарь зла переполнен, и необходимо обратиться ко всем мерам сотрудничества и совместного созидания. Когда

47. мы говорим о созидании, о кооперации, разве мыслимо не переноситься в простор Сибири, в дали Азии? От всех сибирских работников веет неутомимостью, и если добавить к тому дружелюбие и понимание кооперации,- то вот вам и новый дом!"

48. Распрощавшись в Туэкте с Чуйским трактом, направленным на юг, мы пошагали на Запад, теперь по Уймонскому старому тракту. Попутных

49. машин было мало, да они нас просто не брали, и мы совсем загрустили

50. в беспрерывной ходьбе под тяжелыми начальными своими рюкзаками.

51. Ведь впереди 100 км до Усть-Кана, еще 150 км до Усть-Коксы, и плюс 70 км до Тюнгура, откуда и начинается тропа на Белуху. Но если идти пешком все 300 км, то когда же мы там будем?

52. И лишь мелкие ягоды крыжовника немного нас утешали на передыхах.

53. Одно хорошо: при пешем ходе не промелькивают быстро алтайские пейзажи с невысокими скально-лесистыми горками по-китайски уютного вида, с курганами на переднем плане. Известно, что исследовала эти курганы в 50-е годы археологическая партия Руденко, того самого, кто раскапывал мировой известности Пазарыкские курганы скифов. Курганы эти свидетельствуют: Алтай - прародитель

54. множества знаменитых народов. Существует даже алтайская семья языков - от тюрок до тунгусов, а жили еще и чудь-финны, и монголы...

55. Открытие же акад.Окладниковым самих древних палеолитических орудий позволяет говорить, что, возможно, именно на Алтае зародилась первая в мире человеческая культура.

56. К позднему запасмурневшему вечеру, чуть живые от 11-км хода, мы дошли до первой алтайской деревни.

57. Вид у нее темный, унылый. Невзрачные огороды, деревьев нет, но вот детишки чистые и нарядные - ухоженные. Их любят, им поют колыбельные.

58. Бедюров "Колыбельная"

Спи, любимый мой сыночек, баю-баю, дорогой,
Даже самой темной ночью сберегу я твой покой.

59.В темноте ночной устало колыбель твою качну.
В мире есть дорог немало, выбирай из них одну.

60-1. Будешь ты, сыночек, вскормлен материнским молоком.
Кап я впрок наполню вскоре самым лакомым куском.

60-2. Где из шёлка, где из ситца, то с кусочков-лоскутков
Одеяльце, чтоб укрыться, я сошью тебе, сынок.

60. Эдигей я приготовлю - молоко шести коров
Принесу домой с любовью, будешь ты, сынок, здоров...

61. Пусть резвится жеребенок и копытцем бьет в степи
Голосок твой, милый, звонок, баю-бай, сыночек, спи.

62. Жеребенку-аргамаку лунокрылым стать конем.
Трав священным ароматом я окуривала дом.

63. Будь же ты, мой сын, достоин/ И народа и отца.
Спи добра прекрасный воин,/ Тьма отступит от лица!

64. В этих последних строчках советского поэта чувствуется влияние бурханизма - особой алтайской веры, которой так интересовался Рерих. Он спрашивал: "Как мыслят народы Азии? Алтайцы помнят о Белом Бурхане. Они даже пострадали за ожидание его лет 20 назад. Они обращаются к Белому Бурхану так:

64-1.Ты, сидящий за белыми облаками, за синими небесами
Дух Алтая, Белый Бурхан,
Поселивший у себя в золоте и серебре народ,
Ты, который светишь днем, как солнце,
Ты, который светишь ночью, как месяц,

65. Выслушай мой зов в книге Собура!

Белый Бурхан требует сжечь идолов и обещает плодородие общей земли и пастбищ. Так общее благо доходит и до алтайских становищ,

66. а имя Ойрота приняла целая область. Так сегодня претворяется давнишнее предание о приходе Будды на Алтай...

67. Да, Азия мыслит твердо. И под феской, и под тюбетейкой - находчивый ум и умение находить ему богатое применение. Формула Иссы (Христа)

68. - община выверена и жива на Востоке, как твердое, спокойное сознание. То, что для Запада сегодня сенсация, для Востока - давние сведения. "Пройдя Азию, можно понять, как мыслят народы".

69. 2 августа Вчера газик агронома все же подвез нас до следующей, через 15 км, деревни и в километре от нее, в болотистой

70. долинке мы разбили свой первый походный бивуак.

71. Перед костром и палаточным уютом отступили суматошные впечатления первого длинного дня. Пожалуй, главное в

72. них - лица алтайских детей. В них - будущее, в них - опыт прошлого, та культура, которую видел Рерих. Но, прежде чем разобраться в его упованиях, нам нужно понять, что это за вера в Белого Бурхана и почему такая неприязненная сдержанность в русско-алтайских отношениях.

73. Второй наш день начался тоже рано, с гудения машин в утреннем тумане. Не было восьми, как мы встали на дорогу. Договорились меж собой уезжать с любым транспортом, хоть по одному. Так и было. Переезжая по очереди, к обеду попали-таки в Усть-Кан на 5-ти попутках, в том

74. числе и на этом могучем тягаче. Вместе с экскаватором он доставил через перевал наши рюкзаки и Алешу. Много машин - значит, много встреч. Неприятной из них была только первая, еще в утреннем

75. тумане. Я тогда догонял своих и почему-то сам поздоровался со встречным стариком-алтайцем на коне. В ответ он что-то проворчал, а, миновав меня, вдогонку бросил презрительно: "Ходят тут всякие бездельники!" Было это неожиданно и обидно - Почему?

76. Потом было много еще встречных улыбок, советов, а недоброжелательность старика все не забывалась, как что-то глубинное и основательное.

77. Может, дело еще в старых обидах от русских, о которых поминает Рерих про страдания за веру в Белого Бурхана? А вот молодежь алтайская даже не отличает бурханизм от старых шаманских суеверий.

78. Последние 30 км до Усть-Кана мы, наконец-то, ехали в автобусе, и на наши расспросы девушка отвечала: "Да, старики до сих пор

79. молятся в этих горах, а вон к той, Святой горе, паломники приезжают даже из Индии"... Так что же здесь происходило?

80. В начале века, в годы русско-японской войны, в нынешнем Усть-Канском районе, куда мы сейчас вступаем, произошли чрезвычайные события. Историк Потапов в 1933 году описал их так:

81. "21 июня 1904 года бурханистское сборище алтайцев в Усть-Канском аймаке было жестоко ликвидировано бийским исправником Тукмачевым. Его ратники из окрестных русских крестьян производили отчаянный грабеж и избиения молящихся алтайцев. Старосты Божко и Савельев

82. пытали алтайцев, рвали им бороды и волосы, вырезали ножами кресты на подошвах, даже крещеных алтайцев били розгами...

83. Несмотря на разгул реакции, движение бурханизма не прекратилось. Алтайцы отходили от насильно привитого им православия, обращались в бурханистов. В ответ алтайская духовная миссия неистовствовала в своих печатных изданиях, требовала к ним полицейских репрессий.

84. Бурханизм есть революционное национально-освободительное движение алтайцев против русских эксплуататоров. Невзирая на его религиозную оболочку, мы обязаны рассматривать бурханизм, как политическую борьбу скотоводов против колониального режима. Мечты об освободителе Ойрот-хане не покидали алтайцев".

85. Но пришло иное время, и эти выводы были "уточнены" историком следующим образом: "Несмотря на религиозную оболочку, бурханизм был политическим движением, организованным японским империализмом при помощи алтайских буржуазных националистов, был направлен против всего русского и агитировал за переход алтайцев под владычество Японии".

86. Цитата эта взята из итоговой книги Потапова - "Очерки по истории алтайцев", удостоенной в 50-м году Сталинской премии. За различием этих "ученых оценок" угадывается многое: и репрессии 30-х годов, и преобразование Ойротии в некую Горно-Алтайскую область в 1948 году, неразрывно связанное с осуждением белой веры алтайцев. "Эту буржуазную концепцию бурханизма, как освободительного движения, поддерживал в ранних работах и я, пока новые факты, анализ и, особенно, изучение трудов И.В.Сталина, не заставили меня выступить против нее"... Следом идут печатные доносы на исследователей алтайских корней финского языка, как на пособников финских фашистов, потом на исследователей скифских курганов, как на пантюркистов и т.д.

87.И вот как он теперь описывает алтайские события начала века. Итак: в мае 1904 года некий алтаец-пастух Чет Челпанов объявил родственникам и знакомым, что к нему явился всадник на белом коне, в белой одежде, и возвестил о себе, что он, хан Ойрот, некогда, мол, добровольно ушедший от своего народа, что скоро он вернется, и повелел Чету объявить алтайцам ряд заповедей и наставлений. Требовал отказаться от старых шаманских божеств и молиться по новой вере - Белому Бурхану.

88. - "С христианами из одной посуды не ешьте. Дружбы с русскими не водите. Долго вы склоняли голову перед северной белой горой, но настало время, когда она вам больше не владыка.

89. Когда-то мы все были подданными Ойрот и теперь будем знать его одного. Скоро русским придет конец, земля их не стерпит, расступится, и они провалятся под землю. У кого есть русские деньги, расходуйте их скорее на покупку товаров у русских, а оставшиеся деньги принесите ко мне"...

90. Проповедовал не только Чет, но и его 12-летняя дочь Чегул. Спустя несколько дней разослали по всему Алтаю гонцов объявить о предстоящем молении Белому Бурхану в долине Теренга Усть-Канского аймака. И к концу мая собрались 500 человек, в том числе знатные зайсаны и баи: "Чет видит Бога, скоро у алтайцев будет царь, а не поверивших Чету - поразит огонь!"

91. Слухи об этом начали доходить до русского начальства, и 23.5 сюда прибыл бийский становой пристав Бучинский с урядником и крестьянами и стали уговаривать разъезжаться по домам. Молящиеся отказались. 30 мая приехал еще помощник бийского уездного исправника Видавский и крестьянский начальник Аксенов, но не смогли пройти

92. к белой юрте Челпанова, где он сосредоточенно молился: "О царь Бурхан Ойрот-Япон". Из толпы кто-то объяснил, что Чет молится по старой вере, которая у алтайцев была еще во времена Ойрот-хана, что последний жив, только ушел за море, где властвует как царь Японии и скоро появится на Алтае.

93. К середине июня в долине Теренга молились уже 4 тысячи человек. Из полицейских архивов Потапов цитирует такие образчики молитв, хотите верьте, хотите нет: "Не в нашей земле найден Ойрот-япон-царь.С давних времен ты не являлся нам, природный Ойрот, чинодержавный царь наш...

94. Наша обутка с кантами, как у жителей Токио,наш шестиугольный Алтай не лишен благодати, потому что долгожданный Ойрот-царь, наша гордость и веселье, к нам возвращается".

95. И снова запись из полицейских архивов: "На третий день изнурительных молений явился молодой Бурхан и повелел: "Выберите себе князя и отдайте ему все русские деньги, у вас будут свои, алтайские". Они избрали князем бая Кыйтака, а потом всю неделю сбывали

96. в русских селах и лавках русские деньги, свои и баев - тысячами рублей. Бийские власти еще более встревожились разрастанием сборищ, требуя военной силы для подавления - слали телеграммы в Томск".

97. Исправник Тукменов доносил: "Калмыки (алтайцы) отказываются признавать русское правительство (деньги). Ждут своего царя Ойрота из Японии. Ходатайствую о высылке сотни казаков и отряда солдат".

98. 5 июня копию бийской телеграммы получил в Петербурге царь Николай и потребовал от Томского губернатора решительного подавления. 13 июня в Усть-Кан прибыл сам бийский епископ Макарий с нарядом

99. полиции. 18 июля бийский исправник распорядился "собрать ратников" из окрестных русских крестьян для подавления бунта. После молебна и благословения Макария, ратники в ночь на 21 июня прибыли к месту молений...

100. Чет Челпанов, его дочь Чугул, выборный князь Кайтык, ламы и некоторые зайсаны были арестованы и отправлены в Бийск, где после двухлетнего заключения их судили в мае 1906 года, но стараниями народнического адвоката Клеменца они были оправданы по "Манифесту о свободе вероисповедания". Это оправдание с сожалением резюмирует раскаявшийся историк Потапов: "Таким образом, царский суд не выявил политической стороны движения, хотя полицейские власти подчеркивали ориентацию бурханистов на Японию".

101. Чему тут верить? И кто же такие алтайцы - угнетенные ли кочевники, или японские диверсанты? Понятно, чему склонны верить мы. А в доказательство приведу еще одно авторитетное свидетельство: письмо лидеров сибирских патриотов Гр.Ник.Потанина - Владимиру Галактионовичу Короленко (5.01.07).

102. "Вероятно, Вам из газет уже известна возмутительная расправа, учиненная летом уездной полицией в союзе с бийским епископом Макарием над кочевниками Алтая. Но до Вас, конечно, не дошли подробности этой кровавой истории.

103. Чет Челпанов начал проповедовать против шаманства и потребовал от своих учеников прекращения кровавых жертвоприношений, заменив их сжиганием вереска и молениями. Рекомендовал им ходить без ножей. Почувствовав силу своего влияния, Чет распорядился отобрать у шаманов бубны и сжечь их.

104. Миролюбивый культ этого бубнеборца соединился с мессианским преданием алтайцев о царе Ойроте, второе пришествие которого они всегда ожидали. По рассказу Чета, до начала своей проповеди он три года скитался по Монголии, где, разумеется, должен был познакомиться с буддизмом.

105. Возникновение религиозного движения на Алтае, мне кажется, явилось исторической неизбежностью. В связи с распространением русской цивилизации падала сила и престиж шаманов, а гуманное учение Христа заслонялось для алтайцев изуверским характером миссионерской практики. В каждом годовом отчете Алтайская православная миссия сетовала на то, что полиция ей недостаточно помогает".

106. И продолжает Потанин: "Губернатор приказал арестовать Чета. Уездная власть решила исполнить это при помощи сборища крестьян, которые живут на землях, отнятых у алтайцев, и за счет грабительской торговли с ними, когда за давание товаров в долг - отгоняют скот, сколько рука сможет.

107. Бийский епископ Макарий лично прибыл на возмущенное Четом плоскогорье. Опасный для религиозной свободы многолетний союз духовной миссии и полиции закончился, наконец, уголовным преступлением.

108. Накануне погрома епископ Макарий отслужил перед собранными полицией 2000 крестьян молебен о даровании победы и благословил это иррегулярное войско. В полночь на колокольне православной церкви раздался удар колокола. Под этот звон, разносившийся далеко в сумрачную ночь, русская орда двинулась к месту, где проходили под руководством Чета общественные моления поклонников нового культа. К рассвету отряд достиг этого места.

109. Сторонники Чета вышли навстречу пешком и безоружными, без ножей за поясом. Власть потребовала выдачи Чета. Толпа алтайцев сделала низкий поклон начальству и застыла... Агенты власти пришли взять законоучителя под охрану, но которого из этой склоненной толпы надо взять, не могут узнать: все спины одинаково засалены, все косы одинаково черны. Среди них не оказалось Иуды (предателя), который бы жестом показал на законоучителя.

110. Тогда было отдано приказание бить лежавших в поклоне, чтобы заставить их встать. Начали истязать их холодным оружием, палками, ремнями. Били по спинам, по головам, по чему попало. Все это вылилось в фирменный погром. Несколько черепов было расколото и мозги выброшены на землю. Много жизней насильственно прервано.

111. Толпа алтайцев была разогнана. Челпанов и его несовершеннолетняя дочь арестованы, в течение нескольких дней происходило разграбление жилищ сторонников Чета и угон их скота. Чет с дочерью и еще несколько человек были увезены в Бийск и брошены в местную тюрьму, а на скале возле места побоища была сделана надпись:

112. - "21 июня 1904г. одержана победа над язычниками". Крестьяне - участники побоища, откровенно рассказывали о своих действиях, не находя в них ничего позорного для себя. Чиновник, распоряжавшийся погромом, тоже убежден, что он только добросовестно исполнил свою обязанность. В мае сего года будут судить в Бийске алтайцев, которые побиты и сидят в тюрьме. Достанется, может быть, и чиновнику-главнокомандующему, и крестьянам-исполнителям, но главный виновник - православная миссия, останется в стороне.

113. Здесь, в Томске, нет адвоката, который мог бы ярко обличить алтайские порядки. Есть тут два хороших оратора, но один из них православный и вряд ли возьмется за такое дело, другой - еврей, и ему неудобно бичевать православную миссию, а между тем, главное зло

114. в алтайской жизни - это миссия. Покровительство ей со стороны полиции, цензуры создало на Алтае невыносимо удушливую атмосферу. Пользуясь этим случаем, надо привлечь внимание русского общества к вопросу о сибирских инородцах. Не заинтересует ли Вас это дело, как некогда Мултанское?

115. Если сами не можете приехать в Бийск, то не подговорите де кого из столичных адвокатов взять под свою защиту бедных людей?"

116. 150 км от Усть-Кана до более южной Усть-Коксы мы преодолели быстро в пыльной трясучей геологической летучке...

117. Тяжко узнавать про зверства своих предков и как это может сочетаться: мечты о Беловодье и избиение мирных соседей, тоже мечтавших о счастливой стране Шамбале. Одно утешает, что предки были разными. Те, кто избивал и грабил в Усть-Кане - это типичная масса российских холопов, готовых на любое насилие по воле царя и

118. церковного начальства. Никакой действенной мечты о Беловодье у них и не было, лишь бездельные расчеты на даровую наживу - по зову алтайской миссии: "Приезжайте на Золотой Алтай! Одни старые сапоги,

119. данные инородцам в долг, через 4 года вырастают в доброго коня, а вскорости и в целый табун"...

120. Но были и другие русские, которые сами по себе заселили Усть-Коксу на Катуни, где и мы скоро будем. Cтарообрядческие предки не только вымечтывали Беловодье, но и реально строили его счастливую жизнь. И мы не слышали, чтоб уймонские староверы поддавались провокациям и громили бурханистов.

121. Хотя, конечно, полной справедливости и здесь не было, и соблазны русских привилегий, наверное, совращали их, все же именно здесь, в Прикатунье, куда, наконец, выкатила наша машина, цвела здоровая крестьянская цивилизация, гармонично соединявшая мечту и расчет.

122. После еще одного, последнего автобуса до развилки на Уймон

123. с музеем Рериха, после дальнего пешего хода и попутной телеги до воды, заночевали мы в 40 км от Усть-Коксы и недалеко от Оймона, в соседстве с рыбачившими отцом и сыном.

123. Может, были они потомки тех самых уймонских староверов, с которыми так любовно и радостно беседовал Рерих 60 лет назад:

125. - "Да, Беловодье! Дед Артамонов и отец Ознава ходили искать Беловодье: через Катунь-гор, через Богогорше, через Ергор по особому ходу. А кто пути не знает, тот пропадет в озерах или в Голодной степи. Но бывает, что и беловодские люди выходят...

126. Было, что и женщина беловодская вышла, давно уже. Ростом высока, станом тонкая. Лицом темная, как камень, одета в долгую рубашку, как бы в сарафан... Сроки на все особые.

127. В 23-м году Соколиха с бухтарминцами поехала искать Беловодье. Никто из них не вернулся. Но недавно получилось от Соколихи письмо - пишет, что в Беловодье не попала, но живет - хорошо. А где живет, того не пишет..."

128. С каких же пор пошла весть о Беловодье? А пошла она от калмыков да от монголов. Первоначально сообщали они "нашим дедам, которые жили по старой вере, по благочестию" Значит, в основе сведений о

129. Беловодье лежат сообщения из буддистского мира. Тот же центр учения жизни, но перетолкован он староверами. Путь между Аргутом и Иртышем ведет к тому же Тибету...

130. Кооператоры бодро толкуют: "Мы-то выдержим, только б машины не лопнули. Пора бы их переменить". И считает Вахромей число подвод. Староверческое его сердце вместило машины. Здраво судит о германской и американской индустрии. Рано или поздно, но будут работать с Америкой. А после индустриальных толков, Варфоломей

131. начинает мурлыкать напев на какой-то сказ. Разбираю: "А прими ты меня, пустыня тишайшая. А и как принять тебя. Нет у меня, пустыни, палат и дворцов". Знакомый сказ про Иосафа-Будду. Ведь Бодхисатву православные переделали в Иосафа.

132. Но Вахромей не по одной кооперации и не по стихарям только. По завету мудрых, он ничему не удивляется. Знает и руды. Знает и маралов, знает и пчел; а главное и заветное, знает он травки и цветки.

133. И не только знает, где и как растут цветики и где какие затаились коренья, но он любит их и любуется ими. И до самой седой бороды,

134. набрав целый ворох многочувственных трав, он просветляется ликом и гладит их ласково, приговаривает об их полезном.

135. Это уже Пантелеймон-целитель. Не темное ведовство, а опытное знание. Здравствуй, Вахромей Семенович! Для тебя на Гималаях жар-цвет вырос.

136. А вот и Вахромеева сестра - тетка Елена. И лекарь, и травчатый живописец, да и письменная искусница. Тоже знает травы и цветики. Распишет охрой, баканом и суриком любые наличники. На дверях и на скрынях наведет всякие травные узоры, посадит птичек цветистых и желтого грозного Леву-хранителя. И не обойдется без нее ни

137. одно важное письмо на деревне. "А кому пишешь-то, сыне? Дай-ка скажу, как писать". И течет длинное жалостливое и сердечное стихотворное послание. Такая Искусница!

138. "А с бухтарминцами мы теперь не знаемся. Они, вишь, прикинулись коммунарами и понаехали грабить, а главное, старинные сарафаны. Так теперь их зовут "сарафанниками". Теперь, конечно, одумались.

139. Встретится - морду воротит: все-таки человек - и стыдно. Теперь бы нам машинок-американок завести. Пора бы уж коней освободить". И опять устремление к бодрой кооперации. И тучнеют

140. новые стада по высоким белкам. А со студеных белков лучше всего видно саму Белуху, о которой шепчут пустыни. Как птицы по веткам, так из языка в язык и перепархивают слова, забытые и никем не узнанные.

141. Поповцы, беспоповцы, стригуны, прыгуны, поморцы, нетовцы (ничего не признают) - сколько непонятных толков... Много чего слышал, но такого темноверья не приходилось ни видеть, ни читать в лето 26г.

142. Тут же хлысты, и пашковцы, и штундисты, и молокане. А к ним уже стучится поворотливый католический падре.

143. Среди зеленых и синих холмов, среди таежных зарослей не видать всех этих измышлений. По бороде и низкой повязке не поймешь, что везет с собой грузно одетый встречник".

144. 3-й деньСолнечное и теплое, радостное утро. Двумя попутками мы проехали

145. оставшиеся 30 км до Тюнгура... На всем пути от Бийска мы затаскивали и стаскивали на попутки свои рюкзаки 13 раз.

146. А ведь могли бы доехать до Катанды (она от Тюнгура в 10 км) прямо поездом, если б не революция! В дневнике Рериха отмечено:

147. "До Катанды была спроектирована ветка железной дороги от Барнаула, связывающая сердце Алтая с Семипалатинском и Новосибирском. Говорят, тогда еще инженеры прошли линию..." - "Да когда-тогда?" -

148. "Да известно, до войны". Таинственное "тогда" становится определителем довоенной эпохи".

149. Да, уймонская страна русских старообрядцев развивалась мощно. А что же в это время происходило с алтайцами?

150. Потапов пишет: "После суда Челпанов и его дочь вернулись в горы, где стали ярыкчами-проповедниками. По донесениям полиции и миссионеров, они продолжали вести агитацию за отделение Алтая от России. Но теперь бурханизм считался разрешенной на Алтае верой, утверждался, несмотря на дикое сопротивление. Алтайцы

151. крепко держались за своих проповедников, а их депутаты защищали права в Государственной Думе... Отчаявшаяся православная миссия в дни мировой войны доносила в Петербург: "Алтайские язычники к войне безучастны. Больше чем успехи русского оружия их интересует, почему астраханский далай-лама Амур-сан не сделается птицей, чтобы

152. вылететь из ненавистного Омского острога". В 1916г. началось фактически восстание, когда русское правительство объявило мобилизацию алтайцев на тыловые работы, чего никогда раньше не было. Алтайцы приняли этот указ как ссылку и русификацию. Возникла паника самоубийств. Батраки с

153. радостью подхватили лозунг отказа от работы, стали гнать водку-араку и резать байских баранов. А баи им все это позволяли и даже отдавали им лошадей, чтобы организовать "сопротивление".

154. Все это в сопровождении бурханистских молений на горах. Революция 17 г. для алтайцев стала естественным продолжением их восстания и освобождения. Небывало высоко поднялись алтайские надежды. А с марта 17 года стали приходить письма из Монголии, чтоб готовили лошадей и приходу легендарного Освободителя. И ведь действительно: в марте Временное правительство опубликовало декларацию "О самоопределении народов России", которая была принята как прямое освобождение.

155. Во главе нац.движения стала интеллигенция. На первом съезде народов Алтая и Шории председателем был избран алтайский художник Куркин и была провозглашена земская самостоятельность Алтая и Шории. Почетным членом алтайского правительства был выбран Потанин. Зато митрополиту

156. Макарию, да, тому самому - "победителю" бурханистов был запрещен даже въезд на Алтай. Так кончилась здесь эра насильственной православной веры и русского царя, началось время Ойротской советской автономной области...

157. В Тюнгуре стоит памятник погибшим красноармейцам на фоне видной отсюда Белухи. В гражданскую войну Алтай держал сторону красных, принимая их как защитников своей "белой веры", своей

158. Ойротии. Парадоксальным образом, но в красном учении как-то реализовались и Беловодье русских крестьян, и Белый Бурхан алтайцев, и, видно, потому-то красные победили белогвардейцев.

159. Но недолго продержалось уважение красных к белой вере. Как и буддизм в "братской Монголии", бурханизм был задавлен коммунистическим атеизмом. Правда, само название Ойротия еще продержалось пару десятилетий, но толковалось уже лишь как

160. старое этническое название алтайцев, а после войны, еще при Сталине и оно было ликвидировано ... Но разве мечту народа можно уничтожить?

161. В Тюнгуре, у моста через Катунь, кончился наш машинный путь.

162. Купаемся, набираемся духа перед тяжелым трудом пешего хода.

163. Переходим мост, и перед деревенькой Кучерлой сворачиваем на дорогу вглубь гор. Голубенькую речку Кучерлу переходим через

164. ремонтируемый мост. А потом длинный путь по многоцветным сенокосным

165. лугам и полям - под палящим солнцем. Тяжеленько.

166. Кончается тракторная дорога, и мы выходим на склон. Радуемся встречным туристам. А вот записи из моего дневника: "Жарко. От

167. подъема душно. Устали. Я - до обморока, и Алеша был близок к нему. Витя тоже спекся. Два трогательных эпизода: Лида, бегущая ко мне с лекарствами по обрыву, от которого у нее до этого кружилась

168. голова, и Машечка, спешащая навстречу за моим рюкзаком". Остановились рано, часов в 6...

169. Рерих: "Раскинулась ширь Алтая, зацвела всеми красками зеленых

170. и синих переливов. Забелела дальними снегами. Стали травы и цветы в рост всадников. И коней не найдешь. Такого травяного

171. покрова нигде не видели. Поравнялся алтаец. Пугливо заглянул - что за новые чужаки в его сторону пожаловали? Махнул

172. плетью и потонул в звонких травах... Синее, золотое, пурпуровое...

173. Поражает сходство алтайцев с северо-американскими индейцами. Про доброго Ойрота все тут знают..."

174. 4-й день

175. Трудовой набор высоты. Встали в 7, а вышли в половине 9-го, еще

176. по холодку приятной тропой в густом лесу. Вчера встречная группа рекомендовала нам посмотреть наскальные рисунки. Их совет

177. оказался большой удачей. На небольшой скале полугрота недалеко от тропы разбросаны петроглифы зверей и даже людей. Недолго стояли мы там и медленно все рассматривали. Но как-то

178. сразу поход наш получил смысловое насыщение: путь из п.А в п.Б стал путешествием. Говорят, на Алтае много мест с такими тысячелетними свидетельствами... Первобытные знаки, сохранившиеся легенд, да названия рек и долин - опорные факты богатейшей истории зародившейся здесь алтайской семьи народов - скифов, финнов, тюрков и многих других...

179. Рерих: "Сколько народов принесли сюда свои лучшие созвучия и мечты. Вот одна из алтайских легенд: "А как выросла белая

180. береза в нашем краю, так и пришел белый царь и завоевал нас. И не захотела чудь остаться под белым царем. Ушла под землю и

181. захоронилась каменьями". На Уймоне показывают мне чудские могилы, каменьями выложенные - тут-то и ушла чудь подземная...

182. Так запечатлелось переселение народов.

183. И еще приведем одно тонкое замечание Рериха, глядя на произведение художника: "Смотрите и удивляйтесь: и книги, и картины, и песни, и танцы, и строения - все это на Востоке анонимно пускается по волнам мира?

184. Подумайте об анонимности творчества. В нем еще одна ступень возвеличения духа, за случайными пределами дней человеческой жизни. В этом еще один большой шаг ускорения человечества..."

185. 5-й день На следующий день в начале 9-го вышли на экскурсию к озеру, спрятав рюкзаки в кустах. И через два часа были

186. на месте. Солнышко борется с холодным ветерком, вздымает волны

187. на молочно-голубом Кочурлинском озере и вытекающей из него реки.

188. Веселые и здоровые дети. Для фото даже поболтались в холоднющей воде, градусов 10, не больше. А потом отдыхали, писали, читали Рериха:

189. "Начата картина: "Сосуд нерасплесканный"... Самые синие, самые звонкие горы. Сама чистота, как на Фалюте. И несет Он с горы сосуд свой"...

190. Как хорошо, что свои чувства можно выражать рериховскими словами: "Чистое беловодье! Звонки синие горы, белы вершины, ярки цветы и упоительно зелены травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чье сердце убоялось суровой мощи и красоты?

191. 17 августа смотрел на Белуху. Было так чисто и звонко, прямо Звенигород. А за Белухой кажется милый сердцу хребет Кунь-Луня, а за ним Тибет, "Гора божественной

192. владычицы" и сама "Владычица белых снегов". И все писанное и неписанное, сказанное и несказанное.

193. Именно здесь ждут Белого Бурхана и его благого друга Ойрота, имя которого приняла вся область. Чернеют входы в пещеры

194. глубокие, конца им не видно. И тайные входы в Тибет через Кунь-Лунь, Алтын-таг, через Турфан...

195. Между Иртышом и Катунью, через Богогорше по самому Ергору едет

196. всадник. Кует кузнец судьбу человеческую. Гроб Святогора на Сиверских горах. Сиверские горы - это Сумыр, Субур, Сумбыр, Сибирь-Сумеру - все одно... Это центр от четырех океанов. В Алтае на правом берегу Катуни -

197. гора, значение которой равно мировой горе Сумеру..."

198. 6-й день После перехода через туманный дождливый перевал

199. Кара-Тюрек мы благополучно спустились к одному из самых известных озер - Аккемскому.

200. Белесо-голубое озеро, в котором Белуха отражается в своей царственной близости - это лишь жидкое продолжение ее снегов и ледников.

201. Третий раз ставим мы здесь походную палатку, третий раз благоговейно застываем перед видом этого алтайского Божества, мировой горой Сумеру. Добирался ли до этих мест Рерих? - Из его

202. дневника не видно. Может, когда-то и стояла тут старообрядческая часовня на месте метеостанции или альплагеря... Но, во всяком случае,

203. белые воды Аккема он видел. Рерих: "В бывшей староверческой молельне. По стенам еще видны четырехугольники бывших икон. В светлице на стене красная чаша - Откуда? У ворот сидит белый пес.

204. Откуда? Белый Бурхан, есть ли он Будда или иной какой символ? В области Аккема следы радиоактивности.

205. Вода в Аккеме молочно-белая... Чистое Беловодье...

206. Белуха, эта Сумеру Азии, стоит белоснежная, свидетелем прошлого; поручителем будущего. Сибиряки не только любят Сибирь, они всегда стремятся к работе в ней, для сотрудничества..."

207. Утром, с возгласами "Здравствуйте - Гутен Таг!", мимо нас прошли альпинисты на восхождение. И опять мы встретились с немцами на

208. дорогах Алтая, на путях к высшим символам. И спять всплывает тема о давней, чуть ли не изначальной нашей близости с ними: от варягов до Маркса и лагерей ХX века... При всех различиях какая-то

209. совместная у нас духовная тяга. Придет ли время, когда и мы, и они успокоимся? Или мы вечные, навсегда - паломники и революционеры?

210. К нашему берегу подплывает заграничная надувная лодка в форме ладьи и приглашает кататься. Машечка и Алеша отплывают, а Машенька непреклонно остается за мольбертом. Эта древне-современная

211. ладья среди величественных гор еще больше вводит нас в рериховский мир и настрой...

212. К обеду вещи высохли, мы собрались и двинулись к Белухе, перейдя на правый берег Аккема. Нет, нашей целью не было восхождение и ее завоевание. Только подойти поближе к ее стене и подобраться с ночевкой к относительно простому перевалу "Дружба".

213. На этом подъеме по морене вдоль Белухина ледника кончается наш рассказ "Путями Рериха".

214. Более 60 лет назад он совершил свою алтайскую экспедицию к мировой горе, в беловодческую Сибирь и бурханистский Алтай. Для него это стало путем в Тибет и Индию.

215. А для нас? В чем смысл нашего знакомства с Рерихом на его алтайских - индийских дорогах? В его поисках восточной мудрости? Научиться бы его способности находить человеческое в совершенно разном, даже противоположном.

216. И даже в таком внешне далеком от него человеке, как Ленин. Сегодня для нас это может самый поучительный и важный пример мирного перетолкования ленинизма во имя будущего людей: "В великом Ленине поразительно отсутствует отрицание. Он вмещал и целесообразно вкладывал каждый материал в мировую постройку.

217. Именно это вмещение открыло ему пути во все части света. И народы складывают ленинскую легенду не только по прописям его постулатов, но и по качеству его устремлений. За нами лежат 24 страны, и мы сами в действительности видели, как народы понимают притягательную мощь Ленина. Друзья, самый плохой советник - отрицание. За каждым отрицанием скрыто невежество. И в невежестве

218. гидра контрэволюции! Знайте, знайте это без страха и во всем объеме. Когда жe, наконец, люди выйдут из туманных потемок мистики для изучения солнечной действительности? Когда же извилины пещеры сменятся сиянием просторов? - Ленин понимал это..."

219. Неожиданный факт новейшей истории: почти во всех буддистских странах Востока победил немалой кровью революционный коммунизм. Но в этом неожиданном союзе двух величайших мировых идеологий, древнейшей и новейшей, Рерих утвердил иное, ранее едва слышимое толкование ленинизма.

220. Надеждой на успешное преобразование нашего ленинизма в ненасильственное учение, начатое на Алтае Рерихом, мы и закончим свое путешествие к Белухе.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.